rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Warning: Division by zero in /home/wladimir72/xn--b1acd1bacakffl.xn--p1ai/docs/modules/mod_zt_visitor_counter/helper.php on line 74
3039648
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
519
4728
25541
21846
119524
235177
3039648


Ваш IP:54.162.136.26

Сурб Хач никогда не будет чьей-то собственностью

43На вопросы «Нор Дар» отвечает Министр культуры Ростовской области Светлана Ивановна Васильева.

- Светлана Ивановна, в последнее время получили большое распространение слухи о том, что здание музея Русско-армянской дружбы Сурб-Хач передается Армянской Апостольской Церкви, им можно верить?

Сегодня мы по действующему законодательству РФ при обращении органов епархии любой конфессии, если у нас находится на балансе (в пользовании или в собственности) культовые здания, имеем право и должны передавать эти здания либо в собственность, либо в пользование. Памятники федерального значения передаются в безвозмездное пользование.

Что касается музея Русско-армянской дружбы, то есть договоренность, что музей будет выведен в новое здание и будет функционировать. По Федеральному закону о музеях Российской Федерации ни один музей при передаче здания не должен пострадать, уходить в никуда. Была договоренность, что вместо этого помещения музей, как центр армянской культуры, должен получить новое здание за счет или строительства, или покупки. Договорились о строительстве с армянской общиной, которая все это инициировала. Это нас устраивает, потому что мы получаем здание для музея, недалеко от Сурб Хача, там, где люди привыкли посещать этот музей. И самое главное, что охранные обязательства все равно остаются за пользователем.

- Скажите, музей Сурб Хач приносит какую-нибудь прибыль?

- Любой музей – неприбыльное учреждение. Все они находятся на государственном содержании, по той простой причине, что это обязанность государства – знакомить потомков с теми ценностями, которые хранятся в музеях. Но, конечно, средства за посещение выставок, за издательскую деятельность музей имеет, и это соотношение по России где-то до 20%, то есть 80 % финансирует государство, 20 % зарабатывают сами музеи.

- Во сколько примерно обходится годовое содержание этого музея?

- Я сейчас не могу сказать, потому что это филиал. Сам отдел небольшой и само помещение церкви небольшое, поэтому затраты незначительные, а вот для того, чтобы привести в порядок территорию памятника и все относящиеся к нему места – лестницу, мостик, родник, и т. д., - на это, конечно, нужны деньги. Будут ли они у церкви, я не знаю, потому что мировая практика показывает, что обычно бывает наоборот - конфессии стремятся отдать все государству, а сами заключают договор о пользовании теми или иными культовыми зданиями.

- То есть то, что сейчас произойдет, это, с их точки зрения, для них выгодно, Вы отдаете здание в пользование, а не в содержание.

- С их точки зрения… Не думаю, что это им выгодно. Согласно договору церковь несет полные расходы по содержанию этого здания и сохранения как памятника, более того, за ними еще будет осуществляться государственный контроль, за тем, как они используют этот памятник. Для этого на федеральном уровне создана специальная служба государственного контроля по исполнению законодательства, и они будут очень четко следить, как используются памятники федерального значения. Здесь выгода, наверное, чисто политическая, или моральная, потому что здание возвращается в лоно церкви.

- Вы как руководитель и житель нашего города, уверены в том, что такая очень маленькая армянская церковно-приходская община может содержать такую «махину»?

- Во-первых, здесь много «за» и «против», но я человек государственный, и знаю, что законодатели установили такую процедуру, и мы действуем в рамках закона. Во-вторых, я считаю, что государство ничем не рискует по одной простой причине: федеральный закон об охране культурного наследия предполагает, что, в случае содержания здания в ненадлежащем состоянии оно возвращается государству, т.е. существует и обратный процесс.

- Сейчас готовится постановление мэра г. Ростова-на-Дону об отводе земли для нового здания. Согласно этим документам, Министерство культуры и, в частности, Областной музей краеведения, являются заказчиками. А как себя проявляет Ново-нахичеванская армянская община, какова доля ее участия в проекте, существует ли договор с их стороны с Министерством культуры о постройке или участии в стройке?

- Договора на бумаге нет. У нас есть официальные письма на имя губернатора, других руководителей, где они говорят, что берут все на себя по строительству. Договор может быть оформлен только тогда, когда мы отведем участок, и будет принято решение под этот конкретный участок. Я знаю, что армяне – это те люди, которые делают свои дела, потому у меня не возникает сомнения, что они пойдут на обман. Обсуждалась возможность того, чтобы часть здания отдать под армянскую общественную организацию. Мы в принципе не возражаем. Нужно так спланировать здание, чтобы сотрудники могли остаться на работе в организации, а экспозиция была сдана под охрану. Для нас это сочетание будет удобно, потому что все мероприятия армянской общественности могут проводиться и совместно с музеем.

- Вы видели какой-нибудь проект?

- Проекта не видела, показывали только наметки чертежа, когда мы обсуждали совместное пользование здания и место его расположения, на общем собрании, которое проводил Иван Анатольевич Станиславов.

- Какова приблизительно стоимость этого проекта?

- Этого нельзя сказать, пока не будет проекта. Он должен быть обсчитан специалистами, должен пройти экспертизу,. Но судя по строительству домов… Средняя стоимость - 530 долл. за кв. м. Будет два этажа, мы рассчитываем примерно на 700-800 кв.м., можно посчитать, получится приблизительная стоимость.

