rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Содержание материала

Где вы, золотые клады?

В недрах Ростова-на-Дону - самое главное запорожское золото? Золото всегда связано с трагедиями. И в золотой запорожской истории трагедий превеликое множество.

После завоевания Крыма Екатерина II приступила к превращению Сечи в обычную провинцию. Уделом запорожцев было создавать семьи, растить детей, пахать, сеять, собирать урожай, разводить скот. Для этого им были отведены обширные земли в предгорьях Кавказа на Кубани. Те казаки, что ушли на Кубань, утвердились там, построили станицы, города.

Другие рвались скакать на коне с саблей. В России с их независимостью, вольностью они не могли быть востребованы. Вояки нужны были в Турции, Польше, где-либо на Востоке или на Западе, далеко за океаном. Обустроиться там, создать новую вольную Сечь запорожская сабельная элита задумала с помощью богатейшей казны. Но казну надо было переправить за пределы России так, чтобы ее не конфисковали на российских границах. О конфискациях или грабежах за пределами России запорожцы не задумывались, лишь бы ускользнуть от имперского ока. Так возникло несколько вариантов пересечения российских пределов. Один из них - крымско-ростовский, другой - полуботковский.

В начале XX века в балке Сухой Чалтырь было найдено запорожское захоронение: запорожская одежда, упряжь, останки волов. Это дало повод для организации акционерной компании по поиску запорожского золота. Легенды о нем не утихали в Ростове весь XIX век. Тогда усилия были направлены на поиски карты места исчезновения запорожских сокровищ. Акционерам начала XX века удалось осуществить давнюю мечту ростовских романтиков. Карта была расшифрована акционерами следующим образом: берег Дона, крепость Святого Димитрия Ростовского, река Темерник, армянский храм Сурб-Хач, река Кизитеринка. Таким образом, ареал поисков был весьма обширен. Но после изучения легенд он был сужен пределами река Темерник - храм Сурб-Хач… А далее была Октябрьская революция. Она разметала акционеров по всему свету. Вместе с ними исчезла и карта.

Что произошло впоследствии, мы узнаем, если обратимся к материалам исторических поисков ростовского краеведа Эдуарда Вартанова. Согласно его сообщению в ростовской газете "Седьмая столица", вольнолюбивая часть запорожцев отправила в дальние края два воловьих обоза, груженных тяжеленными бочками. Сколько бочек тащили волы, достоверно не известно. По одним рассказам - по пятнадцати в каждом обозе, по другим - по тридцати.

30Один из обозов был обнаружен царскими гусарами на южном рубеже России, перед Перекопом. Бочки были отобраны и направлены в Санкт-Петербург. Екатерина II лично присутствовала при их вскрытии. С ней чуть не случился инфаркт, когда из бочек извлекли не запорожские сокровища, а камни с острова Хортица.

В это время другой обозный отряд добрался до границы донского казачества. И тут случилось то, чего совсем не ожидали запорожцы. Они надеялись на взаимопонимание с донцами, но те восприняли запорожцев, как ослушников императрицы, и принялись отлавливать запорожских казаков. Пришлось обладателям сокровищ прятаться в темерницких "джунглях". В пойме Темерника исчезли золотые бочки. Впоследствии, как ни усердствовали на протяжении веков кладоискатели, ни одной запорожской золотой монеты они не нашли.

Что же произошло с запорожцами и их драгоценностями на территории теперешнего Ростова? Легенд несколько. Одна из них - вартановская, романтическая, достойная поэмы или киносценария.

На передний план повествования выходит армянская диаспора, образовавшаяся на Дону в XVIII веке после переселения Екатериной II армян из Крыма. У них нашел пристанище молодой человек, назвавшийся Семеном. Для армян он стал Симоном. Как он оказался на Дону - не откровенничал. Но армяне догадались - из Запорожской сечи, скрывается от дончан. Не выдали, потому как он оказался ценным строителем. Когда диаспора решила возродить древний крымский армянский монастырь Сурб-Хач на донской земле, Симон посоветовал выбрать для него место на высоком берегу Темерника. Он же был одним из главных строителей донского Сурб-Хача. В нем и остался жить до глубокой старости.

