rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

6758465
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
2189
5902
16958
20973
67868
110064
6758465

в среднем в сутки
5016


Ваш IP:34.204.200.74

ДОЛГИЙ ПУТЬ ШЕЛЬТИНГОВ ИЗ ГОЛЛАНДИИ В РОССИЮ

    Ростовский краеведческий музей готовится к проведению вы­ставки, посвященной 300-летию Российского флота, условное название которой «Русскому флоту быть!». Одним из экспона­тов являются документы об истории рода Шельтингов, чья судьба неразрывно связана с русским флотом. Прямые потомки этого рода и сейчас живут в Ростове.

24Командор шаубенахт Вейбрант Шельтинг, кото­рый и положил начало этого рода в России, прибыл по зову Петра I еще в 1703 году. Имен­но тогда русский царь, создавая свой галерный флот, посылал людей в Голландию и Данию за морскими офицерами и корабелами.

      Одним из посланцев Петра I был вице-адми­рал Крюйс, которому было поручено нанять двадцать морских офице­ров на русские корабли. Одним из нанятых гол­ландцев и был Вейбрант Шельтинг. В числе тех двадцати прибыл в Рос­сию и Витус Беринг.

     Карьера Шельтинга в России была стремитель­ной. Через три года пос­ле приезда он уже ко­мандовал одним из отря­дов галерного флота. В 1712 году, во время вой­ны со Швецией, успеш­но командовал эскадрой. Трения с Петром I возникли лишь однажды

В 1713 году, пре­следуя неприятеля на корабле «Вы­боре», Шельтинг потерпел крушение, был вынужден снять пушки и такелаж, а сам корабль сжечь. Приказом Петра он был разжалован в младшие капитаны. Но согласно энцикло­педическому словарю Брокгауза и Ефрона, «в 1714 году царь, уез­жая, передал ему начальство над корабельным флотом». Через год командор шаубенахт Вейбрант Шельтинг был отправлен в Ам­стердам для наблюдения за от­правкой кораблей и набором офицеров и мастеровых. Затем плавал с эскадрой близ Ревеля. Он же был первым комендантом Кронштадта.

     Продолжил дело отца и уже обрусевший Алексей Елизарович Шельтинг, дослужившийся до зва­ния контр-адмирала. Он участво­вал во второй камчатской экспе­диции, плавал в Охотском море, к Курильским островам, к остро­ву Сахалин. Его именем названы и залив, и лагуна. В районе Охот­ского моря имя Шельтинга уве­ковечено четырьмя географичес­кими названиями.

    Его сын также в свою очередь продолжил морскую традицию рода. К сожалению, о нем прак­тически ничего не известно, кро­ме того, что умер Роман Алексе­евич Шельтинг в звании вице-адмирала.

Четвертый представитель обру­севшего рода голландских море­ходов не изменил традиции, до­служившись до звания капитана первого ранга. Кстати, портрет его жены Вильгельмины Гессен сейчас находится в Лувре, оза­главленный неизвестным худож­ником «Незнакомка с письмом». Из пяти детей Владимира Рома­новича лишь один продолжил ро­довую традицию. Владимир Вла­димирович Шельтинг плавал в морях Дальнего Востока, ведя ис­следовательскую работу. Его имя тоже увековечено на картах.

    Но нас больше интересует дру­гой сын: Роман Владимирович, прадед поныне живущей в Ро­стове  Елизаветы  Романовны Шельтинг.

      В свое время он по состоя­нию здоровья не смог поступить на морскую службу. Его уделом стала другая работа. Он вел тоже довольно «бродячий» образ жиз­ни, будучи инженером железных дорог и путей. Но никогда не забывал о традиции рода и сво­его сына готовил к морской службе. Однако судьба распоря­дилась иначе.

     В 1909 году Р.В. Швльтинг умирает, спустя два года умира­ет и его жена. Роман Романович Шельтинг остается сиротой в 14 лет. Мать ему заменяет сестра, Елизавета Романовна. Вполне возможно, что именно в честь нее и будет впоследствии назва­на его дочь.

      Мечте о морской карьере не суждено было сбыться. Он окан­чивает военное училище в Одес­се. Затем начинаются долгие мы­тарства по стране, охваченной смутой. В 158-м запасном пехот­ном полку он получает команди­ровку, полк расформировывается, Роман Романович долгое время скитается по различным воинским частям. Переболевший тифом, голодный, он в 1917 году вступает в военную организацию Всеобуч и направляется на курсы в Киев...

Его часть снова расформировывается. Он прибивается то к одной воинской группировке, то другой. Сталкивается и с батькой Махно. Пока не попадает в добровольческую армию в Елизаветграде. Вплоть до 1919 года он принимает участие в военных действиях в Крыму, пока при защите Перекопа не получает ранение в обе ноги. Тяжелораненый, он попадает в военный госпиталь в Севастополе. К тому времени связь с семьей, которая многократно переезжала, была утрачена. В госпитале его навестил двоюродный брат. Но, пообещав прийти завтра, так больше и не появился. С тех пор семье ничего не известно о нем. Времена были беспокойные.

