rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
4145731
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
4166
6574
10740
40785
60482
210943
4145731

в среднем в сутки
12168


Ваш IP:54.92.194.75

Что получим из трубы

Известие о строительстве завода по сжиганию илового осадка на левом берегу Дона горожане встретили неоднозначно. И всё же нельзя не учитывать, что наш город развивается, изменения не могут не происходить. Главное, чтобы на смену старым технологиям приходили более экологичные. А так ли это, каждый журналист хочет узнать и, если можно, увидеть своими глазами. Поэтому приглашение от ростовского Водоканала поехать на очистные сооружения предприятия, где начато строительство завода, и задать напрямую вопросы специалистам, пришлось кстати.

Невидимые трудяги

И вот — левый берег Дона. Журналистов ведут по территории, показывая первый этап очистки: здесь решётки отсеивают бытовой мусор, попавший в канализационные стоки. Чего тут только нет! Детские игрушки, зажигалки, выпавшие из рук горожан, потерянные в ванной серёжки — и если бы только это... Затем — остальные этапы.

108С большим интересом журналистская братия отнеслась к просмотру недавно построенного блока ультрафиолетового обеззараживания сточных вод на Ростовской станции аэрации. Эта технология — действительно, большой шаг вперёд. Благодаря ей Водоканал отказывается от хлорирования сточных вод, что во многом улучшит экологическую ситуацию.

Но главное, ради чего мы приехали, — это, конечно, проблема с остатками живого ила. Мы идём вдоль длинной цепи прудов с так называемым живым илом. Невидимые глазу бактерии трудятся, очищая воду от загрязнений.

Дело в том, что и у живого ила есть свой предел выработки. Массу, остающуюся после очистки канализационных вод, убирают и вывозят на специальные бетонированные площадки. Она похожа на липкую глину, только очень противно пахнет. Проблема не только в неприятном запахе, который исходит от илов и хорошо ощущается, например, жителями Западного жилого массива при ветре, налетающем с того берега Дона. В первые три года хранения на открытом воздухе эта масса выделяет метан и опасные сернистые соединения, которые влияют на нервную систему человека — а это похуже просто дурного аромата.

Между тем в Ростове пользуются этой технологией около 40 лет — за прошедшие десятилетия «иловые карты» заняли территорию в 30 гектаров. Огромные площади! И если концентрат, в котором находятся загрязняющие вещества, попадёт в почву и в реку (а ведь бетон тоже невечный, может и потрескаться!), это грозит экологической катастрофой для Дона и Приазовья.

О том, что проблему нужно поскорее решать, говорили ещё много лет назад. Появлялось и предложение по строительству завода по сжиганию илов. Но тогда технологии были совсем другими, и от строительства решили отказаться.

109О том, почему сейчас технологии сочли подходящими для нашего миллионного города, рассказал Сергей ШНЕЙДЕР, заместитель гендиректора ОАО «ПО Водоканал»:

— Мы выбирали нужное предложение на протяжении двух лет, многие просто отсеяли. Остановились на экономически целесообразном, которое позволит утилизировать иловые осадки с выработкой тепла и электроэнергии. Это покроет энергетические затраты самого завода, а излишки будут переданы Водоканалу. Мы не используем устаревшие технологии. Те, которые мы выбрали, относятся в Европе к числу лучших современных технологий, рекомендуемых при организации производства.

Трёхступенчатая очистка

Недоверчивых журналистов волновало больше всего то, насколько безопасен завод для окружающей среды. Что он выдаст в атмосферу?

Подробно о применяемых технологиях рассказал журналистам Виталий ГИСС, представитель застройщика, немецкой компании Hager+Elsasser GmbH, имеющей опыт сооружения подобных заводов в Европе:

— Такие производства успешно действуют в Германии, например, в городах Карлсруэ, Штутгарте. В Ростове завод строится за городом, а в Германии есть и те, что работают в черте города, так как по европейским стандартам их выбросы находятся в пределах допустимых норм.

