rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Стихотворение о Ростове

5198827
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
720
3951
42979
21796
78860
101105
5198827

в среднем в сутки
4704


Ваш IP:54.161.100.24

Юрий Жданов: Мы должны ощутить себя великой страной

26Наш собеседник — один из самых известных ростовчан, член-корреспондент Российской академии наук, председатель Северо-Кавказского научного центра высшей школы Ю.А. Жданов. И разговор во время нашей встречи шёл о проблемах, которыми патриарх отечественной науки занимается всю жизнь и которые приобрели неожиданную, особую  остроту в начале нового века

Киплинг был неправ

— Юрий Андреевич, ещё 15-20 лет назад трудно было предположить, что мир так круто изменится, и не в безопасную сторону. Сводки международных новостей открываются сообщениями о боях и террористических актах. На днях крупнейшая московская газета назвала происходящее началом третьей мировой войны между исламским Востоком и христианским Западом. По мнению газеты, в этой войне Россия должна выступить на стороне более близких нам по цивилизованности и вероисповеданию США.

— Прежде давайте определимся, о каких США идёт речь? Есть любимая мною с детства Америка Марка Твена и Джека Лондона, есть великая страна Бенджамина Франклина, Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна, Гиббса и Эдисона, которую я всегда готов поддерживать.

Но была и существует и другая Америка. Ещё Пушкин, изучавший её историю, охарактеризовал знаменитую американскую демократию, как цинизм и тиранию, начавшуюся с истребления коренных жителей и эксплуатации миллионов чернокожих невольников. Кстати, Россия, которой тычут в глаза крепостным правом, покончила с ним раньше, чем США — с рабовладением.

Впрочем, дело не в этом. А в стремлении ряда сегодняшних западных политиков навязать теперь уже всему миру свои порядки. Агрессия в Косово, теперь Ирак, который министр обороны США пообещал «вбомбить в средневековье» — чем не продолжение испытанной ещё на индейцах доктрины?..

— Но кто из политиков без греха? То, что американцы наломали немало дров, признают даже их горячие сторонники. Но коль скоро остаться над схваткой России не удастся, наши западники настаивают, что из двух зол нужно выбирать меньшее…

— А на каком основании делать этот выбор? Насколько сложен, многослоен Запад, настолько же и исламский Восток не является чем-то геополитически и конфессиально целым.

 В восточном мире есть фундаменталистские течения, но есть и многое другое, в том числе более древняя, чем западная, цивилизация и великолепная культура. Фирдоуси, Низами, Навои, Хайям, Ибн-Сина (Авиценна) — этими именами может гордиться всё человечество.На моём рабочем столе рядом лежат Библия и Коран. Не перестаю удивляться, сколько общего у христианских заповедей и мусульманских норм! Отказать в гостеприимстве путнику или заниматься ростовщичеством, например, считается по Корану тяжким проступком. В этом смысле можете считать меня тоже мусульманином.

Как же поворачивается у кого-то язык говорить о неизбежности войны Востока и Запада? Это пропагандистский пиар, причём грубо выструганный, не имеющий никакого отношения к взаимоотношениям двух великих цивилизаций, которые связывает гораздо большее, чем разъединяет.

— А как же Киплинг с его знаменитыми строками: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись!»?

— Я отвечу на это строкой из Гегеля: «У каждого предмета есть своя западная и своя восточная сторона».

  Они диалектику учили не по Гегелю

 — Но ведь жизнь как будто доказывает правоту Киплинга. В декабре исполнится уже 10 лет с начала первой чеченской кампании, но там и сейчас продолжают греметь взрывы. И попытки американцев установить в Ираке демократические, гражданские свободы не имеют успеха…

— Пока Хусейн устраивал американцев, они не только не пытались его устранить, но и всячески поддерживали, например, в многолетней бессмысленной войне с Ираном. И эту свою приверженность двойным стандартам западные политики даже не пытаются особенно скрыть. Как сказал один президент США по поводу другого, центрально-американского диктатора: «Сомоса, конечно, сукин сын, но он наш сукин сын!».

Что же касается Чечни и в целом Кавказа, то попытки противопоставить их России высасываются из пальца. У меня там было и остаётся очень много друзей. Таких, каким был Махмуд Эсамбаев, блистательно исполнявший не только чеченские танцы, но и мировой хореографический репертуар, или знаменитые братья Хусейн и Михаил Залихановы. Последний из них сегодня — всемирно известный учёный, академик, депутат Государственной Думы Российской Федерации.

