rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Стихотворение о Ростове

4938134
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
152
871
1023
4621
20558
31709
4938134

в среднем в сутки
984


Ваш IP:54.198.3.15

«ГЛАВНОЕ – ПОНРАВИТЬСЯ РЕДАКТОРУ…»

Всё познаётся в сравнении. Особенно когда дело касается детектива и детективщиков – бумагомарателей, возомнивших себя гениальными писателями. Ширпотребная литература красуется на столиках с табличкой «лидеры продаж», засоряя читательские умы и пополняя писательскую казну. Увы, этот процесс необратим. И детективное бремя ложится на хрупкие женские плечи. Маринина, Донцова, Устинова, Полякова, Дашкова и ещё с три десятка фамилий… В эти «три десятка» попала Людмила Милевская – «самая ростовская детективщица». Да, не Корецким единым. Но почему в нашей стране именно женщины, взявшись за этот жанр, печатаются миллионными тиражами?..

Вспоминаю недавний приезд в Ростов Полины Дашковой, известной детективщицы, и одно из её ярких высказываний: «Что такое русский детектив? Я могу сказать, почему успешен тот или иной автор, но никогда вам не отвечу, почему успешен тот или иной жанр. Когда-то издательство «Эксмо» создало серию, которая называлась ДГЖ – детектив глазами женщины. Под этим ярлыком они начали печатать всё, даже то, что написано не женщиной, а группой лиц. Уровень – чудовищный. Но это выгодно издательству. Если есть один, два, три ярких автора, осталось подпихнуть ещё с десяток под такой же серией в довесок, как раньше в советское время: давали что-то хорошее – гречку, лосось плюс полкило жира «Молодость» или что-нибудь тухленькое…». Но читатель-то у нас всеядный. Тухлятину переварит в два счёта. Ещё и добавки попросит.

Людмила Милевская – одна из завербованных в ряды ДГЖ. Её имя ещё вчера мне ни о чём не говорило. Соблазнившись на афишное приглашение встретиться с «популярным автором иронического детектива, ещё и ростовчанкой», я немедля отправилась в один из ростовских книжных магазинов.

— Все регалии разобраны: Донцова сказала, что она – самая гениальная, Дашкова назвала себя самой красивой, Устинова объявила себя первой из первых, Полякова – самой остроумной. Какая же я? Думала-думала и решила: я – самая ростовская, — представилась Людмила Милевская. И сразу же начала рассказывать: о своей семье, о любимых героинях и об особенностях провинциального детектива. Конечно, не считая его таковым.

7С:— И всё-таки: почему «дамские» детективы сегодня так популярны?

— Потому что основной наш читатель – женщина. Детектив как жанр сегодня возрождается, вернее, перерождается, становится женским. Мужской детектив обязательно граничит с боевиком, там много крови, режут, убивают без остановки… Теряется связь с классикой. У Агаты Кристи хоть и много проходных вещей, всё равно она – корифей жанра. Её всегда читаю с удовольствием, чего не могу сказать о современных детективщиках: не хочу ругать своих коллег, но все они на одно лицо. А вообще мне читать некогда.

7С:— Вы говорите, ваши современники «все на одно лицо», и не читаете их. Чем вы и ваши герои от них отличаетесь?

— Увы, и я далека от идеала. Хотелось бы писать лучше. Из современных не читаю никого, это правда. Извините, мои дорогие, но вы сами нас портите. Вы же читаете плохое? Читаете. Чем больше плохого вы читаете, тем хуже мы пишем. У меня есть два романа, которые я считаю своим позором, а есть романы и герои, которыми могу гордиться. Сонькой Мархалёвой или Далилой Самсоновой, например. Сонька – для тех, кто любит читать весёлое, юморное, афористичное. А Далила — самая удачная героиня. Она — психоаналитик, ведёт расследования, отыскивает преступника по его психологическому портрету. Настоящая детективная проза. Вот пишу, а потом думаю – не слишком ли я умничаю? Приходится адаптировать. Я назвала одну вещь «Якудза в собственном сакэ» — хорошо для иронического детектива? Издательство переименовало: «Моя свекровь – мымра». Мне говорят: женщины не знают, кто такой якудза, что такое сакэ, а я, например, не знаю, что такое мымра. Я пишу детективы с образами. У нас сейчас ничего не выписывается. А у меня всё по Станиславскому – образы, мотивы… Маруська – типичный ростовский образ. Одна писательница у меня украла персонаж и сказала, что в Америке нашла его. Да такая Маруська может быть только у нас!

