rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
4812143
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
768
1032
6619
8487
24330
133865
4812143

в среднем в сутки
1224


Ваш IP:54.224.99.70

Ничто не вечно под настольной лампой

189Сергей Медведев — поэт, писавший тексты для некогда известной ростовской группы «12 вольт». Он был главным редактором крупной ростовской газеты. Ныне известный в стране и за рубежом драматург и сценарист. Его пьеса «Парикмахерша» наделала шуму, получила всевозможные премии, в том числе и международную.

Мы сидим в его кабинете, и его юный сиамский кот пытается откусить мне ноги. Ноги почему-то откусываться не хотят. Тогда он забирается ко мне на голову. Кот, видимо, ревнует, что не с ним общаться пришли.

М.: — Сегодня я в свободном полёте, хотя и много пишу для журнала «Кто главный». У меня было желание остановиться, осмотреться, более интенсивно писать для себя, походить по библиотекам, ведь того, что там есть, нет в Интернете.

В журнале я веду рубрику «Медвежий угол». Несу какой-то бред, так сказать своё видение мира.

П.: — Дурацкий вопрос можно? Как вы докатились до драматургии?

М.: — Когда меня уволили с завода «Прибор», я не знал, что дальше делать. И пошёл в газету «Приазовский край», но там ни разу не смог застать ни одного сотрудника. Пошёл в «Комсомольскую правду». Начал писать о своих знакомых. Первым героем был художник Коля Константинов. Делал интервью с Гапоновым и Трофимовым. Параллельно я придумывал истории для Мельницкого, который ставил пьесы. Вот я и придумал по мотивам «Барон на дереве» свой вариант и назвал его «Героем нашего времени». Я представлял, что всё будет в каком-то цирке происходить. Юра так и не поставил это, решил, что больно дорогой спектакль выйдет. Потом мы всё-таки с ним осуществили совместный проект «Брат-3» по мотивам Ионеско.

Пенопластовые инкубаторы

П.: — Смена деятельности, конечно… С завода в редакцию.

М.: — В университет я поступил сразу после школы в 1977 году на физфак, на отделение радиофизики, успешно его закончил. Тогда наука была в почёте. Но я написал письмо Севе Новгородцеву на ВВС, и на этом карьера учёного закончилась. Мой товарищ каким-то образом получил от Севы пластинку «Битлз», и мне тоже захотелось. Вот я и слал письма в Лондон каждую неделю. Потом ко мне пришли из КГБ, провели беседу. Ну, поговорили и поговорили. Но когда я по распределению пришёл устраиваться на завод «Электроаппарат», мне сказали, что специалисты моего профиля там не требуются. C трудом, через знакомых, я устроился на «Прибор». А ушёл тогда, когда зарплату стали выдавать инкубаторами и магнитофонами «Ростов».

П.:— Какими ещё инкубаторами?

М.: — Инкубатор на 90 яиц. От магнитофонов оставались пенопластовые упаковки. Если взять эту упаковку, чем-то её обшить, покрасить, поставить нагревательные элементы и реле, которое при достижении определённой температуры будет отключать этот прибор, получится инкубатор. И можно было выращивать цыплят. Это было поставлено на промышленную основу, и за пару зарплат можно было получить один магнитофон или инкубаторы. И я на этом зарабатывал. Сделал красивый плакат, ходил по колхозному рынку и очень удачно продавал эти порождения советской науки.

Мы пытались и на «Приборе» проводить панк-дискотеки. Приглашали каких-то ростовских модных поэтов. Игоря Бондаревского, например. Помню, мы его привезли, он затребовал срочно вина и только потом согласился выступать.

Честный репер, или Печорин на иномарке

П.: — Современная популярная драматургия, так скажем, кассовая. Братья Пресняковы, Сигарев, Москвина и другие — всё сплошь китч и чернуха. Перечитайте русскую классику: Островского, Чехова. Там метания русской души, поиски какого-то нового героя. А сейчас драма — это будто пир во время чумы.

М.: — Я недавно перечитывал Островского и понял, что это «новая драма», и Чехов тоже, в известном смысле, «прикалывался» над своими современниками. Но мне кажется, что и теперь мы не только веселимся, мне, например, ещё и жалко своих персонажей.

Чтобы вывести зрителя из равновесия, нужно его шокировать, удивлять. Должны быть убийства, интриги, злодеи.