Когда Симон почувствовал приближение кончины, намекнул настоятелю монастыря о великой тайне, единственным хранителем которой он являлся. Тайна связана с огромными богатствами. Несмотря на клятву хранить тайну до смертного часа, Симон решил, что было бы глупо унести ее с собой в могилу. Настоятель Арутюн Аламдарян - поэт, ученый, просветитель, философ - понял Симона и его обещание раскрыться на смертном одре. Но случилось так, что до исповеди дело не дошло. Симон был растерзан волчьей стаей.

Когда монахи готовили тело к похоронам, обнаружили на спине погибшего изображения запорожского символа - трезубца - и еще кое-что, что позволило монахам утвердиться в запорожском происхождении Симона и увериться в том, что его тайна - запорожская казна и спрятана она в Сурб-Хаче или поблизости, ведь строил монастырь он.

Срисовав изображение на спине умершего, монахи пытались определить, где искать сокровища. Слухи о карте и о сокровищах разнеслись по округе. Появились любители легкой наживы. В 1834 г. в монастырь ворвалась банда. Монахов пытали. Настоятель Аламдарян скончался от смертельных ран. Налетчики рылись в монастырских подвалах. Но на помощь пришли жители Нахичевани, и грабители позорно бежали.

Полицейские и прокуратура не смогли найти бандитов и, чтобы убийства не повторились, приказали монастырские подвалы завалить камнями, глиной, песком, что и было сделано монахами.

Карта была спрятана настолько надежно, что весь остаток XIX века в руки кладоискателей она не попала.

После Октябрьской революции до Великой Отечественной войны поиски запорожского золота предпринимались с использованием предания о гетмане Павле Полуботке. Они тоже имеют отношение к Ростову-на-Дону. Но об этом будет рассказано в следующей главе.

Карта и ее владельцы объявились в середине XX века. Вы еще не догадались, где это произошло? Конечно, в нашем любимом городе.

В 1942 г. в оккупированном фашистами Ростове румынские военнослужащие, такие же, как и немцы, оккупанты, принялись расспрашивать местных жителей, где находится храм Сурб-Хач. И даже показали карту. А потом, стащив у немцев миноискатели, принялись прочесывать ими окрестности Сурб-Хача. За этим занятием немцы и обнаружили в зарослях Темерника незадачливых румынских кладоискателей. За воровство немцы расстреляли румын тут же, в темерницких плавнях, и приказали армянским властям Нахичевани трупы похоронить, а протоколы расстрела вместе с картой передать румынскому командованию.

Делопроизводителем в управе был тогда известный армянский исследователь исторических событий Х.А. Поркшеян. Надо было бы быть круглым идиотом, чтобы, увидев в расстрельных бумагах изображение окрестностей Темерника, срисованное со спины запорожского казака и будоражившее воображение многих поколений кладоискателей, не завладеть им. Поркшеян изъял карту из немецких бумаг, подменив ее поддельной.

После освобождения зачисткой Ростова занялось НКВД. Лица, сотрудничавшие с фашистами, были профильтрованы. Интересовался НКВД и неким Зеленским, редактором русскоязычной газетенки, издававшейся в период оккупации. Он сбежал с фашистами. В его квартиру поселили несколько семей, в том числе и нашу. Мне тогда было семь лет. Хорошо помню, как мама разбирала хлам, оставшийся после Зеленского, и обнаружила запись Зеленского о том, что запорожский клад запрятан в Каменке, на берегу Темерника, в сосновой роще, то есть там, где ныне находится госпиталь Северо-Кавказского военного округа. Записку мама передала в НКВД.

В НКВД поступило и другое сообщение: запорожское золото закопано в пойме Темерника, в районе ботанического сада государственного университета.

Таким образом, НКВД стал средоточием многих сведений о сокровищах XVIII века с берегов Днепра, не только предположительно находящихся в донском крае, но и за рубежом России. Это могущественнейшее учреждение взяло расследование в свои руки. Позже к нему проявили настойчивый интерес Главное разведывательное управление, МГБ, КГБ, ЦК КПСС, политбюро ЦК КПСС…

12.10.2007г., НВ.

Где вы, золотые клады?

Запорожские сокровища стали разменной картой на международной политической арене с подачи гетмана Павла Полуботка. К реальности их существования в одном из английских банков будущий видный политический и государственный деятель СССР Анастас Микоян относился первые дни с улыбкой.