Я очень надеюсь, что на Кавказе подрастает молодёжь, которая тоже сможет найти и сполна реализовать себя в мирной созидательной жизни, что вместе с последними наёмниками исчезнут и разговоры о злосчастном ваххабизме, имеющим к Кавказу и настоящему исламу самое отдалённое отношение.

— Наверное, с вашим мнением согласятся не все. Нас постоянно запугивают призраком Кавказской войны…

— Да разве только им? Уже сколько лет со страниц газет и телеэкранов русским людям вдалбливается тезис об их ущербности, неполноценности, исторической вине перед вся и всеми. Если царская Россия была «тюрьмой народов», в том числе кавказских, то Советский Союз — «огромным ГУЛАГом». Великую Отечественную мы выиграли только потому, что завалили немцев трупами своих солдат, в космосе оказались первыми по чистой случайности, а «тоталитарная империя», как именуется СССР, являлась пугалом всего прогрессивного цивилизованного мира.

Но вот уже 13 лет, как мы расстались с тоталитарным прошлым, и почти весь этот период страну носит по волнам экономических кризисов и межнациональных конфликтов, а смертность населения превышает рождаемость. И никакой демократии у нас не было и по-настоящему пока ещё нет. А есть либерализм, который я бы назвал идеологией торжествующего мещанства.

Это отнюдь не российское ноу-хау. В своё время Герцен, анализируя историю буржуазного движения во Франции в 40-х годах ХIХ века, писал: бедные мещане захотели превратиться в богатых мещан. И что же выиграли от этого французы? После эпохи Наполеона страна терпела поражения на всех фронтах, и в обеих мировых войнах уцелела только благодаря помощи союзников, в том числе русских.

В России подмена понятий демократия-либерализм проявилась особенно ярко. И приход в политическую и экономическую элиту во многом случайных людей привёл к непростительной некомпетентности и безответственности. Это какой же большой ум и опыт нужно было иметь, чтобы не только с лёгкостью раздарить плоды многолетней работы советской дипломатии, но и отдать территории, ставшие российскими ещё триста лет назад, порты Балтийского и Чёрного морей, без которых невозможно выходить на мировые рынки!

И если бы сейчас воскрес Пётр I, он бы воскликнул: «Где моя держава? Где великая страна, которую я создал? Развалили? Какие же вы после этого россияне?!»

Чеченский конфликт тоже на совести политиков, отдавших в 1991 году республику на разграбление бандитам, которым ещё и помогли вооружиться из советских арсеналов. Кто-то, видно, рассчитывал заработать на всём этом политические и коммерческие дивиденды, как американцы на Ираке. Но те, по крайней мере, не сдавали так беззастенчиво своих. А в результате Хасавюртовского соглашения, явившегося частью предвыборной кампании Ельцина в 1996 году, были преданы не только армия, у которой украли победу, но и тысячи чеченцев, поддержавших восстановление конституционного порядка.

— Но ведь и большевики совершали серьёзные ошибки в национальном вопросе. Не хочется цитировать одного не очень уважаемого нами современного политика, но разве он не прав, назвав национально-территориальное размежевание страны на союзные и автономные республики миной замедленного действия, сработавшей в 1991 году?

— Все события следует оценивать в их историческом контексте. В начале ХХ века во всём мире происходил всплеск национально-освободительного движения. Рухнула Оттоманская империя, начала трещать Британская…

В этих условиях отказывать народам бывшей Российской империи в праве на самоопределение было бы по крайней мере нелогично. Мало того, именно такая политика позволила в итоге остановить и преодолеть процессы национальной и территориальной дезинтеграции, начавшиеся отнюдь не при Ленине, а при Керенском и ещё раньше. И уж, наверное, в этом подходе было больше здравого смысла и ответственности, чем в ельцинском: «Берите столько суверенитета, сколько можете унести!». Спору нет, и общественно-политическая, и экономическая сфера страны нуждались в реформах. Но многих потрясений можно было избежать.

— Почему же был выбран не лучший, как вы считаете, путь развития? Оппозиция видит за всем этим происки мирового империализма. Но, простите, Ельцина или Козырева нам не из-за океана привезли. Что-то непонятное, негативное происходит внутри страны и самих нас.

— Я называю это кризисом разума. Наш главный враг — не международные терористы, не агенты влияния, а поразившая общество болезнь невежества. Уроки истории и добывавшиеся в течение веков знания забываются. Учёные и профессионалы были потеснены дилетантами, у которых не было за душой какой-либо теории или выстраданного учения, а всё больше идеологические агитки: вот проведём приватизацию, введём свободный рынок, частную собственность на землю и т.п., и все проблемы сами собой решатся, а мы будем кататься, как сыр в масле.

