rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

6758159
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
1883
5902
16652
20973
67562
110064
6758159

в среднем в сутки
5568


Ваш IP:34.204.200.74

Евгения КОЛЕСНИКОВА: «Давайте возьмём на себя труд читать»

337Что читают наши дети? Что можно найти в сегодняшних библиотеках и чем они руководствуются в подборе литературы? Об этом и многом другом «РО» беседует с Евгенией Колесниковой, директором Донской государственной публичной библиотеки.

Больше, чем библиотека

— Евгения Михайловна, бытует мнение, что обычные районные библиотеки мало что могут предложить заядлому читателю. Как вы оцениваете состояние ростовских библиотек в целом?

— Сеть библиотек в городе большая — работают вузовские, государственные и муниципальные общедоступные библиотеки, библиотеки колледжей, школ, районные библиотеки и так далее. Но правильней говорить не о количестве библиотек, но о качестве услуг, которые они предоставляют.

Речь идет не только о собственно информационном ресурсе, имеющимся у библиотек, но и их материально-технической базе, оснащённости. Библиотека должна быть современной, комфортной, хорошо оснащённой. И в последние годы, лет 6-8, делается много для того, чтобы библиотеки стали в итоге именно такими. Систематически выделяются деньги для комплектования фондов, причём не только из местного, но и из федерального бюджета.

Открываются библиотеки нового типа, представляющие собой информационные и культурные центры. Как пример — библиотека им. Гагарина в Ворошиловском районе. Недоверие читателя — это отголосок 90-х годов, когда комплектование фондов действительно оставляло желать лучшего. Тогда обоснованно считалось, что в библиотеку идти незачем — там нечего толком взять почитать, поскольку не на что было закупать новинки. В школьных библиотеках положение вообще было едва ли не критическим. Сейчас ситуация меняется. По нормативам, в городе пока не хватает общедоступных библиотек, но тенденция явно положительная.

У каждой библиотеки существует план комплектования. Зависит он от того, на какую аудиторию рассчитывает библиотека, интересами каких читателей руководствуется и, главное, каких старается привлечь. Ведь библиотека не должна «застывать» в каком-то своём внутреннем мире, она должна реагировать на внешнюю среду, на меняющиеся запросы, на особенности местного менталитета. Современная библиотека — это сосредоточие культурной и интеллектуальной жизни. Мы сами стараемся в своих стенах реализовать новый тип библиотеки, и, как нам кажется, достаточно успешно: у нас проходят научные, общественные, культурные акции. Конечно, нам здание и ресурс позволяют делать то, что недоступно библиотекам поменьше, но, тем не менее, на своём уровне каждая из них может следовать той же линии.

От Донцовой до Карениной

— А по какому принципу комплектуются фонды библиотек, как происходит подбор книг для этого?

— Мы коснулись сейчас многогранной темы. Недавно у нас в ДГПБ состоялась прекрасная лекция, которую провела одна из ведущих специалистов в области социологии чтения Валерия Дмитриевна Стельмах. В частности, она говорила о проблеме комплектования библиотек. Перед нами постоянно стоит проблема: чем, собственно, комплектовать? На что потратить выделяемые деньги? Я придерживаюсь той точки зрения, что мы должны руководствоваться основной миссией библиотеки: она призвана воспитывать граждан своей страны. Должна присутствовать литература, делающая человека лучше, чище, нравственней, образованней. С другой стороны, многие люди, приходящие в общедоступную библиотеку, хотят читать фэнтези, детективы, женские романы. И мы должны учитывать их потребности тоже. Необходимо соблюдать баланс. В идеале в библиотечном фонде должно быть всё, кроме, конечно, запрещённого законом.

— Та же дилемма возникает в любом виде искусства. Есть блокбастеры, на которые народ валит тысячными толпами, и есть интеллектуальное кино для узкой аудитории…

— Да. Так вот, Валерия Дмитриевна высказала мнение, что минус наших библиотек — в их однотипности. Она привела конкретные примеры из зарубежного опыта. К примеру, есть некое общество любителей кошек. И оно своими силами сформировало библиотеку, где собрано всё о кошках. Любой человек, которому интересна эта тема, может свободно пользоваться таким собранием.

Или, скажем, существует общество любителей детектива. Они создают свою библиотеку, состоящую только из книг этого жанра. Поклонник детективной литературы может обратиться туда и взять нужные книги. Думаю, к этому придём и мы. Пока у нас и сам институт общественных организаций, и само гражданское общество находятся всё ещё в стадии формирования…

— Есть мнение, что книжный рынок затоплен «лёгкой» литературой, приносящей издателям деньги, что интеллектуальным писателям в массы не пробиться…

— Сейчас в стране издаётся огромное число книг, рассчитанных на самых разных читателей. Если иметь в виду количество экземпляров «умных» книг, то миллионными тиражами интеллектуальная литература никогда и не издавалась. Другое дело, что в разы упали тиражи литературно-художественных толстых журналов — «Знамя», «Новый мир» и им подобных… Если тираж журнала — три тысячи, а общедоступных библиотек только у нас в области — 1121, понятно, что выписывать и популяризовать такой журнал всем им сложно.

