rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

«Шолохов не был гурманом…»

На обеде к Шолохову обратился голливудский режиссёр:

— А вы знаете, я читал отрывки из ваших произведений.

— Очень тронут, — ответил Шолохов. — Когда ваши пьесы будут идти в Советском Союзе, я с удовольствием посмотрю отрывки из них.

Эту историю Людмила Фоменко слышала от самого писателя. Она, старейший работник ресторана «Московский», в прежние годы обслуживала Шолохова.

Немногословный писатель

— Он в Ростов часто приезжал, — вспоминает Людмила Ивановна. — В гостинице «Московская» за ним был закреплён 213-й номер. Там Шолохов принимал зарубежных гостей, но сперва они обедали в ресторане…

О предстоящем визите было известно заранее. А в день приезда писателя для обычной публики ресторан был закрыт. Сюда можно было попасть только по личному приглашению писателя.

— Несмотря на богатое разнообразие донской кухни, Шолохов никогда гурманом не был, — продолжает Людмила Ивановна, — а предпочитал простую пищу. Щи, уху по-казачьи. Любил вареники с картошкой или грибами. Когда он бывал в ресторане, то на кухне все друг у друга переспрашивали: «Понравилось ли блюдо Шолохову?», «Что он сказал о варениках?» Но писатель был немногословен. Конечно, благодарил, но мнением не делился.

Донские рассказы

— В конце 1960-х Шолохов принимал в Ростове очередного английского писателя, — продолжает Людмила Ивановна. — Был май, и встреча проходила не в гостинице, а на выездной даче — в районе нынешней БСМП, на берегу Темерника. И вот официальная часть закончилась, англичанин уехал, а Шолохов пригласил за стол весь обслуживающий персонал и стал рассказывать о жизни в станице. Я мало что запомнила, но все гости катались от хохота. Например, Шолохов вспомнил, как казаки уехали из Вёшенской на несколько дней, а одна станичница тем временем изменила мужу. Но вскоре её замучила совесть, и она решила во всём сознаться. Вышла, зарёванная, за хутор и ожидает мужниного возвращения. Когда, наконец, он появился, то женщина не успела упасть на колени. Муж это сделал раньше. «Прости меня, любимая», — говорил он, обнимая её.

АиФ на Дону, выпуск 51 (711) от 19 декабря 2007 г.
.