rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Стихотворение о Ростове

4937472
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
361
573
4621
4621
19896
31709
4937472

в среднем в сутки
1128


Ваш IP:54.81.244.248

В ПОГОНЕ ЗА СТРАУСАМИ, ИЛИ БУДНИ ЖУРНАЛИСТСКОЙ ПРОФЕССИИ

127Много нового принёс только что начавшийся год, в том числе новые поводы для публикаций. Так, например, многие ростовские СМИ в январе поведали своим читателям, слушателям и зрителям о том, что на «Роствертоле» разводят страусов. Мы же до сих пор оставались в стороне от данной темы и, поверьте, на то были причины. Расскажу всё по порядку.

Не знаю, журналисты какого издания первыми узнали о том, что на ростовском вертолётном заводе якобы разводят страусов, скажу одно: нам это стало известно ещё в ноябре прошлого года. Судя по тому, что публикации на данную тему начали появляться в газетах уже в новом году, пальма первенства принадлежит именно нам. Но что толку, справедливо заметите вы, где же статья об этом? В качестве ответа предложу читателю «объяснительную», а именно возможность проследить путь, который при подготовке материала обычно проходит журналист – всё то, что обычно остаётся, так сказать, «за кадром».

Итак, как только мне стало известно о том, что экзотических птиц теперь разводят в нашем городе, первое, что я сделала, – естественно, позвонила на вёртолётный завод. В результате вышла на начальника производства продуктов питания, который любезно выслушал меня, но попросил отложить нашу встречу, сославшись на то, что идёт ремонт помещения. Не буду утомлять читателя подробным пересказом десятка наших последующих разговоров, факт остаётся фактом – встреча откладывалась по разным причинам: то времени нет, то так называемый завхоз (который и должен был устроить экскурсию) «сдаёт анализы в заводской поликлинике». В общем, отговорок было много, и серьёзных, и, простите, дурацких и все многочисленные телефонные разговоры так и не приблизили дня нашей встречи. Хотя нет, забыла, однажды было определено время долгожданной встречи и были все основания поверить в то, что она состоится. Дошло даже до того, что мне и фотографу выписали пропуска. Честно признаюсь, к назначенному часу мы опаздывали, но сделали всё для того, чтобы успеть вовремя. Удалось. Но, как оказалось, спешили зря. Утешало только одно: после таких тренировок вполне можно попытаться побегать с птичками на перегонки. А если серьёзно, то когда мы позвонили с проходной обрадовать страусоводов своим прибытием, узнали о том, что именно в это время завод посетила некая таинственная, а главное, судя по всему, очень неожиданная делегация, поэтому вход всем остальным (за исключением сотрудников) запрещён. К тому моменту душа жила не только желанием в живую посмотреть на страусов, но и ожиданием многочисленных праздников. Однако бесполезной «прогулкой» по морозу и к тому же в час пик предновогоднее настроение было подпорчено.

128Наступил Новый год, и казалось, что все неприятности просто обязаны остаться позади, но, к сожалению, не всё происходит так, как хочется. После длительных праздников, фактически второй год подряд, я продолжила петь страусиную песню. Во время очередного телефонного разговора много выслушала о том, какие подлые люди журналисты и что нет газет, которым можно верить. О чём речь, я сразу не поняла, но в возможности взять интервью усомнилась. Расспросив, в чём же всё-таки дело, выяснила, что наши коллеги в газетах «Комсомольская правда» и «Город N» напечатали статьи о страусах, которых разводят на «Роствертоле», при том, что журналисты завод не посещали, страусов не видели и официальных комментариев не получали. Пришлось оправдываться за других, доказывать, обещать и, как мне показалось, оттаяло большое начальничье сердце. Встречу не назначали, но попросили перезвонить.

Как и договорились, перезвонила спустя некоторое время. В ответ снова услышав кое-что о журналистах, признаюсь, не самое лучшее. Выясняю, что вышла ещё одна публикация в газете «Вечерний Ростов», где – цитирую: «Всё враньё. Не покупали мы страусов в Московской области и много другого придумали...». Была уверена, что после этого на встрече поставлен крест. Но, поклявшись написать правду и только правду, убедила телефонного знакомца в необходимости через нашу газету донести о страусах, всё происходившее на самом деле.  

Наученная горьким опытом, позвонила за час до встречи. Не сильно удивилась, когда узнала, что она опять откладывается. На этот раз сослались на распоряжение генерального директора. Оказывается, на совещании разбирали публикацию в «Вечернем Ростове», после чего и было решено: никаких разговоров с прессой. Однако записали номер телефона редакции, как только всё уляжется, обещали позвонить и пригласить на интервью. Журналисты знают – как правило, это означает одно: «Задолбали, встречи не будет и даже не звоните».  Попытка пообщаться с генеральным директором завода ни к чему не привела: секретарь сразу перенаправила меня к заместителю, который и «занимается прессой». Вот уж не знаю, чем и как он занимается с прессой, если в течение двух дней я звонила практически каждые полчаса, но каждый раз перед тем, как ответить, может ли поговорить со мной начальник, у меня спрашивали: «А вы кто?». После слов «журналист» и «газета» – уже другим тоном – мне говорили о совещаниях, выездах за пределы завода и т. д. Но видимо количество совещаний в день всё же ограничено, поэтому в конце рабочего дня отказ соединять с начальством мне аргументировали очень интересно: «Его ждут много людей, поэтому соединять вас я не буду».

Жаль, но так и не поняли «вертолётчики», что если бы они общались с прессой, то и на страницах газет были бы не утки, а страусы. Слухи ходят, и журналистам остаётся одно – выдавать их за правду. А кому сейчас нужна настоящая правда? Самим «источникам информации»? Не похоже. Журналистам? Оказывается, не всем. Страусам???

Может, всё дело в том, что предприятие военное, закрытое. Вот и хранят тайны – все подряд.  В таком случае нужно признать, что страусы куда важнее вертолётов. И доказательство тому – многочисленные статьи с фотографиями нового вертолёта, который планируют выпускать на «Роствертоле». Кто знает, может, так и правильно. Вертолёт – он что? Бездушная машина. А страусы – живые, их покой оберегать надо. Начнут им фотовспышками в глаза щёлкать они ведь и обидеться могут. Вдруг яйца нести перестанут, а того и гляди – какое-нибудь общество защиты животных исками забросает. Так что про страусов никому ни-ни!..

А может, никому страусов не показывают потому, что и нет их на «Роствертоле»? Просто рекламный ход?

29 января, 2003г., РО.
.