Виталий Гисс подробно объяснил, почему завод будет оказывать минимальное воздействие на окружающую среду. Во-первых, сброса сточных вод в водные объекты завода не будет. Все виды сточных вод идут на очистные сооружения канализации Ростовской станции аэрации для последующей очистки. Во-вторых, технология подготовки осадка перед сжиганием включает в себя предварительную сушку большей части осадка и очистку отходящего воздуха после сушки. Сюда не попадут бытовые отходы, они отсеиваются на первой стадии очистки и остаются на решётках. Таким образом, до того как попасть в печь, иловый осадок потеряет не только вредные вещества, но и объём, от которого останется примерно 10%. Поэтому завод сжигания илового осадка не является предприятием по обработке и сжиганию мусора, и в отводимых газах не могут образовываться такие опасные загрязнения, как диоксины и фураны.

110И всё же журналисты были настойчивы в своём желании узнать, что мы получим из трубы нового завода?

Специалисты ответили: продукты сгорания будут аналогичны выхлопу автомобиля, работающего на газе. В проекте предусмотрено, что дымовые газы пройдут трёхступенчатую очистку. Она обеспечит качество выбросов в атмосферу в соответствии с требованиями российского и европейского законодательства. То есть в атмосферу поступят нейтральные газы, включая водяной пар. Конечно, не обойтись без такого продукта сжигания, как сажа: она будет улавливаться на выходе. Оставшуюся в результате сжигания золу можно будет использовать для строительства дорог, в промышленном строительстве.

«Чем поможет нам завод?» — был и такой вопрос, на который был получен обстоятельный ответ. Завод решит существовавшую десятилетиями проблему с хранением, утилизируя свежий осадок, а ещё постепенно переработает тот осадок, что накопился за предыдущие годы. Это значит, что площадь «иловых карт» расти не будет. При его работе постепенно начнёт уменьшаться риск проникновения концентрата в подземные воды, почву, в Дон. Сколько понадобится времени, чтобы сжечь уже скопившийся ил, сказать сложно. Запах какое-то время продержится — примерно около трёх лет.

Справка о проекте

Проект реализуется на принципах государственно-частного партнёрства. Подрядчиком строительства выступает немецкая компания. Проект строительства завода в сентябре прошёл общественные слушания. Его утверждённая сметная стоимость — около 4,4 млрд рублей. В рамках проекта «Чистый Дон» частным инвестором построен блок ультрафиолетового обеззараживания сточных вод. Инвестиционный проект «Чистый Дон» призван сократить негативное воздействие на водную и воздушную среду в зоне расположения очистных сооружений. В декабре 2014 года завод должен заработать.

ПОЧЕМУ ЗАВОДУ — «НЕТ»?

В то же время в Ростове появились общественные организации, распространившие в интернете петицию по сбору подписей с требованием заменить этот проект на тот, что работает по экологическому принципу «ноль отходов». По мнению экозащитников, полезнее было бы строить завод не по сжиганию, а по переработке ила в удобрения.

Доводы специалистов, рассказавших о технологиях завода по сжиганию ила, который поможет решить важную экологическую проблему, журналисты сочли весомыми. И всё же корреспондент «Ростова официального» обратилась за комментарием к профессору Ростовского государственного университета путей сообщения, председателю совета Ростовского общественного экологического центра Вадиму ГАРИНУ. Вадим Михайлович рассказал, что экологи пока не получили ответов на некоторые свои вопросы:

— Хорошо, что стоки канализационных вод в Ростове будут обрабатывать ультрафиолетом, отказавшись от обеззараживания хлором. Тем не менее в сточных водах имеются остатки хлористых соединений, попадающие туда из-за деятельности некоторых мощных заводов. Учитывается ли этот фактор? Какое количество хлористых соединений в итоге будет попадать в атмосферу? Но идея некоторых представителей общественных движений о переработке ила в удобрения тоже неверна. Удобрять поля этим нельзя по той же причине — из-за остатков хлористых соединений.

На снимках: всё о новых технологиях будущего завода журналистам объяснили не только на пальцах; на дне этих отсеков находится живой ил, очищающий сточные воды

«Ростов официальный», № 49 (992) от 04.12.2013  
.