Это не будет современное здание из бетона и стекла. Мы постараемся его стилизовать под Сурб Хач, чтобы оно соответствовало и духу, и стилю музейного здания.

- Каким образом культура и церковь уживутся вместе? Не будет каждый тянуть одеяло на себя?

- Вы знаете, это все от людей зависит, как они договорятся. Я считаю, что делить здесь особо нечего, они должны понять, что очень важно сохранить этот дом. А ведь смысл-то в чем: и экскурсии должны идти, и церковь должна функционировать.

- Скажите, помимо Ново-нахичеванской общественной организации есть еще другие фирмы или организации, заявляющие готовность участвовать в постройке музея?

- Вы знаете, было очень большое противостояние между «местными» и «неместными» армянами. Но не в нашей компетенции мирить две общественные организации. Наше дело – получить здание музея, разместить удобно экспонаты, обслуживать население. А кто что будет строить, кто что будет вносить, кому что достанется - это уже другой вопрос.

- Нет, я имею в виду, кто-то уже заявил готовность, пришел и сказал: я беру на себя обязательства, вот пожалуйста, заключите договор, у меня есть деньги?

- Нет, таких заявлений нет. Есть только инициативная группа, которая инициировала этот процесс, и эта группа дает такие обязательства, я сказала уже – это письма губернатору и заявления на всех совещаниях о том, что они готовы выделить деньги.

- А Вас не волнует, на какие средства они будут это делать?

- Нет, меня не волнует. Мы не будем вмешиваться в этот процесс. Для нас самое главное – согласовать проектно-сметную документацию, а все остальное… Это ведь не бюджетные деньги.

- Есть постановление правительства РФ №480, согласно которому передача памятника федерального (общероссийского) значения состоится при согласии министерства культуры РФ, комитета имущественных отношений РФ и постановлении Правительства РФ.

- Да, так оно и будет. Мы делали запрос Швыдкому, и нам подтвердили, что при соблюдении всех правил передачи, министерство (теперь агентство) не будет возражать. Предварительное согласие на это получено. Ограничения таковы: чтобы те, кто будет оформлять договор о пользовании, подписали и охранные обязательства, это первое, а второе – чтобы был музей, в том здании, которое обещали построить, других ограничений нет.

- То есть в этом договоре будет пункт, который обязывает инициаторов построить музей. А если они откажутся?

- А если они откажутся, то в таком случае государство будет вынуждено искать другое помещение. Но я думаю, что они не откажутся, они живут и будут жить в Ростове-на-Дону. И в их интересах сохранение музея Русско-армянской дружбы и его экспонатов.

- Они могут участвовать в проектах каждый в силу своих способностей, но мне кажется, когда речь идет о деньгах, то немножко трудновато одной организации подписаться под этим.

- Может быть, таких больших денег у них нет, но музей не создается только для председателя общины, это не частный музей, правильно? Поэтому обращения о финансовой помощи будут ко всем, и может быть, даже к рядовым армянам.

- Ну не только к армянам, ведь это музей русско-армянской дружбы.

- Хотелось бы, чтобы сначала построили здание для музея, а потом уже передали памятник. Этот вопрос в ближайшее время мы тоже будем обсуждать, когда поступят все документы, проверят правильность оформления.

- Светлана Ивановна, давайте предположим худший вариант, эта организация подписывает договор, берет на себя обязательства, но не строит здание по разным причинам, или эта стройка будет длиться лет 5-10. Какова будет судьба музея?

- Здесь несколько вариантов развития событий. Первый - мы будем предъявлять претензии, иск к людям, которые подпишут этот договор, исполнять те требования, которые изложены в этом договоре; второй - это настаивание на том, чтобы музей остался на этом месте, тогда заключим договор с новым пользователем этого музея. Третий – музей сворачивает экспонаты, сдает их в фонды, и мы периодически показываем их в других помещениях. При малейшем нарушении охранных обязательств будем ходатайствовать о том, чтобы вернули здание государству.

- В фонде хранится больше 20 тыс. экспонатов, демонстрировать их практически невозможно, потому что территория музея очень маленькая, и трудно из центрального архива перенести все эти экспонаты туда, в Сурб Хач.

-Надо уточнить, о каких экспонатах идет речь. Сурб Хач не отвечает всем требованиям охранно-пожарной сигнализации. Согласно действующему законодательству, мы обязаны не допустить утраты экспонатов. Вот почему речь и идет о современном здании, потому что таковы требования к сохранности государственного фонда. Все экспонаты некультового значения находятся в государственном фонде, они отсчитываются и пересчитываются. Фонд, все экспонаты сохраняются в любом случае. Хотелось бы, чтобы они экспонировались в помещении музея.

- Светлана Ивановна, меня успокаивает Ваш спокойный и вежливый тон, это вселяет надежду и радость. Каковы будут Ваши новогодние пожелания многонациональному Дону?

- Я уверена, что в основе всех межнациональных конфликтов лежит недостаточный уровень знания культуры народов и неумение жить в демократическом обществе, которое мы строим. Сущность демократии сводится к тому, чтобы уметь решать вопросы не за счет других. У нас на Дону развиты добрососедские отношения, и больших противоречий не возникает, это очень важно. Я бы хотела всем пожелать жить спокойно, доверять друг другу и, самое главное, чтобы каждый из нас оправдывал это доверие.

Армянский сайт, 2005г.
.