7С:— Вы похожи или хотели бы быть похожей на своих героинь?

— Когда я пишу книгу, я вживаюсь в роль. Работаю над Сонькой – я такая же шебутная, дурная. Это – полупародийный образ, женщины меня не любят за Соньку. Вот Далила Самсонова – другое дело. Хотела бы я быть такой, но мне слабо. Дюже умная она получилась, хладнокровная… А я эмоциональная, и у меня не получается так разбираться в жизни. Есть люди, у которых — чутьё, у других – опыт. Далила всё сочетает в себе.

7С:— Вы пишете: «Ничто так не украшает мужчину, как выражение тупости на лице. Это значит, он парализован и стопроцентно готов для поглощения…». Откуда такая ирония?

— «Ничто так не украшает мужчину, как выражение тупости на лице...» — это я так написала? Отличная фраза. Я не ожидала от себя. А что, нет? Мы все, женщины, это умеем. Парализовать. Только посмотришь, и бах! Давай, бери от него, что надо. Во всех книжках рассказывают, что мы глупенькие такие, а мужчина – царь. Мой муж, например, не считает, что надо его на небеса возносить, ему не нравится, когда я дурочкой притворяюсь. Умная – лучше. Но мы же все любим под дурочек закосить, когда нам это надо. Так что вы, мужчины, очень многого о нас не знаете. Ирония? Из жизни…

7С:— Каковы составляющие популярности? Какой совет вы бы дали начинающим авторам?

— Надо всё-таки классиков читать. Но воспринимать по-разному. Все мы пишем детективы. Многие идут по агатам кристям и другим классикам, берут сюжеты и копируют их. Они не замечают, что сама жизнь подбрасывает интересный материал, придумывать ничего не надо – всё перед тобой. Проблема в другом – как это оформить, как сделать живыми героев, небанальным сюжет и запоминающимися детали. Вот этому надо учиться у классиков, а не слепо им подражать. И, конечно, много работать. Однако есть ещё один важный момент. Главное — понравиться редактору. Если редактор прочитает, и твой труд ему придётся по вкусу, то, считай, ты почти стал популярным. Когда главный редактор издательства «Эксмо» прочёл мои книги, он сказал заму, указав на меня: «А это – наша будущая звезда». Правда, после этого звездой стала Донцова…

Наверное, милая Мила ещё долго рассказывала кучке читателей о писательском труде, о своём муже и главном редакторе. Эмоционально жестикулируя, путая литературный и разговорный стили, отвечая на загодя подготовленные, аккуратно написанные на бумажечках вопросы. Не дождавшись окончания пресс-конференции или, скорее, «разговоров за жизнь», я решила не вдаваться в подробности творчества «великой землячки». Пройдя мимо «Фанеры над Парижем», «Кикиморы болотной», «Весёлой поганки», «Мерзавца на выданье», узнав, что «Лучший вид транспорта – мужчина», я взяла и купила американский бестселлер «Дневник Бриджит Джонс». Такой же мусор, правда, без за уши притянутой иронии, псевдонастоящих типажей и плетения словес. Патриотизм патриотизмом, но в свете вопиющей литературной деградации в нашей стране остаётся только надеяться: заграница нам поможет. Или старая добрая классика.

15 января 2005г., РО.
.