rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
3653272
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
5845
10683
27897
59447
168125
130502
3653272

в среднем в сутки
14568


Ваш IP:54.225.59.242

А эта дорога ведёт к храму?

37Обсуждение невинного, на первый взгляд, вопроса о будущем музея русско-армянской дружбы в Сурб Хаче неслучайно вызвало бурные, переливающиеся через край эмоции. Если в 20-е годы в стране шло наступление на религиозные святыни, то сегодня многие твердят о «большевизме наоборот» — выдворении из церковных стен музеев и других светских учреждений, благодаря которым они, собственно, и сохранились. На прошедших в Донской публичной библиотеке общественных слушаниях, посвящённых судьбе Сурб Хача, побывал наш корреспондент.

На историко-культурной карте Ростова Сурб Хач занимает особое место. Это, обойдёмся пока без перечисления его архитектурных достоинств, самое старое строение на территории города. Ещё в 1792 году, вскоре после прибытия на Дон первых армян-переселенцев из Крыма, состоялось освящение построенного по проекту видного зодчего И.Е. Старова храма.

Впрочем, регулярные ритуальные службы в храме проводились всего несколько дней в году, по особо важным церковным праздникам, и Сурб Хач постепенно превращался вместе с принадлежавшей ему тогда обширной территорией в 40 гектаров в некую общекультурную зону. Помещения монастыря приспосабливались под жильё и сдавались под дачи. В парковой зоне, имевшей большую открытую веранду, зимний сад, ротонду для оркестра и танцзал (!), регулярно проходили концертные сезоны.

В 20-е годы все постройки, включая здание храма, были переданы в пользование новообразованного совхоза. В 1935 году в результате удара молнии сгорают купол и своды. Ещё раньше под топор пошли зелёные насаждения парковой зоны.

А когда в 60-е годы начиналась застройка Северного жилого массива, в градостроительных планах значилось уничтожение руин храма и возведение на их месте новых жилых кварталов. Но у тогдашнего «застойного» руководства хватило ума прислушаться к мнению общественности, поддержанной известнейшим советским художником, уроженцем Нахичевани Мартиросом Сарьяном, к которому обратились за помощью тогдашний руководитель Ростовского ВООПИиКа донской казак Николай Чеботарёв и коренной ростовчанин, авторитетный музейщик и краевед Аркадий Айрумян. В результате горисполком и облисполком принимают постановления о сохранении храмового комплекса как уникального архитектурного памятника ХVIII века и использовании его после восстановления в качестве филиала (отдела) областного музея краеведения, в каком он и пребывал последние 35 лет.

Впрочем, известная половинчатость статуса филиала никогда по-настоящему не устраивала работников Сурб Хача. И вот теперь у храмово-музейного комплекса, похоже, объявляется полноправный хозяин — Ново-Нахичеванская российская епархия Армянской апостольской церкви. Только какую цену за это придётся заплатить?

Прибывший недавно из Москвы и одетый во всё чёрное викарий отец Вартанес был прямолинеен, как старый солдат:

— Здание храма будет освящено, после чего в нём исключается проведение любых светских мероприятий. Причём произойти это должно в самые ближайшие дни.

Иными словами, музейщиков вместе с другой «случайной» публикой попросят из Сурб Хача вон. Кому же первому пришла в голову идея «приватизации» храма? В кулуарах слушаний указывали на «бойцовский» характер нынешнего главы российской епархии Армянской апостольской церкви. Мы лучше воздержимся от комментариев. В принципе, возвращение храмов верующим — богоугодное дело. Вот только как бы в данном конкретном случае «вместе с водой не выплеснуть и ребёнка».

Горячо и эмоционально говорила об этом научный сотрудник музея-филиала Светлана Хачекян:

— 35 лет мы прожили и проработали на территории храма. Конечно, площадей, которыми располагает здесь музей, явно недостаточно. Но скороспешный переезд музея может вообще привести к его гибели.

