rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

ЧЁРНЫЙ СПИСОК НА ЧЁРНОМ ТЮЛЬПАНЕ

315Порядка 3 тысяч донских ребят прошли Афган, каждый девятый не вернулся, ростовчан среди них — 49. Но до недавнего времени в городе не было памятника погибшим на той войне. Воинам-интернационалистам в целом – да, а конкретно афганцам – нет. Хотя камень с надписью «На этом месте будет построен памятник…» установили на улице Комарова ещё в 1986 году. Стараниями председателя городской организации инвалидов войны в Афганистане Виталия Максакова памятник всё же построили, но судьба его оказалась сложной. Помимо решения чисто финансовых проблем (ни город, ни область не выделили на строительство ни копейки), «афганцам» пришлось воевать с чиновниками, которые утверждали, что этот памятник городу не нужен...

Предыстория

Каждый год 9 мая ростовские парни, прошедшие Афган, собирались на набережной под Ворошиловским мостом. Этакая встреча «в шесть часов вечера после войны». Там же первоначально и планировалось установить памятник погибшим в Афгане, по этому поводу велись переговоры с городской администрацией. Сначала чиновники вроде бы пошли навстречу, но потом выяснилось, что это место уже облюбовал ростовский предприниматель с целью построить кафе. В общем, «афганцам» дали от ворот поворот, правда, пообещали выделить другое место, тоже на набережной. Но история повторилась…

Впоследствии общий памятник всем воинам-интернационалистам – рассечённая пятиконечная звезда, на гранях которой выбиты имена погибших в различных войнах — был построен на пересечении проспекта Стачки и улицы Зорге. Но, во-первых, место выбрали весьма неудачно (чтобы понять замысел автора, на памятник надо смотреть сверху, а этого не получается), а во-вторых, «афганцы» хотели «свой» памятник.

— Ещё давно, во время одной из ежегодных встреч, мы с ребятами поклялись, что памятник нашим товарищам будет, — рассказал «7С» Виталий Максаков. — А поскольку камень на Комарова заложили ещё до нас, решили там и строить.

Боевая «маршрутка» пехоты

Проект памятника разработал сам Максаков. Основной его элемент — зависший над землёй БТР. По словам автора, эта машина выбрана не случайно: в Афганистане она была вместо «маршрутки» — перевозила людей, грузы. Эта «рабочая лошадка» присуща всем родам войск и поэтому избрана неким символом.

БТР пригнали из Краснодарского края, с кладбища боевых машин (оно находится рядом с заводом, на котором их собирают, ремонтируют). Пригнать-то пригнали, но почти два года БТР простоял у дома Виталия Максакова. Всё это время автор бегал по кабинетам чиновников: сначала убеждал, что памятник нужен, потом — что нужен именно такой (ему возражали — мол, нечего Ростов танками заставлять). Для «афганцев» памятник очень символичен. Под зависшим БТР — горящий чёрный тюльпан (так воины называли самолёты, перевозившие на борту «груз-200» — тела погибших).

— Там, на войне, у нас был вечный понедельник, — вспоминает Виталий Максаков. — Единственные «выходные» — это когда погибает земляк, и сопровождаешь его тело домой на «чёрном тюльпане».

Но чиновники, у которых автор памятника пытался добиться разрешения на строительство (он побывал и у главного архитектора Ростова Владимира Гейера, и у главного художника – Сергея Хасабова, и в Министерстве культуры, и много где ещё), задумку не оценили. А на межведомственной комиссии проект и вовсе зарубили. Но Максаков со второй попытки всё же их убедил.

Пожарный выход

Памятник строился исключительно за счёт средств самих «афганцев», кто-то даже продал машину. И когда его уже почти установили, оказалось, что он… мешает строящемуся рядом гипермаркету «О’К». Городские власти, когда продавали землю, не поставили владельцев гипермаркета в известность, что рядом будет какой-то памятник. На его месте по проекту должен быть пожарный выход. Начались «разборки». Сначала на Максакова, как он утверждает, попросту «наехали» — мол, убирай свой танк куда подальше. Но тот показал документы, согласно которым земля под памятник официально выделена. Коммерсанты удивились, призадумались и пошли на компромисс. Памятник они перенесли за свой счёт, наняв подрядчиков, а в качестве отступного даже выделили деньги на гранит – 300 тыс. рублей. Но Виталий Максаков считает, что проблемы на этом не закончились…

— Мне ещё не раз придётся ходить по кабинетам, — говорит он. — В планах тут же, на Комарова, посадить аллею из 49 деревьев и около каждого поставить табличку с именем погибшего. Но пока нет ни разрешения, ни денег на благоустройство территории. Неужели администрация города не хочет, чтобы этот район выглядел красиво? Мы бы всё сделали, будь на то хоть какие-то средства.

Что касается жителей близлежащих домов, то редко кто проходит мимо ящика для пожертвований на строительство памятника, но ведь это капля в море. А под нависшим БТР уже фотографируются молодожёны – горожанам, в отличие от чиновников, нравится необычный памятник. Он ведь действительно необычен, всей своею мощью 13-тонная боевая машина разрезает небо и кажется такой беспомощной… А у чёрного тюльпана на постаменте всегда цветы…

7 октября 2004г., 7С.
316
 
318
 
320
 
317
 
319
 
 321
 
.