rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
3801513
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
5586
7776
28369
44182
115854
200512
3801513

в среднем в сутки
6624


Ваш IP:54.224.13.210

Как пройти на Кагановича?

12Спешим мы на работу или возвращаемся домой, идём в гости или просто гуляем — общение с улицами или переулками неизбежно. Они, как и люди, имеют свою судьбу, а некоторые из них явно не прочь её изменить. Именно эту тему «РО» затронул в беседе со старшим сотрудником Ростовского областного музея краеведения Евгением ЛАВРИНЕНКО.

•      Всё по плану

— Мы держим в руках копию схематического плана Ростова середины 30-х годов XX века, выпущенного издательством крайкома ВКП(б) «Молот», — говорит Евгений Михайлович. — К этому времени нахичеванские земли уже вошли в состав города, а численность населения в Ростове приближалась к полумиллиону. Но на востоке Ростов ещё «не добрался» до станицы Александровской. Последняя отмечена на плане как обособленная. Дальше — почти пустой, с редкими огородами, Зелёный остров, а на востоке от бывшей Нахичевани-на-Дону — недавно появившийся Сельмаш: посёлок, два парка, стадион, завод.

С севера город отграничивался Безымянным ручьём и балкою, Ленинским (так он тогда был назван) проспектом и Врубовой улицей. На северо-западе уже отмечен институт инженеров транспорта и посёлок Новый город.

— Трудно поверить, но говорят, что раньше на Каменке, вдоль Темерника, были дома отдыха…

— Это действительно так. Тут, как и чуть ниже по Темернику, где отмечен Зоологический сад и посёлок Новый быт, до революции находились городские дачи. Потом рабоче-крестьянская власть учредила в этих местах дома отдыха.

•      «Коба, зачем тебе наши жизни?»

— Самыми отдалёнными районами, — рассказывает Евгений Михайлович, — были в то время посёлок Каменоломня и небольшой участок Северного, разделённые огородами. На западе Ростова — Ботанический сад и южнее — посёлок Красный город-сад с Рабочей площадью в центре. Интересно, что идущая сейчас севернее проспекта Стачки Красная улица носила имя Троцкого. Ещё одна — от Рабочей площади к кладбищу Ленгородка — именовалась Бухарина. Но ко времени выхода схематического плана  Лев Троцкий находился за границей и на него охотились люди Судоплатова, а разжалованному и ожидавшему расправы Николаю Бухарину предстояло написать кровью в камере перед расстрелом слова, обращённые к Сталину: «Коба, зачем тебе наши жизни?». Поэтому «неправильные» наименования улиц и переулков на схематическом плане в пяти случаях были прикрыты чёрными линиями. В итоге улица Бухарина была «разжалована» в переулок Кагановича. В 1957 году, когда Молотов, Каганович, Маленков и Шепилов были выведены из руководящих органов партии, а Ворошилов и Булганин предупреждены Хрущёвым на пленуме ЦК, переулок Кагановича стал улицей Балакирева — одного из композиторов «могучей кучки».

•      При чём здесь Ворошилов?

— Евгений Михайлович, давайте посмотрим немного севернее. Ни для кого не секрет, что тот же Северный жилой массив олицетворяет собой чуть ли не авиационную энциклопедию!

— Действительно, названия улиц и проспектов в Северном жилом массиве имеют космическую тематику: Космонавтов, Орбитальная, Королёва и так далее. При этом район почему-то называется Ворошиловским… А ведь по логике вещей должен был быть Гагаринским или Королёвским. Хотя можно было бы пойти несколько иным путём. Какое самое старое строение на территории района? Восстановленный в 70-е годы XX века Сурб-Хач, а значит, район был бы Сурб-Хачским.  Наконец, если район просто так и назвали бы Северным, то это оказалось бы правдивым отражением того, как расширялся наш город в этом направлении в XX веке. Но нет, назвать в 1985 году район Ворошиловским — это же надо было суметь!

•      «Площадь трёх птиц»

— Ростовчане, которые изо дня в день ездят маршрутами городского транспорта, вполне могли бы поделиться своим мнением о том, насколько рациональными являются названия остановок, — уверен Евгений Михайлович. — Возьмите, например, такие маршруты, которые идут от Центрального рынка в Западный жилой массив. Первые остановки — «5-го Донского корпуса» и «Стачки 1902 года» — связаны с площадями и соответствующими мемориалами. Далее идёт «Переходной мост», потом — остановка «Бабушкина». Ещё в советское время приходилось слышать такого рода высказывание: «А почему Бабушкина? Ведь он никак не связан с историей нашего города».

13Согласен, тем более что рядом сияет по вечерам расцвеченная прожекторами телебашня. А может быть, лучше было бы вслед за остановкой «Переходной мост» иметь остановку «Телебашня»? А площадь Дружинников?! Помнится, во второй половине 60-х с появлением кинотеатра «Сокол» и кафе «Чайка» площадь неофициально перекрестили в «Площадь трёх птиц». Но какая же третья птица? В ответ показывали на серую пятиэтажку, первый этаж которой занимало управление внутренних дел Железнодорожного района, и говорили: «чёрный ворон». Давно уже нет кинотеатра «Сокол», строение, где находилось кафе «Чайка», занято мясным «пассажем», а районное управление перебралось в специально построенное здание. А вот комплекс на месте кинотеатра сохранил память о предшествующем строении — он называется «Сокол».

•      Железнодорожный = Затемерницкий

Пролетарский и Железнодорожный районы, по мнению Евгения Михайловича, тоже не совсем соответствуют своим названиям.

— В конце 20-х, когда исчезла Нахичевань-на-Дону, вполне естественным было бы появление Нахичеванского района, однако новому району дали название «Пролетарский». Но ведь действительно Пролетарским районом — своеобразной Красной Пресней Ростова — был до революции район Темерника. А значит,  назвав Пролетарским Нахичевань, девальвировали нашу Красную Пресню, дав ей довольно невыразительное название — «Железнодорожный район». А ведь название «Затемерницкий» было бы уникальным! «Темерник» по-татарски означает «крепкое железо», и сочетание этого слова со славянским «за» дало бы, возможно, единственное на земле слово. Обратите внимание, насколько уникальным является, например, такое название, как «Замоскворечье».

Что же касается Пролетарского района, то естественным было бы восстановление старого наименования — «Нахичеванский». Но тут надо иметь ввиду, что Пролетарский район на самом деле является Нахичевано-Александровским. Он состоит из бывшего Нахичевана, который получил свой городской план за подписью Александра I «Быть по сему» в один день с Ростовом 11 мая (по старому стилю) 1811 года, и из станицы Александровской, предшественник которой Рогов Стан более чем на шесть лет превосходит по возрасту Темерницкую таможню.

Районы имеют свою историю, которую следует знать и помнить. Поэтому самым естественным было бы называть их теми словами, которые характеризуют их прошлое.

№ 9 (796) от 24 февраля 2010 года РО
.