rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Как в Нахичевани отмечали Новый год и Рождество

    260 В Нахичевани Новый год и Рождество всегда отмечали с размахом и очень торжественно.

      Как правило, за большим и праздничным столом собиралась вся семья – многочисленные родственники, дедушки, бабушки, тети, дяди. Эти традиции были святы и бережно хранились даже в советские годы. По крайней мере, в нашей семье и в годы застоя отмечали и Рождество, и Пасху. Просто это не афишировалось.

     Итак, в старой Нахичевани очень почитали эти праздники. Хозяйки готовили праздничные блюда. Например, гату. «Гата» – это сладкая булочка, в которую кладут начинку из меда и ореха. К столу подавали самсу – пирожки, которые начиняли как мясом, так и различными сладостями. Готовился также каханд. Его приготовляли из меда и жареных орехов. Мед взбалтывали так, что он белел, а затем в него бросали жареные очищенные орехи. Все это смешивали вместе, наливали в красивый сосуд и ставили на праздничный стол.

      261Готовился также пирог тари. Его приготовляли так, что на нем было видно несколько частей и ответвлений. Число этих частей или веток бывает двенадцать. Столько же, сколько месяцев в году, или по числу домочадцев. Верх пирога украшали орехами, изюмом. В одну из частей пирога клалась монета. Пирог разрезался и распределялся между членами семьи. Кому выпадает монетка – тому и будет счастье в наступающем году.

     Я помню, когда был маленьким, всегда в своем куске пирога искал ее. И мне незаметно родители подкидывали монету, а я искренне верил, что мне очень везет.

      Ерванд Шахазиз в своей книге «Новый Нахичеван и новонахичеванцы» описывал, что в городе 31 декабря с утра до вечера дети ходили по домам и пели праздничные песни – «каландос» («галандос»). Им за это взрослые давали сладости, а также гату, самсу и деньги.

      Рождество донские армяне отмечали особо торжественно. Обязательно было посещение богослужения в церкви. На ужин сочельника, помимо блюд для разговенья после поста – рыбного холодца, жареной и вареной рыбы, обязательно готовился «кубати» («губаты»).

     «Кубати» (или «губаты») – это пирог, состоящий из сорока листов теста, начиненного рыбой. Целый день нахичеванские хозяйки раскатывали эти сорок листов теста для пирога специальными тонкими скалками – «охлов». После того как половина слоев опрыскивается маслом и складывается друг на друга, на них посыпается мякоть жареной рыбы и лук, и прикрывается все это другой половиной опрысканных маслом и сложенных друг на друга слоев, сверху смазывают яйцом и ставят в печь. Поверьте, это очень вкусно!

      262А еще донские армяне любили на праздники готовить пельмени. Армянские пельмени (береки) – по размеру очень маленькие.

      Интересно описывает Шагинян, как в Нахичевани готовили армянские пельмени: «Для изготовления береков привлекалась вся женская половина дома, в том числе и дети. Помню, как нам под самый подбородок повязывали огромные полотенца, заставляли мыть щеткой руки и ногти и только после этого допускали к кухонному столу, где на подносе аккуратно резалось приготовленное тесто на части. Потом эти части раскатывались длинными столбиками, столбики делились на кусочки, а кусочки плоско приминались пальцами, и опрокинутая рюмка, нарезала из них острыми своими краями ровные кружочки, не толще обычного картона. На эти кружочки накладывались щепотки заранее приготовленного фарша, и только потом дело передавалось в руки детей и семейных доброхотцев; мы с огромной осторожностью, благоговея, закрывали и защипывали эти начиненные кружки сверху, в особого типа круглую маленькую розетку-ушко. Так никогда не делаю пельменей, защипанных с одного боку. Бывало мать достанет из многочисленных жестянок со всякими сухими ароматами – шафраном, корицей, лавровым листом – несколько черных гвоздичек и поручает нам, детям, воткнуть их в ушки, да так, чтобы снаружи не видно, - чтоб «принести счастье» тому, кому выпадет за столом это ушко. Число таких гвоздичек всегда бралось вдвое меньше приглашенных к столу».

     Мариэтта Шагинян оставила после себя подробное описание кухни донских армян. Она объясняет, почему так подробно описывает особенности приготовления армянских пельменей: «Я описываю так подробно эту процедуру, потому что позднее она мне много раз припоминалась, когда я раздумывала над лучшими методами педагогики. Труд может показаться скучным. Но если кто-то перед вами делает свой труд обаятельно, труд становится заразительным. Дети начинают хотеть: и я! и я! дайте попробовать! И пробуют со стиснутым ртом, с затаенным дыханием, с наслаждением в глазах и в пальцах – так надо учить!»

     263 Особо следует отметить, что нахичеванские мужчины знали толк и в спиртном. Вот как об этом пишет в своих воспоминаниях известный общественный деятель конца девятнадцатого – начало двадцатого столетия Келле-Шагинов:

     «Мужчины вначале пили водку, а за ужином – вино, мадеру, херес, и больше всего – Санторинское, которое привозилось греками, донские вина: цимлянское, раздорское и проч. Дамам подавалось только сладкое – кизлярское или прасковейское вино, каковое вкушали неполную рюмку по обычаю… До ужина мужчинам подавали пунш, состоящий из трети стакана кипятка с сахаром и лимоном, в который подливали ром по вкусу. Таких пуншей подносили без конца до ужина, по числу пуншей ценилось и достоинство вечера».

      Когда я был маленьким мальчиком, то помню нахичеванских стариков, которые любили вспоминать подобные посиделки. У них было любимое выражение «кутить». «Как хорошо мы кутили!» - любили вспоминать они.

      Что ж, как видим, нахичеванцы, действительно любили погулять, особенно вкусно поесть.

      Целый день в Рождество в армянских церквях идут богослужения. Особо трепетно донские армяне относились к освященной воде. Ее хранили круглый год в специальных чашах и употребляли как средство исцеления.

     Многие традиции донских армян ушли в прошлое. Но и сейчас мы все от души и с радостью встречаем Новый год и Рождество. А свежую «гату», «самсу», «кубати» («губаты») и теперь можно приобрести в продуктовых магазинах Чалтыря и Нахичевани.

 Георгий БАГДЫКОВ.

 

.