rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
4905262
Сегодня
Вчера
На Этой Неделе
На Прошлой Неделе
В Этом Месяце
В Прошлом Месяце
Все дни
718
1021
1739
7520
19395
56261
4905262

в среднем в сутки
936


Ваш IP:54.162.165.158
Чтобы помнили… 

     20К городской топонимике у ростовчан избирательное отношение. К примеру, никому из коренных горожан не придёт в голову называть Нахичевань Пролетарским районом, а Театральный парк — именем Октябрьской революции. Зато «красных маршалов» на карте города народ принял. Когда они при Хрущёве угодили в опалу, и Ворошиловский переименовали в проспект Карла Маркса, то новое название демонстративно игнорировали даже объявлявшие остановки вагоновожатые. Так и продолжалось это скрытое противостояние, пока в отставку не отправили самого Хрущёва.

    Сегодня никто уже не заставляет через колено увековечивать на карте малопопулярные у горожан имена и события. А вопросами топонимики занимается городская межведомственная комиссия по наименованиям общественно значимых мест, которой хватает работы не только в районах нового строительства. Оказывается, и в центре много таких мест, которые не имеют официально утверждённых названий или вообще являются безымянными.

     Таковы, в частности, известные каждому ростовчанину маленькие, но уютные скверы на перекрёстке Большой Садовой и Будённовского: один — у консерватории, другой — напротив, у Дома книги. Соответственно, и назвать их предлагается, не мудрствуя лукаво — Музыкальный и Книжный.

   Но скверы и площади с такими названиями могут быть в любом другом городе страны. А у Ростова своя история, в том числе музыкальная. Именно в нашем городе, например, родилась и сделала первые сценические шаги незабвенная Изабелла Юрьева. Судьба подарила ей целый век жизни, всенародную любовь и удивительный голос, которому рукоплескали купцы и рабочие, царские офицеры и советские наркомы.

     И представители городской общественности предлагают дать безымянному пока скверу не безликое название, а присвоить ему имя Изабеллы Юрьевой. Хотя бы затем, чтобы собирающаяся на его скамейках молодёжь знала не только Земфиру и Глюкозу, но и свою великую землячку.

    В восстановлении из беспамятства, по мнению члена вышеназванной комиссии, руководителя регионального отделения ВООПИиК Александра Кожина, нуждается и имя первого ростовского градоначальника Андрея Байкова. В своё время о нём напоминали улица (позже переименованная), мост через Генеральную балку (давно засыпанную), сейчас это имя знакомо только музейным работникам и краеведам.

    А ведь именно в период 28-летней деятельности Байкова город мелких купцов и босяков, каким был Ростов до середины ХIХ века, стал приобретать черты южной столицы Российской державы. И разве не заслужил он, чтобы его имя получил тот же сквер у Дома книги? Тем более, это место на Большой Садовой, в нескольких шагах от Думы, ещё при жизни Байкова было средоточием городской жизни…

   Но вернёмся к более близким нам временам. На днях в Москве, в некрополе Свято-Донского монастыря, состоялось перезахоронение останков лидера белого движения на юге России Антона Деникина. Правда, злые языки поговаривают, что, очнись вдруг знаменитый генерал, воевавший под лозунгом «За единую и неделимую», то хорошенько выпорол бы почитателей его имени за то, что они сделали со страной в начале 90-х. Но сейчас разговор не об этом. А о прозвучавшей на церемонии перезахоронения мысли, что гражданская война была войной разных правд, и пора воздать должное всем её героям и жертвам.

   И сразу приходит на ум имя красного комкора, одного из организаторов Первой Конной Думенко, судьба которого сложилась ещё трагичнее, чем у Деникина. Непобеждённый противником, он погиб от рук своих, оклеветанный и расстрелянный в Богатяновской тюрьме.

    Видимо, неслучайно сквер, что разбит напротив и поныне действующего «спецучреждения», позже получил название Первой Конной армии. Но само имя Думенко оставалось под запретом вплоть до начала демперемен, когда его присвоили улице, но почему-то в дальнем новом микрорайоне, известном крупнейшей ростовской толкучкой. А, может быть, хотя бы отчасти восстановить справедливость в отношении к легендарному комкору, назвав его именем «пятачок» земли напротив стен, в которых прошли последние дни его жизни? Тем более, что Первая Конная уже увековечена в названии одной из сельмашевских улиц…

     Есть, наконец, в Ростове парк имени Первого Мая, каковы опять же имеются, наверное, в большинстве городов страны. А вот Летний сад — он только в Санкт-Петербурге. Хотя до революции нынешний Первомайский был Летним садом при Коммерческом клубе, здание которого сохранилось до сих пор. Почему бы не вернуть парку его первоначальное незатёртое имя? А заодно подумать, как можно увековечить, может быть, мемориальной доской, память о Ригельмане — строителе крепости, остатки бастионов которой сохранились на территории парка.

    Непростая это вещь — топонимика. Вроде бы мы давно привыкли машинально произносить названия улиц и площадей, а подкорка-то всё равно работает. И как возведённая бездарным архитектором слепая и глухая постройка вызывает в душе скрытое отторжение, то же происходит, когда улице даётся не подходящее ей имя, а формальная «залипуха». Или, естественно, наоборот. И если наши читатели имеют своё мнение по этому поводу, мы охотно предоставим им возможность высказаться на страницах нашей газеты.

26 октября 2005г., РО.
.