rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Стихотворение о Ростове

5553236
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
2966
4237
27355
21566
63998
86888
5553236

в среднем в сутки
6096


Ваш IP:54.144.24.41

ПРИДУМАННЫЙ ПОДВИГ ОТ ЛЕОНИДА ИЛЬИЧА

68Только в последние годы память о Великой войне вошла в рамки здравой и рассудочной аналитики. Тем, кто лично выстрадал военные годы, такое качество было недоступно. Уходя в небытие, то поколение оставило нам добротный массив документированных фактов об увиденном и пережитом. В мемуарном изложении они грешат пристрастностью, надеясь хотя бы печатным словом восстановить память о тех, кто был обойдён и обделён.

Вот и Ростов в начале 70-х напомнил о себе и о своих военных заслугах, удачно оседлав культ генерального секретаря ЦК. Донским властям удалось подробности боёв за Ростов и личное участие в том бригадного комиссара Л.И. Брежнева обратить на благо городу. На многие программы благоустройства тогда пролился золотой дождь первоочередного финансирования. Впереди всех шла подготовка вселенского мероприятия: чествования Леонида Ильича на донской земле в очередной юбилей Великой Победы. Был план: северные окраины Ростова обратить лицом к двум проспектам — Оганова и Вавилова — с их по трассе триумфальным выездом к монументу 16 героям-артиллеристам на степном кургане Бербер-оба. Здесь в ноябре 41-го случились бои, по горячим следам попавшие на страницы фронтовых газет, а затем, в начале 42-го, в брошюру фронтовых корреспондентов, Котова и Лясковского. Под названием «Бессмертие» она ничем не выделялась в ряду скороспелой печатной продукции в помощь войсковым пропагандистам и воспевала героизм батареи под командой лейтенанта Оганяна, погибшей, но не уступившей Ростов врагу.

Лишь через тридцать лет и только потому, что в выходных данных брошюры редактором был обозначен бригадный комиссар Брежнев, — она получила статус эпохального документа времён войны. Многократно переизданная, она с годами отлилась в добротно скроенную повесть «На Южном фронте». От издания к изданию книга дополнялась подробностями не только о героях и предыстории их славы, но и о решающей роли, внесённой в организацию подвига лично Брежневым. Явились в свет и другие книжки — повести и мемуары о том же, где иные авторы ещё более закручивали интригу вокруг решающей и руководящей роли бригадного комиссара в победе над врагом…

И раскрученный журналистским рвением эпизод о героях-артиллеристах удостоился высших посмертных наград: батарейцы Оганян, Вавилов и Балеста получили звания Героев Советского Союза.

2 марта 2004г., 7С.
.