rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
3434664
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
4522
3559
27851
31411
80019
164677
3434664

в среднем в сутки
5520


Ваш IP:54.198.71.184

Причудливый калейдоскоп районов Ростова

15У городского обывателя или заезжего гостя городской район чаще всего отождествляется с местоположением искомого объекта: будь то жилой дом или присутственное место. Но едва ли кто-то всерьез когда-либо задумывается о семантике названия района и тем паче его истории. Сегодня районы – это, с одной стороны, административное деление границ города, с другой позиции – это совокупность двух и более районов в один так называемый жилой массив.

Но нам представляется интересным их история, часто не отраженная в официальных названиях, но получившая фольклорное наименование, живущее прочно в сознании горожан. Правда, не про все районы нашего города это утверждение может быть верным. К примеру, Темерницкий район с 1920 года, впоследствии Ленинский, в народе – это район Старого базара, и последнее повелось еще «во время оно». Хотя сегодня про это почти забыли.

В 20-е годы минувшего столетия разделительная черта, по сути, условная, между Нахичеванью и Ростовом перестала существовать вовсе, и образовался новый Пролетарский район. В него вошел, кроме Нахичевани, Берберовский район и чуть позже – станица Александровская. Но почему именно Пролетарский? Конечно же, в манере того времени, хотя исторически на территории Нахичевани пролетариев почти не было. И в названии – лишь мимолетный дух эпохи, в XXI веке ничего не значащий, особенно для молодого поколения. А в сознании ростовчан или, следуя дореволюционной норме, «ростовцев», этот район всегда был и останется Нахичеванью. Даже таксисту бывалому порой режет слух номинация, связанная с победившим классом русской революции, а вот Нахичевань понятна и близка каждому городскому аборигену.

Шли годы, и отшумело лихолетье революции и гражданской войны, город прирастал новыми территориями, в которые вливались части старых. И в 1937 году появился Октябрьский район, часть которого вместе с куском Ленинского района издревле именовалась не иначе, как Новое поселение, или в простонародье Нахаловка. Район, про который еще совсем недавно ходили незамысловатые городские легенды о грабителях и больших деньгах, которыми они владели. А еще пожилые ростовчане помнят Новопоселенское кладбище и прекрасный храм, которые варварски были уничтожены не так давно по меркам истории. И ходило множество притч о золоте из поруганных погостов и проклятии ныне стоящего на этом месте Дворца спорта.

Та страшная война, которая включила Ростов в десятку самых пострадавших городов РСФСР, стерла навсегда множество прекрасных зданий, подлинных жемчужин купеческого зодчества, хранивших в себе память о первых днях жизни города. Но после нее город стал расширятся еще интенсивней, появлялись в послевоенные 20-30 лет новые районы, к примеру, Советский, позже – Ворошиловский. Но в обывательской практике – это просто Северный и Западный микрорайоны города, так повелось и так привычней и приятней слуху. Хотя почему так? Возможно, это фольклорный способ разрушения мифологем власти, коллективный и бессознательный протест против официоза.

Западный жилой массив, включающий в себя старейший Железнодорожный район (основанный в 1937 году), прирастает новыми территориями (Левенцовка). И в себя включает микрорайоны, которые старше самого Ростова и сохранившие до наших дней исторические названия. К примеру, станица Гниловская, или просто Гниловская – название живее всех живых и поныне.

Исторически в Ростове повелось еще, что название района персонифицируется на поведенческие характеристики его жителей. Мне недавно в социальных сетях встретился интересный шарж, где в карикатурах изображены представители того или иного района. По правде сказать, не со всем изображенным могу согласится, тем более, исторически ярлыки навешивались на жителей центра, Нахаловки и Нахичевани. Но сегодня своя образность присутствует у жителей Северного жилого массива, Темерника и особо ярко, на мой взгляд, у жителей Чкаловского.

В ближайшие десятилетия город будет развиваться, и появятся новые районы с их уникальными чертами, на смену полузабытым придут новые истории и легенды. Наверное, еще на нашем веку мы увидим, как окончательно исчезнут остатки купеческого города. Возможно, изживут себя типовые коробки в спальных районах, и на смену придет немного жуткая, но в тоже время величественная футуристическая реальность из бетона и стекла, которая задавит своей мощью районную индивидуальность и явит миру новую сюрреальную дистопию.

Николай Бирюков – кандидат филологических наук, доцент, преподаватель. Научные интересы: романское языкознание, юридическая лингвистика, лингвистическая прагматика. Коренной ростовчанин в пятом поколении. Неравнодушный гражданин, который близко к сердцу принимает все происходящее в донской столице.

9 июля 2014  http://dom.161.ru/text/my_opinion/816681-print.html
.