В 20-е годы прошлого века Микоян и видный деятель революционного движения Борис Шеболдаев жили с семьями в Ростове-на-Дону в одной квартире, питались вскладчину. В то время Шеболдаев был секретарем Северо-Кавказского крайкома ВКП(б). Как-то за обеденным столом Борис рассказал Анастасу о себе интереснейший факт. Оказывается, Борис был непросто революционером, секретарем Северо-Кавказского крайкома, но и одним из потомков легендарного гетмана Украины.

- Какого? - спросил Анастас.

- Полуботка!

Микоян вначале не поверил, но дальнейший рассказ заставил отнестись к откровениям Шеболдаева серьезно.

15 января 1909 г. на Украине в захудалом городке Стародубе, в имении престарелого профессора истории Александра Рубца, из-за болезней не покидавшего поместье, состоялся съезд потомков гетмана Полуботка. В Стародуб были приглашены представители полуботковского рода из Москвы, Киева, Харькова, Полтавы, Хабаровска, Читы, Уфы, Одессы, Саратова, Кронштадта, Донской области. Приехало более ста человек. В числе приглашенных была и мать Шеболдаева - Инна Никандровна Рошевская. Согласно преданиям Полуботок был ее пра¬прапрадедом. Она была авторитетнейшим медицинским специалистом. После обучения в Сорбонне она начала свою врачебную деятельность в Ростове-на-Дону. Здесь увлекся революционной деятельностью ее сын Борис. Инна Никандровна рассказывала сыну, что на съезде в Стародубе потомки гетмана были озабочены построением генеалогического древа. Без него невозможно было бы извлечь из главного английского банка золото, которое в XVIII в., по свидетельству одного из английских шкиперов, погрузили в Архангельске в бочках на английский корабль сыновья опального гетмана Андрей и Яков. В Лондоне шкипер помог отпрыскам гетмана доставить золотые бочки в самый надежный английский банк Ост-Индийской компании. Собравшиеся в Стародубе были уверены, что золото это - запорожское и было передано банку на сохранение для востребования ими - потомками. Однако у потомков не оказалось соответствующего документа, который доказывал бы получение запорожского золота англичанами.

Такой документ был готов предъявить в 30-е годы прошлого столетия прямой потомок Павла Полуботка - бразильский бизнесмен Остап Полуботок. Бразилец пытался связаться с самым авторитетным своим родственником в СССР, но коварная судьба распорядилась иначе. Микоян и Шеболдаев стремительно продвигались по службе. Вскоре они перебрались из Ростова в Москву. Там Микоян вошел в правительство, а Шеболдаев был назначен начальником самого карьерного подразделения ЦК ВКП(б) - отдела кадров, поэтому он и отказался от встречи со своим бразильским родственником, боясь, что контакт с бразильцем может быть истолкован как шпионаж. Но это не спасло Бориса Шеболдаева. В 1937 г. он был расстрелян как шпион, состоящий на службе многих государств и не пожелавший раскрыть для ЦК ВКП(б) тайну запорожско-английского золота.

Микоян не забыл об откровениях своего бывшего друга. И как же было забыть, когда речь шла о гигантском количестве золота! В книге "100 загадок Украины" приводятся воспоминания одного из ветеранов советской разведки. Перед Великой Отечественной войной ему удалось выяснить по заданию НКВД, что золото Полуботка находилось в "Бэнк оф Ингланд". Этот ветеран-разведчик утверждал в своих воспоминаниях, что он был причастен к следующим историческим событиям. В 1947 г. в Москву прибыл министр торговли Великобритании Г. Вильсон. Он был принят членом президиума ЦК ВКП(б) А. Микояном, курировавшим в ЦК ВКП(б) вопросы внешней и внутренней торговли. В ходе обмена мнениями была достигнута договоренность, согласно которой военные поставки Великобритании Советскому Союзу во время войны считались произведенными в обмен на отказ СССР от претензий на золото Полуботка. Договоренность была оформлена в виде секретного приложения к договору между правительствами Великобритании и СССР. С советской стороны секретное приложение подписал член президиума ЦК ВКП(б) А. Микоян, с британской стороны - английский посол в СССР господин Питерсон. Англо-советский договор был подписан в Москве 27 декабря 1947 г.