Скажем сразу, выселять музейщиков в чистое поле никто не предлагает. Новым местом его расположения предполагается особняк Искиндарова (бывшая библиотека им. Пушкина) в Пролетарском районе. Но этому зданию необходима коренная реконструкция, которая, по самым оптимистичным прогнозам, завершится не ранее 2009 года. Есть идея временно разместить экспонаты «эвакуируемого» Сурб Хача в здании Ростовского областного музея краеведения. Но от неё никто не в восторге, в том числе директор РОМК Татьяна Коневская. Она отметила, что главный музей Дона сам переживает сейчас нелёгкие времена. Там поставлено на капитальный ремонт фондохранилище, и они ломают голову, куда пристроить собственные фонды, из-за чего свёрнута работа ряда экспозиций, а занятые ими залы приспособлены под хранилища.

Председатель общины «Нор-Нахичевань» Арутюн Сурмалян, разделяя обеспокоенность музейщиков, говорил о готовности членов общины содействовать реконструкции особняка Искиндарова. Если из бюджета области будет выделена хотя бы половина потребных средств, то остальные проблемы могла бы взять на себя общественность...

Вот только сохранит ли вырванный из привычной среды обитания музей свою привлекательность для посетителей? И чем будет сам Сурб Хач без музея?

Накануне слушаний прошло бурное собрание «ростово-нахичеванцев», выступившее с протестом против срочной передачи находящегося в федеральной собственности храма церкви. Отмечалось, что за два с лишним века своего существования Сурб Хач не имел ни прихода, ни паствы, ни монашеской братии и всегда являлся для армян-выходцев из Крыма не религиозным центром, а очагом их самобытной культуры и просвещения. За годы существования музея там сформированы уникальные коллекции, насчитывающие более десяти тысяч экспонатов. Регулярно проводятся литературно-музыкальные вечера с участием писателей, музыкантов, поэтов, лекторов-историков и краеведов.

Достоверно известно и то, что само здание Сурб Хача было возведено за счёт российской казны и безвозмездно передано Екатериной II в дар нахичеванской общине армян взамен оставленного ими в Крыму одноимённого комплекса. И было бы неуважительным осуществлять передачу (передарение) исторического памятника, олицетворяющего дружбу, согласие и мир на донской земле, неким третьим лицам...

В защиту «старого», «традиционного» Сурб хача высказались и люди, которых невозможно упрекнуть в какой-то личной заинтересованности. Например, убелённые сединой ветераны педагогического труда жительница Мясникована Софья Магдасеева из школы № 8 и Александра Симавонян из гимназии № 14, где по примеру Сурб Хача создана своя музейная экспозиция.

— Храм и музей сегодня во многом синонимы, — заявил известный знаток донской старины Валерий Чеснок, в своё время немало сделавший для спасения и развития легендарного «Танаиса». — И в любом случае переезд музея, пока для него не будут подготовлены и оборудованы новые помещения, недопустим.

В самом деле, откуда такая спешка? На слушаниях упоминалось об ожидающемся приезде на Дон католикоса всех армян. Мол, кому-то очень хочется, чтобы он провёл богослужение в освящённом и зачищенном от музея храме.

— Только в страшном сне может привидеться, чтобы к визиту в Россию премьер-министра Японии кто-то поторопился отдать ей Курильские острова, — саркастически заметил Эдуард Джелаухов. — Почему такое же по сути предлагается в отношении Сурб Хача?

Действительно, с какой стати именно сейчас разгорелись страсти? А, может быть, конфликт между церковью и музейщиками — лишь внешняя корка?! А всё дело в том, что некогда окраинный, степной Сурб Хач ныне оказался чуть ли не в центре города. С одной стороны к нему подходят новые жилые кварталы, с другой — аквапарк и другие развлекательные заведения. Соответственно, и коммерческая стоимость здешней земли выросла в разы.

