rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Стихотворение о Ростове

5852759
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
792
1562
6964
22258
67506
175838
5852759

в среднем в сутки
2544


Ваш IP:34.207.146.166

А были ли артиллеристы?

67Первым рухнул миф о Балесте, который, по брошюрной версии, последним из героев со связкой гранат лёг под гусеницы танка. Уже в годы возведения монумента на кургане он объявился в живых на далёком Западе. В поздних изданиях Балеста стал упоминаться вскользь, с намёком на его пленение. Затем вовсе исчез, хотя в Указе о награждении от 1943 года он остался.

Следом «зашатался» политрук Вавилов. По документам военкомата, он был призван из Актюбинска осенью 1941-го и направлен в стрелковую часть под Москву. По версии же Котова и Лясковского, Вавилов в сентябре в районе Запорожья встречает новоприбывших командиров Оганяна и Пузырёва, вводит их в курс дел батареи, знакомит с бойцами.

Ему за тридцать, до войны учитель, а затем — инструктор обкома партии. Трудно представляется: коммунист с такими номенклатурными данными при батарее в два десятка бойцов. Ему, как минимум, быть бы дивизионным или полковым комиссаром. Однако это не смущало его родных из Актюбинска, когда к началу 70-х они освоили наезды в Ростов и частью перебрались сюда жить, ближе к славе отца.

Для них стало шоком, когда вдруг из Пятигорска к монументу славы стала приезжать женщина, утверждавшая с документами на руках, что именно её отец — Вавилов Сергей Васильевич — здесь погиб и здесь похоронен.

Скандал долго скрывали от прессы и общественности, пятигорскую дочь срамили, пугали психушкой, но она выдержала все испытания, не поступилась честью отца и своего добилась: ей выдали-таки наградные листы отца-героя. И получилось так, что на протяжении нескольких лет в дни юбилеев и торжеств к монументу прибывали две официально признанные группы родственников одного героя, и каждая, участвуя в мероприятиях, испепеляла ненавистью противную сторону.

Отдельная проблема, — звания и титулы батарейцев. Из ранних книг следует, что все они комсомольцы. Командир у них — то лейтенант, то младший, а то и старший, а Вавилов — младший, старший или же просто политрук. Лейтенант Пузырёв упомянут как «рядовой», хотя по Котову и Лясковскому он из артучилища прибыл на батарею вместе с Оганяном.

Если он не фантом, то его посмертно лишили звания, чтобы не глупо смотрелся вторым офицером при четырёх пушках и при том кадровом голоде, что был в войсках в первый год войны. Остальные бойцы — то сплошь все рядовые, то сержанты и старшины.

Или ещё: в разгар боя коммунисты, которых на батарее несколько, на партсобрании принимают командира-комсомольца в партию. В ранней же версии: все, включая политрука — комсомольцы, и это комсорг Балеста в разгар боя даёт рекомендации в партию.

В жанре той же придурковатости анкета Оганяна, по отчеству Андреевича, хотя отца зовут Мампре, ну а что он документирован то как Оганов, то как Оганян, — можно и вовсе считать ничего не значащей мелочью в том разгуле фальши и лжи, в которую выжившие вовлекли память о мёртвых.

2 марта 2004г., 7С.
.