Эти люди не читали не только Гегеля и Маркса, писавших об опасности фетишизации частной собственности и эксплуатации человека человеком. Похоже, им незнакомы и работы современных буржуазных философов и экономистов о социальной ответственности государства перед обществом и о рычагах, которыми оно регулирует рыночную экономику.

Вместе с административно-командной системой были разрушены, остановлены тысячи заводов, наконец, утрачены космические позиции страны, где она была первой в мире. Если же говорить о донском крае, то по сути поставлен крест на Восточном Донбассе, едва жив «Ростсельмаш». А недавно услышал, что из 450 тысяч гектаров орошаемых земель Ростовской области осталось чуть более половины. Куда подевалась остальная часть поливного клина? Землю просто забросили…

— Но, может быть, вместо того, чтобы тратить миллиарды на космос, лучше и впрямь осваивать землю, обустраивать быт людей?

— Не стоит противопоставлять одно другому. Без мощной научной, промышленной, строительной базы ни ракеты в космос не пошлёшь, ни быт не обустроишь. В своё время было сказано: «Мы отстали от передовых стран на пятьдесят-сто лет. Либо ликвидируем это отставание за 10-15 лет, либо нас сомнут!» А сейчас много охотников прожить на нефти и газе. Но ведь это чисто паразитические существование, «потребительство, которое вырождается в истребительство», как писал великий Менделеев.

А либерализм — это и есть идеология потребительства. Часто ли показывают сегодняшние СМИ человека труда? Его нет! Зато навязчивая реклама с утра до глубокой ночи убеждает: «Бери от жизни все!». Именно так — не давай, а бери!..

— И не думай ни о чём, потому что «Тефаль» думает о нас», а, возможно, уже и за нас. Впрочем, на Западе, кажется, смотрят на такие вещи проще и не делают из всего этого драмы.

— К сожалению, мы зачастую импортируем оттуда далеко не лучшие, чисто внешние черты демократической атрибутики. Уже хрестоматийной стала фраза, что демократия — это не свобода хапать, не вседозволенность. Но это ещё и не общая гребёнка, под которую должно стричь весь мир. При общности гуманитарного начала в Библии и Коране, Талмуде и буддистском вероучении у каждой конфессии, каждого народа своё мироощущение, свои ценности и запреты.

Только невежи не понимают этого. И только слепцы считают универсальным идеалом западный образ жизни с его мессианством и культом вещизма благом для России, имеющей свой собственный путь и свои ценности.

 Русская идея: не подчинять, а объединять!

— Однако Россия повернула своё лицо в сторону Запада не вчера и не сегодня. А ещё во времена Петра, прорубившего «окно в Европу».

— Сегодня не любят вспоминать Чернышевского. А он писал: «Пётр I не был западником. Запад ему нужен был для того, чтобы создать хорошую армию, чтобы были сукно, шинели. Чтобы были пушки, снаряды, дисциплинированный военный строй, тактика». Но вместе с тем Пётр многое заимствовал и на Востоке, не случайно он бывал на Каспии, в Баку, устроил поход в Персию. То есть он «рубил окна» и в Европу, и в Азию.

И, конечно, царь-реформатор и «птенцы гнезда Петрова» не разбазаривали, а преумножали российские земли. При этом распространение молодой державы на Запад и Восток было в основном мирным, а сама российская история, начиная ещё с времен Древней Руси, отнюдь не изобиловала дикостью и жестокостями, как это подавалось до последнего времени и зачастую подаётся сейчас.

— Недавно газеты и телевидение как свежую сенсацию преподнесли «новость»: оказывается, Иван Грозный, которого у нас и на Западе называют Иваном Кровавым, казнил за все 30 лет своего царствования в четыре раза меньше людей, чем погибло за одну Варфоломеевскую ночь во Франции. Да и английский король Генрих VII куда меньше, чем он, церемонился с противниками, однако его считают вполне нормальным для своего времени правителем. Тогда как Россию именуют заповедником варварства.

— А знаете, кто и когда первым ввёл в обиход это слово — варвары? Древние греки, причём в тот момент, когда они, не сумев преодолеть античную ограниченность, стали утрачивать влияние на соседние народы — быстро развивающиеся, создававшие свои самобытные культуры и религии.

Россия тоже была для Запада непонятной, стремительно разраставшейся, жившей по своим законам и по этой причине «варварской» страной. Потомки привыкших орудовать огнём и мечом бродяг-крестоносцев, не пощадивших в походах и православный Константинополь, недоумевали: откуда взялась эта страна, как смогла она покорить такие огромные пространства?

