rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Стихотворение о Ростове

6007054
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
1158
2310
3468
13995
51034
75263
6007054

в среднем в сутки
2256


Ваш IP:54.157.61.68

Ветераны садятся за руль

9829 апреля  прошёл автопробег, посвящённый 63-й годовщине Победы. 17 автомобилей «Ока», которыми управляли либо ветераны Великой Отечественной войны, либо их родственники, проехали по маршруту РГУПС — Будённовский — Большая Садовая — Театральная площадь — площадь К. Маркса — Шолохова — РВИРВ. По ходу движения защитников Родины приветствовали преподаватели и студенты ростовских вузов. Корреспонденты «Ростова официального» не могли остаться в стороне — в свой «экипаж» нас принял ветеран войны, участник обороны Ростова полковник в отставке Николай Польшинский. 

Возвращение одной пушки

Незадолго до начала войны, в апреле 1941 года, Николай Иванович закончил Севастопольское училище зенитной артиллерии. Сразу после выпуска 20-летний лейтенант Польшинский был направлен в 485-й зенитно-артиллерийский полк и, как только была объявлена война, получил приказ — прибыть в Ростов-на-Дону для прикрытия железнодорожного моста.

— Наша позиция была на Верхне­гниловской, непосредственно в прямой видимости находился этот мост — единственный мост, который связывал европейскую часть Советского Союза с Кавказом и Закавказьем, — вспоминает Николай Иванович.

— Первый бой мы приняли 26 октября 1941 года, отразили несколько немецких атак. Потеряли две пушки из четырёх, одну из них окружили немцы — часть расчёта попала в плен, а часть погибла. Так закончилась наша противотанковая дуэль с немцами.

Впоследствии нам было приказано: эту пушку, хотя она была разбита, — обязательно вытащить с прифронтовой полосы и доставить в арсенал для ремонта. Мы поехали с командиром батареи, потом он выходит из машины и говорит: «Пойду в штаб, а ты подожди меня, я узнаю маршрут». Ушёл — и не вернулся. Я подождал, потом поехал дальше. Обстановка зловещая: дело было ночью, горел Ростов, немцы непрерывно освещали местность ракетами и периодически обстреливали. Мы прицепили пушку к нашему трактору, расчёт я отправил перебежками, по-пластунски, — короче говоря, пушку вытащили без потерь.

— А куда делся командир батареи, неизвестно?

— Известно… Дело в том, что из всего полка только наш дивизион стоял в Ростове, а все остальные — в Краснодаре. Командир батареи отправился туда, в Краснодар, и сказал, что он нас похоронил, а батарею разбили. Его приняли как героя, подлечили в госпитале, а весной 1942 года приезжает командир полка Аникин — и выясняется, как всё было на самом деле. После того, как комполка уехал, мы вскоре получили сообщение, что нашего сбежавшего «попутчика» судил трибунал. Его расстреляли как паникёра и изменника Родины.

Развлечение «мессершмита»

— Во время обороны Армавира меня послали на задание, — продолжает Нико­лай Иванович. — Возвращаюсь — никого нет, батарея снялась с позиции ночью и ушла. Что делать? Думаю, может, в Арма­вире всё-таки ещё остался штаб, надо туда добираться. Попросил у колхозника лошадь, выехал — небо прозрачное, чистое-чистое! Вдруг показался немецкий патрульный самолёт — «мессершмит-109». Разворачивается — и ко мне. Я с лошади спешился, укрылся в кустарнике. Немецкий лётчик, видимо, ради развлечения решил меня попугать. Раз пролетел — обстрелял, второй раз — то же самое, а на третий раз просто помахал мне крыльями и улетел. Выхожу из своего укрытия, а лошади след простыл. Спустился в лощину, в одном из домов меня накормили, пришло время двигаться дальше. Стал на дороге — едет машина. Ну, думаю, если не остановится, то придётся стрелять по покрышкам. Но водитель остановился — оказалось, именно за мной его и выслал наш командир дивизиона.

…Несколько слов о заботе государства

Известие о Победе Николай Поль­шинский встретил в Москве на Красной площади — в то время он уже был слушателем Высшей военной школы противовоздушной обороны. После войны продолжил карьеру профессионального военного. В 1957 году маршал Жуков присвоил ему звание полковника. Николай Иванович уволился в запас в 1974 году, но с тех пор не сидит, сложа руки. Он является заместителем председателя Совета ветеранов Железнодорожного района Ростова-на-Дону. Ордена и медали в несколько рядов да недавно полученный автомобиль «Ока» — вот, пожалуй, и всё, чем отметило государство его заслуги.

— Николай Иванович, как вы оцениваете отношение нашего государства к тем, кто защищал его рубежи?

— Удовлетворительно, не более того. Ведь некоторые льготы были почему-то отменены. Например, раньше ветераны имели право один раз в год бесплатно ездить в любой конец страны. Теперь мы такой возможности лишены.

— Я своим отцом горжусь, — включается в разговор сын Николая Ивановича, полковник Сергей Польшинский. — Но вы знаете, к нам как-то приезжали немцы, отец одного из них принимал участие в Сталинградской битве — с немецкой, естественно, стороны. Так вот, как стало ясно из нашего общения, проигравшая сторона — то есть люди, которые несли нам разрушение и смерть, — живут сейчас в сотни раз лучше наших ветеранов. А у нас… У нас весь этот пафос начинается ближе к празднику, а потом сходит. Сейчас ветераны выслушают много речей, и на этом всё закончится. Дайте им хотя бы напоследок пожить достойно, чтобы они в полном объёме ощутили на себе заботу государства.

№19 (702) от 6 мая 2008 года «Ростов Официальный» 
.