Можно было бы на этом интереснейшем воспоминании о событиях с далеко идущими последствиями и закончить этот материал. Но события 2007 г. заставили взглянуть на запорожское золото Полуботка совершенно с иной, современной стороны.

ЗОЛОТО ПОЛУБОТКА В ОБМЕН НА ЗАПАДНУЮ ДЕМОКРАТИЮ

Запорожское золото до сих пор не дает покоя не только кладоискателям, но и политикам всех рангов. Леонид Кравчук во время первых выборов президента независимой Украины рисовал перед избирателями потрясающую картину: ничего не делая, украинцы будут купаться в золоте, как только запорожские сокровища, увеличенные благодаря набежавшим за много лет процентам, будут возвращены Украине демократической Западной Европой, то есть авторитетнейшим Лондоном.

Холодным душем для горячих голов стала информация, появившаяся в периодических изданиях. После того как Сергей Шеболдаев, сын реабилитированного начальника отдела кадров ЦК ВКП(б) Бориса Шеболдаева, обратился в 1958 г. в Инюрколлегию с просьбой о возвращении из Англии золота Полуботка, Лондон поднял вопрос подписании с Москвой договора, согласно которому были бы сняты все взаимные финансовые и имущественные претензии как государственные, так и частных лиц. В январе 1968 г. договор о снятии претензий начиная с 1939 г. был подписан советским премьер-министром А. Косыгиным. Однако этот договор не удовлетворил англичан, так как он не распространялся на золото Полуботка. Потомки теперь уже сверхзнаменитого гетмана продолжали мечтать о полуботковских миллиардах. Инюрколлегия делала вид, что время поставить точку над розыском золота еще не наступило. Политики всех мастей усердно подсчитывают, сколько фунтов стерлингов или гривен получит каждый гражданин, чьи предки с помощью коня и сабли формировали запорожскую казну.

Да вот незадача. Снова появилась сплетня - оказывается, еще в 1986 г. в ходе визита министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе в Лондон было подписано соглашение об отказе взаимных претензий, возникших до 1939 г.! Так что, на запорожском золоте Полуботка поставлен крест? Еще 21 год назад? В заключение можно лишь одно сказать - а вдруг еще не все потеряно? Может быть, еще найдутся документы, которые опровергнут все здесь сказанное? Отыщутся запорожские клады в Белгородской области и в пойме реки Темерник или в подвалах армянского музея Сурб-Хач? И мы будем поздравлять миллионеров - потомков средневековых казаков?

19.10.2007г., НВ.

Где вы, золотые клады?

НЕУЖЕЛИ НА РОСТОВСКОЙ УЛИЦЕ ШЕБОЛДАЕВА?

Сообщения об обнаружении старинных кладов заставляют вздыхать: везет же людям! Ну почему горшок с золотыми монетами не встретился на моем пути, а оказался под ногами жителя благословенного Крыма? Крымчанин решил подняться на ближайший пригорок, чтобы набрать там камней для укрепления ограды вокруг своей усадьбы. Как сообщили газеты, передвинул он мешавший валун, а под ним засверкал привет из Средневековья в виде турецких золотых кругляшей!

31Или еще одно будоражащее воображение происшествие. Студенты и аспиранты Московского государственного университета имени Ломоносова устроили для российских школьников летний научно-познавательный лагерь в Карелии рядом с поморским поселком Чупа. Край этот знаменит месторождениями полудрагоценных камней - гранатов. Юные исследователи переплыли на один из островов залива Белого моря - Чупинской губы. Там они впервые увидели гранатовые скалы. Передвинули обломок скалы, а под ним открылась яма, а в ней - бочонок с золотыми украшениями. На бочонке обнаружили школьники запорожское клеймо - трезубец. Знатоки казачества предположили, что бочонок имеет отношение к сокровищам гетмана Павла Полуботка.