Быть в формате

— В Интернете существует понятие сетевой литературы, Библиотека конгресса США сейчас проводит работу по оцифровке своих фондов. Как вы относитесь к переходу литературы в новый формат?

— С одной стороны, цифровой формат расширяет возможности библиотек. Мы, например, несколько лет работаем над проектом «Донская электронная библиотека», оцифровываем книги редкого и краеведческого фонда. Сейчас в Интернете на нашем сайте доступно около 150 изданий. Число удаленных пользователей растет, география расширяется, к нашей электронной библиотеке обращаются из Австралии, Америки, из экзотических в нашем понимании стран. И это не случайные заходы на сайт, это систематический интерес. Так что новые технологии при их правильном использовании помогают.

— Но ведь есть особое очарование в том, чтоб держать в руках именно бумажную, настоящую книгу, пахнущую типографской краской... Восприятие электронных книг — оно совсем иное. Каково ваше личное мнение на этот счёт?

— Я сама не принадлежу к нынешнему электронному поколению. Да, могу читать с монитора, но это будет сугубо деловое чтение. Для меня электронный текст — возможность быстро получить какую-то информацию. А книга в традиционном понимании — удовольствие.

— Говорят, придёт день, когда «цифра» вытеснит обычные книги.

— Вряд ли. Электронные книги, на мой взгляд, не представляют опасности для традиционных библиотек. Я вижу опасность в другом: в компьютерном веке очень снизился престиж чтения. Чтения не для дела, а для души, в первую очередь.

Олбанская угроза

— Педагоги жалуются, что современные дети не читают. Вы замечаете такую тенденцию?

— Нужно начать с того, что не читают родители. Прививать привычку к чтению нужно комплексно, на своём примере. Я выросла в учительской семье, у родителей хранилась большая библиотека. В моей собственной семье она тоже немалая. Я пытаюсь привлечь к чтению моего сына, ему 12 лет. В той или иной степени мне это удаётся, даже «Тимур и его команда» он читал. А когда прочёл «Каштанку» — плакал… Дети готовы воспринимать литературу. Но на примере сына я вижу проблемы нынешнего поколения. Он «компьютерный» мальчик. Для подростков смотреть ТВ, играть в игры куда проще. Я отдаю себе отчёт в том, что меняются реалии, поглядите на рекламные лозунги — они сводятся к одному: «Живи проще!». А чтение — это труд. Оно требует осмысления, сопереживания.

— В Интернете существует понятие «олбанского» языка, особого интернет-жаргона. Кто-то считает, что это просто одна из форм арго, кто-то всерьёз опасается, что эти неологизмы (типа «превед», «медвед», «кросаффчег», «деффачка» и т.п.) испортят русский литературный язык. Каково ваше мнение на этот счёт?

— Это не опасение, это, к сожалению, реалии. Достаточно посмотреть наше ТВ на некоторых каналах. Просто каждый волен сделать для себя выбор, что читать, смотреть, ценить. Внутренняя цензура должна быть в каждом доме, семье, в самом человеке.

— В Интернете ещё в ходу выражение «Ниасилил. Многабукфф», — то есть, не смог прочесть, потому что текст длинный.

— Это страшно. Это издержки века. Люди не способны читать! Представьте себе, чего лишаются новые поколения. Ведь литературная традиция учит сопереживать, сочувствовать, отличать добро от зла. Мировая — и русская в том числе, литература направлена на то, чтобы человек сохранил в себе человеческое. Нужно популяризировать чтение, продвигать хорошую литературу.

— Как?

— Разработав целую систему мер. В работу следует вовлечь разных людей, разного возраста и статуса, и обязательно тех, кто пользуется авторитетом среди молодых… Если я расскажу школьникам, как хорошо и полезно читать — это одно. А если со сцены то же самое заявит популярный рок-певец — совсем другое. В США, например, повсюду можно встретить постеры с изображением звезд Голливуда, спортсменов, певцов, которые призывают людей читать книги. Такой пиар — социально значимый проект, к нему необходимо подходить со всей серьёзностью.

Мы, россияне, просто обязаны поддерживать статус чтения. Мы ведь живем в стране с великими литературными традициями, имеем возможность в любой момент к ним прикоснуться. Я бы хотела пожелать всем нам, чтобы мы взяли на себя этот труд — читать и получать от этого удовольствие.

Справка «РО»

Донская государственная публичная библиотека — одно из крупнейших книгохранилищ в стране. Среди библиотек субъектов федерации ДГПБ находится на первом месте по числу печатных источников. Фонды библиотеки имеют научный статус. На данный момент здесь 5 миллионов единиц хранения. Ежедневно ДГПБ посещают до тысячи человек.

№21 (704) от 21 мая 2008 года РО
.