А русские не покоряли, а собирали свою землю. Являясь, как сейчас говорят, титульной нацией, они не стремились истребить или поглотить своих соседей, как это делали франки в Западной Европе или позже колонизаторы в Америке. Примеров тому история знает массу. Когда тот же Иван Грозный взял Казань, тысячи татар приняли московское подданство, сохранив при этом не только своё имущество, но также вероисповедание и обычаи. А из семей остзейских баронов черпались отборные кадры офицеров русской армии. Наконец, вспомним Великую Отечественную войну, когда сотни тысяч представителей самых разных народов в боях за нашу общую великую Родину покрыли себя неувядаемой славой.

И, конечно, ни Российская империя, ни СССР не были колониальными державами западного образца, где метрополии жили и развивались за счёт окраин. Современнейшие порты в Прибалтике, оросительные каналы и университеты в Средней Азии, поднятая целина и Байконур в Казахстане — разве такое наследство оставляют за собой колонизаторы?

Не случайно на просторах нынешнего СНГ вновь ожили, заработали интеграционные процессы. Пусть на принципиально новой основе, как отметил на недавней ташкентской встрече Владимир Путин, но мы «обречены» на интеграцию.

И успех этого процесса в первую очередь будет зависеть от нашей страны и от русского народа, являющегося основателем российской государственности. От его экономического и духовного возрождения, преодоления настойчиво навязываемого нам «комплекса вины», инфантильности и неверия в свои силы.

— Нечто подобное, как пишет историк Лев Гумилёв, произошло с нашей страной в ХIV веке. Когда русские и другое население раздробленных и разорённых земель вдруг «проснулось» и, сплотясь вокруг Москвы, отбило и орды восточных кочевников, и западных крестоносцев. Но как появилась эта сплотившая всех идея, историки могут только догадываться. А попытка Ельцина заказать разработку современной национальной идеи группе приближённых учёных окончилась ничем, о ней уже успели все забыть.

— Да и не надо заумничать, что-то искусственно изобретать. А нужно прежде всего знать историю своего народа и уроки истории.

В русских людях сочетается необычайная широта, размах души и следование библейским заповедям. Им на роду написано быть первопроходцами, будь то бескрайние просторы Сибири или космические дали. Но при этом, повторю, им глубоко чуждо агрессивное мессианство, стремление навязывать другим свои порядки. И русская, российская идея, как я уже писал в своих работах, является национальной по форме и интернациональной по содержанию. Где одно не противоречит другому, а дополняет его и вместе с ним составляет сущность подлинного патриотизма.

— Который кое-кто считает ругательным словом и синонимом шовинизма, приводя поговорки типа: «Патриотизм — последнее прибежище негодяев»…

— Так думать и говорить могут только невежественные люди. Каждый из нас является индивидуумом, но вместе с тем и человеком, т.е. существом универсальным. И между этими двумя «полюсами» находится то, что составляет его особенность — принадлежность к определённому этносу, нации, государству. Отношение к ней, своего рода связующий мост между двумя «полюсами», и есть патриотизм.

«Голенький» индивидуум скучен и ограничен, ибо видит смысл своего существования в удовлетворении исключительно собственных потребностей. Отсюда и культ потребительства, оголтелая пропаганда индивидуализма, высокомерное отношение к другим странам и народам, отчего спустя почти 60 лет после окончания Второй мировой войны в мире снова пахнет порохом.

Тогда как патриотизм — совершенно другое отношение к себе и к окружающему миру. Есть даже выражение: «Свой народ можно по-настоящему любить только тогда, когда любишь другие народы».

Для нас, граждан нашей страны, нашего Отечества, патриотизм — это прежде всего знание своей истории и уважение к ней. Ещё академик Павлов призывал «знать великих людей своей страны, которые создавали её славу и значение». Таких, как Пётр I и Ломоносов, Пушкин и Толстой, Вернадский и Достоевский, Горький и Шолохов, Чехов и Менделеев.

При этом важно знать не только их имена, но и что они сделали. Про Менделеева в школах учат, что он создал периодическую систему элементов. Да не просто систему, а всеобщий закон развития вещества во Вселенной, которому подчиняются все метеориты и планеты, звезды и галактики! То есть он был величайшим учёным, принадлежащим всему человечеству. И при этом являлся российским патриотом, первым заговорившим о необходимости индустриализации страны.

А полёт Гагарина? Этому достижению отечественной науки и русского духа рукоплескал весь мир. Что лишний раз доказывает: настоящий патриотизм, как любовь к своей стране и стремление к её благу, служит всему человечеству.