Недавно испанское правительство заявило протест американским кладоискателям. Те обнаружили на океанском дне старинный корабль, груженный золотыми слитками. Завоеватели, колонизаторы, пираты и прочие «джентльмены удачи» считали своим долгом подмаслить хозяев - европейских монархов, владельцев различных банков и компаний награбленным в Азии или Южной Америке добром. Но ужасные тайфуны, ураганы, противоборствующие эскадры и бандитские шайки топили перегруженные золотом посудины. Отблески этого золота будоражат и сегодня. Нынешнее испанское правительство полагает, что если средневековый английский корабль затонул в теперешней испанской океанской зоне, то корабельное средневековое золото, предназначавшееся когда-то королеве Елизавете, является испанской собственностью со всеми вытекающими последствиями.

В наших краях романтических сюжетов, связанных с кладами, предостаточно. Например, куда девалось золото Запорожской Сечи?

Откуда золото у запорожских казаков?

Что представляли собой запорожские казаки и почему в легендах рассказывается об их многочисленных бочках с золотом? В середине XIX века российский историк Г.Ф. Миллер написал в своем труде «Рассуждения о запорожцах» (Москва, 1847 г.) следующее: запорожские казаки «жен не держат, землю не пашут, питаются от скотоводства, звериной ловли и рыбного промысла, а в старину больше в добычах, от соседних народов получаемых, упражнялись». То есть были налетчиками, грабителями.

Настолько наупражнялись запорожцы в грабежах, что заимели и собственное золотишко, и общевойсковую золотую казну! Подтверждения тому отыскивались неоднократно. В XIX веке на территории одной лишь Херсонской губернии были обнаружены на месте бывших запорожских поселений и зарегистрированы властями более пятидесяти золотых кладов. То есть в среднем каждые два года один горшок или кожаный мешок с драгоценностями! И это без учета находок при раскопках скифских и половецких захоронений! А сколько было золотых находок, не учтенных властями? Не хило, если к тому же учесть, что население Херсонской губернии было раза в три меньше нынешнего.

В 1845 г. на месте Сечи, неподалеку от погреба, в котором помещалась войсковая пушкарня, был найден в земле мешок с выбитыми в столице Крымского ханства Бахчисарае серебряными татарскими монетами. О происхождении мешка можно ныне лишь догадываться. То ли крымский хан отблагодарил им запорожцев за верную службу, то ли мешок было добыт во время набега на Крым? И почему мешок был схоронен возле пушкарни? Не захотели доблестные казаки отдать его в общую казну?

Переместимся в XX век. В Рябучовской ложбине возле Днепра на окраине села после обильного дождя мальчишки играли в футбол. Юный футболист споткнулся  обо  что-то, разбил нос. В сердцах поддел ногой препятствие. А им оказался горшок с золотыми и серебряными монетами. Краеведы подтвердили: дождевые потоки, размывшие сельский пустырь, вскрыли золотое захоронение, принадлежавшее одному из запорожцев. Находка случилась в 1978 г.!

Так что золото у запорожцев было, и немалое! Казна была тоже мощная. Только куда она подевалась? Почти два столетия ищут ее неугомонные любители золотых слитков. Но ни на Западе, ни на Востоке, ни в Америке, ни в Австралии она не объявилась. Но зачем далеко ходить? Зачем обращать взор за тридевять земель, если согласно некоторым сведениям она закопана в Ростове-на-Дону...

Казна была, и даже не одна

Запорожская Сечь - понятие объединяющее. В разные времена Сечь перемещалась в разные места региона. В днепровское урочище Алешки запорожцы переселились, чтобы быть поближе к крымскому хану. Сечь назвали Алешкиной. Когда обосновались на берегу притока Днепра - Ингульца, Сечь стала Ингулецкой, на берегу Чертомлыка - Черомлыцкой... У каждой Сечи была своя казна. Ею распоряжался атаман, а хранил кошевой (по современному - казначей). Только атаман и кошевой знали о ее величине и месте нахождения.

Перенесемся в XVII век. В 1694 г. в Черкассах казаки на Раде решали, к кому в подданство податься - к польскому королю или к российскому царю? Дебаты были такими же яростными, как в современных парламентах. Даже жестче, со стрельбой из ружей, с пистолетными выстрелами. К единому мнению так и не пришли. И все же приняли решение, по-нынешнему - вполне либерально-демократическое - пусть каждый выберет свою судьбу сам. Запорожское войско разделилось на две почти равные части. Одна решила остаться под властью польского короля, другая - уйти на российские земли. Казну разделили поровну.