      Роман Романович Шельтинг был тяжелораненым эвакуирован в греческий город Пирей. На корабль он был внесен на больничной койке. Случайно, через болскую газету эмигрантов на русском языке, ему удается найти сестру, которая и забрала из госпиталя.

    И опять долгие скитания. Бол­гария, Греция, Франция. Приходилось  работать грузчиком, носильщиком, официантом. В это вре­мя он женится, и в Лио­не рождается будущая ростовчанка Елизавета Романовна Шельтинг. В 1932 году ее отец с семьей вновь возвраща­ется в Болгарию. Он оканчивает богословские курсы и становится свя­щенником. Вновь скита­ния из прихода в при­ход...

    - Мой отец, - расска­зывает Елизавета Рома­новна Шельтинг, - и там оставался глубоко рус­ским человеком. Соответ­ственно и меня воспиты­вали на русской культу­ре и в русских традици­ях. Хотя мои первые вос­поминания связаны с не­большими болгарскими деревушками и городом Пловдив.

В ее ростовской квар­тире по сей день нахо­дятся картины, изобража­ющие те места, макет дома, в котором жила семья Шельтингов.

Семья часто выезжала на пикники, где старшие предста­вители семьи пели  сами и учили де­тей «Вечернему звону», «Ряби­нушке». Клочок земли, на кото­ром они сидели, был русской землей. Над головой - клочок русского неба.

    Было и традиционное русское Рождество: с кутьей, постными рыбными пирогами. Дома гово­рили только на русском, дети читали книги на родном языке - часть из них до сих пор хранит­ся как семейная реликвия.

     Потом война, эвакуация и сно­ва бесчисленные скитания по чу­жой земле. И вечная мечта вер­нуться в Россию. Поэтому, как только вышел Указ Советского правительства о репатриации, семья снялась с уже насиженного места и устремилась на Родину.

      К тому времени Елизавета Ро­мановна получила в Софии сред­нее педагогическое образование, преподавала в школе, вместе с мужем воспитывала дочь. На дво­ре стоял 1955 год.

     Из Болгарии эшелон с репат­риантами попал в Казахстан. Весь эшелон высадили в Павлодаре. После долгих мытарств семья перебралась в Ростов, где и осе­ла окончательно.

        С тех пор минуло много лет. Елизавета Романовна работала в детском саду. Со школой не по­лучилось: болгарский диплом не устроил кого-то. Можно было пересдать экзамены и преподавать в школе, но было не до этого. Теперь она пенсионерка, ездит в гости к детям и внукам. Иногда ходит гулять на набережную, ко­торая ей напоминает милую сер­дцу набережную реки Марицы.

     Естественно, что в семье, ко­торая не без повода гордится своим славным прошлым, хранят­ся многочисленные реликвии. На полках стоят десятки книг об ис­тории России, ее флота, где то и дело можно встретить фами­лию Шельтинг. Последнее приоб­ретение семьи - книга Князькова «Из прошлого русской земли», где описываются бои при Гангуте, в которых командоры Сивере и Шельтинг командовали отдель­ными эскадрами.

Август 1996 года.

 

 

300 ЛЕТ ВСЕ МОРЯ С ДОНА НАЧИНАЮТСЯ!

      5 сентября 1996 года в музее краеве­дения откроется выставка, посвященная  300-летию Российского флота.

     Подготовлена она силами со­трудников отделов истории края и новейшей истории - Т. Абрамовой, С. Мамаевой, О. Постряковой, которые заме­тили корреспонденту «Вечерне­го Ростова»: «В экспозицию мы старались вводить в основном те фондовые экспонаты, кото­рые имеют к донскому флоту самое что ни на есть прямое отношение».

Вынесенные «на свет божий» уникальнейшие материалы, не­сомненно, еще раз утвердят нас в мысли, что Ростов, точ­но мифическая Афродита, воз­ник из пены вод. Мы узнаем также, что изначально это был классический портовый город со всеми вытекающими отсю­да обстоятельствами. Нам на­помнят, что Дон всегда был кормильцем-поильцем всех на­селявших его берега людей.

  Горожане прошлых поколений прекрасно это осознавали. Они умели не только пользоваться благами, предоставляемыми им близостью к «большой воде», но и беречь реку.

     К примеру, в Ростове до ре­волюции действовало одновре­менно несколько комитетов, имеющих непосредственное от­ношение к проблемам флота: Донской, Речной и Гирловый. В Ростов приглашались из Ев­ропы ведущие специалисты - гидротехники, инженеры, сюда свозилась лучшая в мире тех­ника по очистке русла рек.

В то же время выставка представляет ростовчанам све­дения не только о самом Доне, но и о его людях. Так, согла­ситесь, мало кому из ростов­чан известно, что на легендар­ном крейсере «Аврора» служи­ла в 17-м году команда, со­стоящая в основном из моря­ков с Дона. Больше того, именно наш земляк Г. Огнев произвел в свое время тот са­мый легендарный залп, после которого, собственно, и начал­ся новый отсчет жизни страны - советский ее период.

.