Если же говорить о русской культуре, то глубокий патриотизм её связан с уважительным восприятием культур других народов. Под пером Пушкина рождались «Цыгане» и «Бахчисарайский фонтан», «Дон Жуан» и «Моцарт и Сальери», поэт живо интересовался не только историей Пугачёвского бунта, но и историей Америки, был поклонником Байрона, Вольтера и Дидро.

И Шолохов, написав «Тихий Дон», не случайно «выбрал» для бабушки Григория Мелехова национальность турчанки. Это внутренняя, на уровне генов особенность нашего мировосприятия и патриотизма — не отгораживаться от других народов, их культур и обычаев.

— О чём, наверное, вдвойне важно помнить нам, живущим на юге России, представляющем собой вместе с соседним Кавказом уникальный «мост» между Востоком и Западом, не имеющий аналогов во всём мире регион с колоссально богатой историей и культурой…

— Действительно, это удивительная полинациональная, поликонфессиональная зона, с которой связаны и все важнейшие этапы развития мировой культуры. Танаис — древний античный город. А легендарный Прометей где родился и совершил свой подвиг? На Кавказе! А грузин Шота Руставели и азербайджанец Низами Гянджеви Абу Мухаммед Ильяс ибн Юсуф — это такие же великие деятели Ренессанса, какими были в Италии Микеланджело и Леонардо да Винчи.

Недавно мы начали работу над многотомной историей культуры народов Северного Кавказа, первый и второй тома уже написаны. К сожалению, издать их нет никакой возможности, поскольку ни к этому труду, ни в целом к деятельности СКНЦ ВШ, объединяющего учёных всего нашего многонационального федерального округа, Москва не проявляет никакого интереса. За все последние годы — ни одного вопроса из Министерства образования РФ, ни одного предложения, ни одной, наконец, претензии или требования — полнейшее безразличие.

Впрочем, это не так уж удивляет, если учитывать общее нынешнее отношение к образованию и культуре. Откуда такое пренебрежение к собственной истории и традициям? Неужели непонятно, что ценой оболванивания народа нельзя купить пропуск в цивилизованный «рай», разве что для кучки «избранных». И что у России есть свой путь, своя национальная идея и свои выстраданные ценности, которых нужно не стыдиться, а, наоборот, знать их и гордиться ими!

  У опасной черты

 — Судя по всему, в вас говорит скорее не оптимист, а пессимист. Но ведь в последнее время в жизни России происходят серьёзные изменения, и всё больше людей, в том числе высокопоставленных политиков, не стыдятся называть себя патриотами и государственниками.

— Главное ведь, чтобы за словами обязательно следовали дела. А мы пока что только начали выбираться из ямы экономического и духовного кризиса.

Беспокоят и события в окружающем мире. Якобы уже начавшаяся война между Востоком и Западом — это, конечно, миф, но полным ходом идёт затронувшая всё человечество война между разумом и невежеством, и последнее, увы, берёт в ней верх. Не потому ли считающая себя цитаделью мировой демократии страна позволяет себе по-ковбойски поигрывать мускулами в разных концах света?

Свертывание международных антивоенных движений, общий кризис культуры — всё это заставляет вспоминать о зловещем Апокалипсисе, который предсказывали наши предки. И не нужно тешиться розовыми иллюзиями, что всё само собой рассосётся. Сейчас, когда мир так изменился и продолжает стремительно меняться, человечество спасут только разум, знания. И, конечно, настоящий патриотизм, любовь к своей Родине и понимание ответственности за происходящее во всём мире.

— Не будем давать советы политикам, поговорим в заключение о том, что может сделать каждый из нас. Недавно «Ростов официальный» рассказал о прошедшем в нашей области необычном мероприятии — «Каяльских чтениях», посвящённых замечательному памятнику русской литературы и культуры — «Слову о полку Игореве». Съехавшиеся на берег Калитвы-Калки сотни гостей со всех концов России, включая Чечню, и стран СНГ вспоминали те самые уроки истории и говорили о необходимости не повторять былые распри, а жить добрыми, уважающими и помогающим друг другу соседями. И о том, что именно многонациональная Россия и сопредельные государства могут показать всему миру пример мирного взаимообогащающего существования разных народов.

— Вы отчасти сами ответили на вопрос, что делать. Отказаться от нигилизма в отношении собственной истории, заискивания перед «богатыми соседями» и начать созидать, строить, ощущать себя великим народом и быть им. Особых поводов для оптимистичных прогнозов сегодня нет. Но у России слишком большой запас прочности и потенциал, чтобы её можно было похоронить. Тем более, это стало бы трагедией и для всего остального мира.

30 июня 2004г., РО.
.