Ушедшие под власть царя обосновали на пустующих землях ныне Белгородской области по берегам реки Ворсклы поселки Баланда, Карпов Городок и другие. В Карповом Городке поселился атаман, в Баланде - кошевой Василий Шматок вместе с казачьей казной. На новом месте казаки оказались на правах крестьян. Атаман, кошевой, старшины потеряли прежнюю вольницу и привилегии. Когда в регионе объявился шведский король Карл XII с войском, атаман и казачья верхушка перебежали к шведам. Другая часть казаков присягнула Петру I. Куда подевались кошевой Шматок и казна, никто не знал. Под Полтавой Карл XII был разбит. Вместе с ним удрали без казны атаман и его приспешники.

После битвы объявился в Баланде кошевой Шматок, оказавшийся единственным распорядителем казны. Вот что значит быть себе на уме! О казне он помалкивал.

Одни рядовые казаки приняли Шматка за героя, спрятавшего общественное золото и от шведов, и от москалей, чтобы в будущем употребить на пользу общины. Другие увидели в нем вора. Василий Шматок не оправдывался, не бил себя в грудь, заявляя, что он к золоту даже не прикасался и не дотрагивался, помалкивал, как в рот воды набрал. Однако местные любопытные наблюдатели отметили, что их кошевой выстроил новый дом, завел табун лошадей и стадо коров... Василий все же объяснил селянам: в Петербурге его единственный сын поступил на службу к графу Шереметьеву, загребает деньжищи. И тем не менее селяне не поверили, принялись судачить: казна велика, всю растратить не мог, что-то и для нас должно остаться. Многие казаки видели в свое время громадный ящик, набитый золотыми монетами. Сами помогали погрузить его на телегу. Телега проломилась. Пришлось подгонять другую, покрепче.

После смерти Шматка сын, вернувшийся из Петербурга, принялся расспрашивать родственников и соседей: не оставил ли отец записки и, может быть, кто-либо видел, как он что-то прятал? Соседи тут же сообразили - ящик был весом пудов десять, такую тяжесть Шматок один утащить не мог, значит, спрятал где-то неподалеку. Припомнили местные всезнайки, что перед смертью Василий что-то писал своему сыну. Допросили бывшую любовницу Шматка. Та подтвердила: писал сыну, да что в записке, не знаю, потому как прочитать не могла - неграмотная.

Поиски баландинской казны продолжались два столетия. Об этом рассказано в книге «Невостребованные клады» писателя А. Мартыненко. Альберт Алексеевич опубликовал в ней воспоминания врача, почти вся жизнь которого прошла в сталинских лагерях от Кольского полуострова до Магадана. В лагерных больницах он лечил заключенных. Некоторые из них перед смертью исповедовались врачу в содеянном. Так лагерный терапевт, хирург, стоматолог и невропатолог в одном лице стал свидетелем последних минут жизни умиравшего в норильском лагере из-за гангрены после обморожения ученого-биолога из Московского университета.

В 1946 г. этому московскому биологу оставалось сделать последнее усилие, чтобы дотронуться до золотого бочонка Василия Шматка и вскрыть его, но он был арестован по случайному стечению обстоятельств. Самое удивительное заключается в том, что накануне этому биологу удалось разыскать в чудом сохранившихся архивах баландинского монастыря, разрушенного в 30-е годы прошлого столетия, предсмертную записку Василия Шматка своему сын: «Иван, сундук под боцянами, где твой дуб». Биолог разыскал сыновний дуб, на котором аисты свили гнездо - боцяны, под ним отметину над закопанным сундуком, проверил грунт щупом - все сходилось. Но злодейка - судьба распорядилась по-иному. Вместо нескольких пудов золота - ложное обвинение в участии в антиправительственном военном заговоре, лагерь в Таймырской тундре, свирепые морозы в урочищах горного массива Бырранга, где он должен был участвовать в разведке богатейших месторождений никеля, обморожение в экспедиции и смерть в норильской лагерной санчасти.

Имея в руках книгу А. Мартыненко, желающие могут разыскать в Белгородской области село Баланду, возле него на крутом берегу речки Ворсклы попытаться вычислить дуб с аистами, а под ним упрятанное в землю золото Запорожской Сечи.

5 октября 2007г., НВ.
.