rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

ПОЧЕМУ ШОЛОХОВ НЕ ЛЮБИЛ ИНСЦЕНИРОВОК…

В творческом арсенале Шолохова нет пьес. Пьес нет, а спектакли, созданные на основе инсценировок его рассказов и романов, вписали самые яркие страницы в биографию и становление отечественного театра. Писатель же никогда не изменял своей любимой прозе: «…Я не театрал,- утверждал он сам. - «Очевидно, поэтому единственный раз в жизни размахнулся написать пьесу, да и то не написал. Хотя В. И. Немирович-Данченко еще до войны довольно усердно уговаривал меня: «Что вам стоит, при вашем владении диалогом, пьесу написать». Я же нет - я не Чехов».

Более того, М.А. Шолохов негативно относился к попыткам инсценировать его прозу. «Те потери, которые понесла бы при этом книга, не в силах искупить никакой зрительский успех», - таково было убеждение писателя. А вот в ранней юности он пытался и писал для сцены.

518Известно, для Каргинского станичного народного театра делопроизводитель Миша Шолохов сочинил несколько агитпьес на тему гражданской войны, среди которых были «Генерал Победоносцев» и «Необыкновенный день». В 17-летнем возрасте он и сам выходил на сцену, где играл в спектаклях по пьесам Чехова и Островского.

В 1934 году на страницах «Комсомольской правды» Шолохов рассказал о своих кратких драматургических замыслах: «Сначала я сам предполагал переделать для театра роман «Поднятая целина», но потом отказался от этой мысли и решил создать оригинальное драматическое произведение, тоже на колхозном материале. Такую пьесу я даже начал… В моей будущей пьесе меня интересует крестьянин в коллективизации, его психология, показ людей в колхозе. Время действия пьесы - первые годы коллективизации». Пьесу писать начинал, но… «отложил ее ради «Поднятой целины» и до окончания «Тихого Дона».

В апреле 1965 года Михаил Александрович сообщал: «Думаю закончить роман «Они сражались за Родину». После этого попробую свои силы в драматургии. Кстати сказать, в этом жанре у нас далеко не все в порядке. Мало хороших пьес о современнике, на которых можно было бы воспитывать нашу молодежь».

Однако Шолохов ни драматургом, ни актером не стал и не пришел в театр. Но на сценические подмостки, в оперу и кинематограф пришли его произведения.

Начало сценической истории связано с главным режиссером театра имени Ленинградского совета профессиональных союзов (ЛОСПС) А. Винером. Известен этот театр был тем, что его худрук, убежденный последователь Вс. Мейерхольда, искал материал для постановок не только среди новых пьес, а в книгах писателей-современников.

И в 1933 году Шолохову понравилась инсценировка, сделанная этим режиссером. «Я - за пьесу Винера, - писал Михаил Александрович. - За вычетом ряда мелких недостатков и несколько неудобного конца, пьеса хорошо и умело сделана…».

Спектакль критикой был встречен довольно прохладно, в отличие от следующей постановки «Поднятой целины» в московском театре-студии под руководством Рубена Симонова.

В конце 1933 года «Поднятая целина» появилась на афише Новочеркасского городского драматического театра. Два года спустя этот спектакль поставили заново и с другими исполнителями.

В 1934 году зрители увидели «Поднятую целину» в Миллеровском городском театре (был такой). Режиссеру Ланге Шолохов даже помогал и внес ряд существенных изменений в инсценировку.

В 1936 году герои романа появились на сцене Ростовского ТРАМа. В театре рабочей молодежи его участниками были Петр Лобода и Виллиан Шатуновский, которые позже играли в спектакле драматического театра имени М. Горького, где соответственно создали образы Деда Щукаря и Устина Рыкалина.

519В этом же году по инициативе самого Шолохова в станице Вешенской был создан Театр колхозной казачьей молодежи. Здесь был написан собственный вариант инсценировки, подготовленной вместе с автором «Поднятой целины».

До войны лишь однажды Михаил Александрович принял предложение инсценировать «Тихий Дон». Это было осенью 1936 года. Художественный руководитель (тогда) Ростовского драматического театра имени Максима Горького Ю. Завадский заявил: «Масштабы и возможности колоссального Ростовского театра подсказывают нам необходимость спектакля монументального, спектакля больших масс и больших страстей. Такой спектакль мы хотим создать к двадцатилетию Великой пролетарской революции на материале «Тихого Дона».

Михаил Александрович все же дал свое разрешение на новую инсценировку, пожелав сам корректировать все этапы работы. По каким причинам не состоялась эта работа, осталось неизвестным.

То же самое произошло и в Малом театре. За инсценировку брался сам Борис Бабочкин. Названа она была «Диалоги романа М.А. Шолохова «Тихий Дон». Пьеса охватывала 35 эпизодов третьей и четвертой книг романа. Были даже распределены роли. Но что-то и здесь помешало.

Такую же участь пережил и замысел еще одного выдающегося деятеля - Николая Охлопкова. Он захотел поставить роман в 1964 году. Ему помешало сначала его недомогание, потом смерть.

Злой рок и далее преследовал произведения, созданные по романам Шолохова. Позже эту инсценировку хотел поставить Борис Равенских, но ему тоже помешала смерть.

В Ростовском драматическом театре имени Максима Горького только в 1963 г. появился спектакль по инсценировке Петра Демина, сделанной впервые по второй части романа «Поднятая целина». Режиссером спектакля был художественный руководитель театра Энвер Бейбутов.

Шолохов приезжал и смотрел репетиции. Сохранились конспекты, сделанные драматургом Александром Суичмезовым, присутствовавшим на этой встрече: «Я понимаю Ростовский драматический театр, - говорил писатель, - у нас жалуются на мелкотемье, бестемье в драматургии, а ведь без большой народной темы театр просто не может существовать, не должен… Я боюсь, страшно боюсь на сцене всякой имитации под жизнь, представленчества, «лицедейства», даже если в голосе актера проскользит фальшь, и тогда нарушается ощущение правды жизни…

…Что я прошу? Я прошу передать дыхание земли, ее аромат, как и дыхание романа… Стоит ли ставить спектакль? Да, стоит. Но чтобы это был спектакль большой, достойный всесоюзной сцены».

По сию пору, несмотря на то, что история инсценировок Шолохова насчитывает уже более 70 лет и есть на этом пути крупные удачи, проблема сценического воплощения творческого наследия писателя пока еще не решена в полной мере.

23.06.2006г., НВ.
.