П.: — А представь, написать пьесу с одними положительными героями.

М.: — Люди любят наблюдать драку, секс, насилие. Так происходит со времён Шекспира, да и раньше, наверное, было.

Кто же будет сопереживать положительным персонажам? Над ними будут только смеяться.

П.: — Ну где же герои: Корчагины, Гагарины?.. В телевизоре сплошные криминальные сериалы, где даже «наши» милиционеры или разведчики какие-то «чужие». Кто сегодня герой нашего времени? Всё тот же тоскующий Печорин, только в иномарке и с мешком денег?

М.: — Это человек, не испугавшийся своей индивидуальности, осознавший её и делающий свой выбор независимо от обстоятельств.

П.: — Дежурный герой модного писателя Сергея Минаева — умный, циничный, небедный, и всё равно растерянный и мечущийся в среде дураков и негодяев.

Телевизор нам всё чаще подаёт героя в виде гламурного маргинала. Пропагандируется какой-то ходульный герой, невесть откуда взявший деньги. Даже честные милиционеры ездят на своих дорогих иномарках и живут в дорогих квартирах. Где герои строек и заводов? Сплошной «Comedy club» и «Muppet-show» субботним вечером.

М.: — Мне телевизор, кроме раздражения, ничего не даёт. Сейчас настало время, когда есть доступ к любой информации и искусству. При желании можно увидеть и прочесть всё. И люди стали очень разборчивыми. Опять же, благодаря Интернету у всех появилась возможность говорить и быть услышанным. Формируется новое общество. Оно вполне может игнорировать телевизор и печатные СМИ.

Есть книги и Интернет. А героем сегодня может быть, например, репер, честно поющий со сцены о том, о чём он думает. Кстати, сейчас очень востребован в Москве ростовский реп.

Есть чудаки — администраторов нет

П.: — В прежние времена в городе было много творческих чудаков, которых называли городскими сумасшедшими.

М.: — Сейчас их не хватает. Как и организаторов. Я смотрю на другие города и удивляюсь. Не будем принимать во внимание Питер и Москву, с ними всё понятно, но возьмём города, соизмеримые с Ростовом. Пермь или Екатеринбург, например. В Екатеринбурге, помимо традиционных, официальных театров, работают мощные независимые коллективы. Например, театр Коляды или театр «Провинциальные танцы». То есть там существуют сумасшедшие подвижники, способные на создание чего-то нового. У нас же художники, по большому счёту, никому не нужны, их некому раскручивать. Ростов обладает огромным творческим потенциалом, но нет умелых администраторов... Например, в Самаре существуют люди, которые ходят по ночным клубам и устраивают читки пьес, стихов, прозы. И в Москве это очень распространено. Людям просто доносят текст. Хотя и у нас есть поэтические сообщества, и там достаточно любопытные авторы. Они издают свои книжки на собственные средства.

П.: — В Ростове огромное количество хороших молодых музыкантов. Я имею в виду не академических, а рокеров и прочих. Но ими, опять же, никто не занимается. Кроме клуба «Подземка», пожалуй, больше негде им себя показать. Наиболее сильные, конечно же, пробьются и уедут.

М.: — Музыканты и художники в Ростове есть, они что-то делают. А театральное искусство в каком-то анабиозе. Ведь из Ростова Тростянецкий, Васильев, Ерёмин, Шамиров, Серебренников. Если бы они все здесь остались, представляешь?

Хотя сейчас это уже и неважно. Мир стал электронно-коммуникативным. При желании талантливый музыкант или поэт, писатель может заявить о себе на весь мир.

П.: — У меня есть подозрение, что вскоре к нам потянутся на постоянное место жительство многие известные люди. Ведь мегаполисы не безразмерны, и жизнь в них становится невыносима. И потом, транспортные средства уже через пять лет позволят нам быстро и легко ездить в любую часть страны, как из Батайска в Ростов. А что касается нового героя нашего времени, то я надеюсь, что на смену симпатичному бандиту-бизнесмену или образной красавице придёт некто, думающий и умеющий что-то полезное делать, не только подгребать добро под себя. Хотя во все времена были и будут Печорины, Онегины, Корчагины и Маресьевы, Стахановы и Лоботрясовы. Так что драматурги и писатели без тем не останутся. Все основные темы были прописаны ещё до Шекспира, но ничто не вечно под настольной лампой.

№14 (697) от 2 апреля 2008 года РО
.