rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
4622583
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
787
3419
6877
39031
154484
185345
4622583

в среднем в сутки
11952


Ваш IP:54.167.83.233

«Ростов под тенью свастики»

190Так называется книга известного краеведа, профессора РГУ Владислава СМИРНОВА.

Несколько лет подряд он собирал воспоминания людей, переживших оккупацию в Ростове. Из этих воспоминаний и состоит книга.

Как утверждает автор, ростовчане вспомнили самые волнующие эпизоды, потому что память обладает удивительным свойством: она удерживает самые эмоциональные воспоминания до мелочей. Люди помнят то, что с ними случилось много лет назад, так, будто всё это произошло только вчера.

Из коротеньких воспоминаний складывается «мозаика» — общая картина оккупированного Ростова.

В. Котлярова: «Перед приходом немцев прошёл слух, что надо прятать ценные вещи. А у нас из драгоценностей-то всего только свадебное колечко мамы с тремя розовыми камешками. Она его положила сверху на абажур. Как ни тяжело было, как мы ни голодали, мама колечко то сохранила, хотя могла отнести на менку. А через двадцать лет, когда я уже замуж выходила, мне его подарила».

Н. Петровкина: «Немецкие самолёты при бомбёжке летали очень низко. Особенно первое время: город был ещё не защищён, чего им бояться. Говорят, в первых налётах участвовала одна женщина, так её лицо было видно: бомбит и смеётся».

С. Любимова: «После налёта самолётов в окопах было полно трупов. Когда наши ушли, мы стали их закапывать сами. Никуда не носили. Где лежали, там и яму рыли. На углу Журавлёва и Суворова тумба для афиш стояла. Под ней я закопала двух наших солдат. Документы тогда не брали. Вот они и считаются без вести пропавшими. Они там до сих пор лежат».

АиФ на Дону, выпуск 7 (667) от 14 февраля 2007 г.
.