Не берёмся утверждать, кто и какие виды может иметь на закреплённую сегодня за комплексом землю. А ведь имеется ещё обширная охранная историческая зона, о которой, правда, мало кто уже вспоминает. По информации Арутюна Сурмаляна, у Сурб Хача уже потихоньку «оттяпали» прилегающие к нему живописный остров и знаменитый родник. Что будет с этими участками в случае их приватизации, неведомо, наверное, даже богу. А вот ведущая к святыне монументальная историческая лестница, похоже, прикажет долго жить. Денег на её восстановление нет, и вряд ли они скоро появятся, разве что церковники внезапно разбогатеют. А что, возможно, это вариант. Если с полунищих музейщиков нечего взять, то хозяев злачных мест легче уговаривать на «богоугодные дела». Но та ли это дорога, которая ведёт к храму?

Впрочем, это опять же разговоры в кулуарах. А мы вернёмся к официальному ходу слушаний. «Церковь Сурб Хач, — говорится в принятом решении, — является объектом культурного наследия федерального значения и может быть передана в безвозмездное пользование при условии подписания охранного обязательства, гарантирующего сохранность объекта... Также имеет право на существование и может быть реализована идея создания в составе мемориального комплекса отдельного музея. Это место является знаковым для всего Ростова. Именно отсюда начинается недавно открытый парк «Дружба»...

В развитие этой резолюции Александр Цацак, проработавший 15 лет архитектором на строительстве Северного жилого массива, предложил объявить конкурс на разработку проекта комплексного развития прилегающей к храму территории. Естественно, там должно быть предусмотрено строительство нового музейного здания и других объектов культуры и отдыха, которых остро не хватает крупнейшему району города. «Процесс» и без того уже пошёл, важно направить его в цивилизованные рамки. Что же касается непримиримой позиции епархии, то обеим сторонам надо приходить к разумному компромиссу. Никому же, к примеру, не приходит в голову пускать в московский Кремль только верующих...

— Безусловно, определять судьбу Сурб Хача надо, руководствуясь интересами всех ростовчан, а не только узкого круга заинтересованных лиц, — считает организатор слушаний председатель Ростовского отделения ВООПИиК Александр Кожин. — И мы надеемся, что власти прислушаются к мнению широкой общественности.

Вместо послесловия

Резонанс общественных слушаний оказался настолько велик, что спустя несколько дней в ИА «Росбалт-ЮГ» прошла специальная пресс-конференция на тему «Новый пользователь старейшего историко-архитектурного памятника Ростова и судьба музея русско-армянской дружбы Сурб Хач».

— Ни о каком «передарении»  мемориального комплекса церкви нет и речи, — подчеркнул, выступая перед журналистами, заместитель министра культуры области Валерий Гелас. — Памятник просто отдаётся ей в пользование.

— И если новый пользователь не будет выполнять обязательства по охране мемориала, найдутся способы призвать его к ответу, — заверил заместитель руководителя управления Росохранкультуры  Василий Касьянов.

О достигнутом компромиссе говорил и Арутюн Сурмалян. По его словам, в армянской нахичеванской общине больше не возражают против переноса музея из Сурб Хача. А Валерий Гелас дезавуировал  провучавшие на слушаниях слова Татьяны Коневской о трудностях временного размещения на площадях областного музея экспонатов из Сурб Хача, заверив, что им уже подобрано достойное место.

Хорошо, если так. И всё-таки на душе остался осадок. Почему искать музею новое пристанище начали уже после того, как приняли решение о его выселении? Если вспомнить, то ещё 40 лет назад, когда начиналось восстановление Сурб Хача, планировалось в ходе второго этапа построить на его территории специальное музейное здание. Но об этой проблеме никто и не вспоминал, пока «петух не клюнул».

— Это ещё повезёт, если  реконструкция особняка Искиндарова  завершится в 2009 году, — считает Александр Кожин. — К примеру, Донская публичная библиотека строилась около четверти века, примерно столько же — музыкальный театр, пока эти долгострои не взял под свой контроль губернатор. Остаётся надеяться, что Владимир Чуб не оставит без внимания и судьбу музея русско-армянской дружбы.

28 марта 2007г., РО.
.