rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
3653273
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
5846
10683
27898
59447
168126
130502
3653273

в среднем в сутки
14568


Ваш IP:54.225.59.242

«БОЛЬШОГО» МНОГО НЕ БЫВАЕТ!

   169В День независимости в филармонии закрывал сезон Ростовский симфонический оркестр. Вместе с приглашенными солистами Большого театра публике предложили «полистать страницы» любимых опер русского и мирового репертуара. В общем, на концерте интриги было две. Что он задумывался ещё два года назад и всё-таки состоялся — первая. Вторая — закрывать симфонический сезон с нашим оркестром приехал Равиль Мартынов. Значит, есть надежда, что он не снял с себя художественное руководство, и дальше будет гарантом новых музыкальных, неожиданных премьер, которыми дышал сезон предыдущий, а данный, ввиду его отсутствия, не удивил ничем. Мартынов — «брэнд» оркестра. Для меня писать о его дирижёрском почерке, всё равно что рассказывать о том, как бразильцы играют в футбол.

    Как художественный руководитель, маэстро опять показал мастер-класс: как блестяще можно провести «надоедливо - шлягерную» программу — живо, трепетно и строго по правилам. 12-летний, уже почти семейный, подряд дирижёра и оркестра был на высоте.

      Теперь вернёмся к интриге первой. Да, выступить перед ростовчанами приехали угасающие «звёзды» Большого театра. Поскольку их слава «див театра» уже позади, ажиотажа в музыкальном мире города это не вызвало. А зря. На концерте я не заметила никого из солистов Музыкального театра. Господа нынешние актёры, вам ещё предстоит, (а возможно, и нет), достичь тех высот, которыми могут гордиться четыре участника концерта. И поучиться у них актёрскому мастерству вы могли бы. Пели они и фрагменты вашего репертуара и то, что вам ещё предстоит постигнуть.

Вместе с оркестром столичные гости продемонстрировали школу «Большого стиля», опять же, можно сказать, провели «мастер-класс» — как правильно распоряжаться своими голосами, даже если голос уже не в лучшей форме. В их пении было столько тональной выразительности, интонационного богатства, что на возраст легко было закрыть глаза. Может быть, кто-то и считает извращением, когда люди немолодые поют молодёжные (не все) партии о любви, но на концерте мне не показалось это противоестественным. Актёрский кураж присутствовал в пении ровно в той степени, какая оградит актёра от непрофессионализма. Публика охотно прощает, когда замечательные певцы по возрасту вдвое превосходят героев арий. Слушатели любят певцов, ибо отождествляют их натуры с их голосом. Я не ждала откровений, но звёздные всплески прежнего голосового богатства и вокального мастерства были такого уровня, который большинству солистов Музыкального театра ещё не доступен. Овации не утихали после каждого соло.

     Главным украшением вечера стал легендарный бас Большого театра — Артур Эйзен. Не всякий певец найдёт в себе смелость выйти на сцену в 76 лет. При этом спеть партии, требующие уникального вокального титанизма и бесстрашия — песню Валаама из «Бориса Годунова» Мусоргского и арию дона Базилио из «Севильского цирюльника» Моцарта. Гениальный старик покорил зал. Он так щедро расточал своё вселенское обаяние, и в нём читалась не менее вселенская ностальгия по сцене. Он доказал, что не только безупречно взятая нота — есть свидетельство совершенства. Эйзен — прямой наследник «шаляпинского пения»; суть оного, мы знаем, в соединении пения с драматическим проживанием образа роли. Каждая нота была отображена в мимике, игриво, артистично, интонационно точно! А когда на «бис» без оркестра, в мёртвой тишине зала, он почти мелодекламировал русскую песню «Ах ты степь широкая, степь раздольная…», я и не заметила, как по щеке покатилась слезинка. Вот они, родные и недоступные нынешним басам, черты русской песни — вместо поставленного звука, нечто исходящее из потаённой глубины души. Стон о горькой судьбине народной! На сцене стоял последний из «могикан» великого русского пения!

     Другие участники концерта — народный артист России Александр Ломоносов (тенор), заслуженные артистки России Ирина Удалова (сопрано) и Нина Гапонова (меццо-сопрано) — расходовали свои таланты не менее эмоционально, привычно решая все вокальные сложности. Особенно проникновенно прозвучали партии из «Пиковой дамы» Чайковского: дуэт Лизы и Полины, интермедия «Преданность пастушки», ария Лизы «У канавки», ариозо Германа. И совсем уж трагично и одновременно эталонно, вложив в неё все чувства о ностальгическом прошлом, спела тему старухи-графини Нина Гапонова. Ах, молодость, тебе недоступна такая широта чувств!

23 июня 2003г, РО.
.