rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Голубая папка

ГОЛУБАЯ ПАПКА

В сумерках ноябрьского вечера громоздкая карета Наполеона в сопровождении колясок и верховой охраны добралась, наконец, до небольшого селения. Половина крестьянских изб сожжена, оставшиеся стояли без крыш. Даже стропила снесены на топливо. Солома пошла на корм и подстилку лошадям.

Разграбленным оказался и единственный в деревне дом помещика, предназначенный для императора и его свиты. В доме не нашлось ни одной достойной комнаты, в которой мог бы разместиться Наполеон.

А между тем мороз усилился, дым из трубы уходил столбом в небо, что предвещало дальнейшее похолодание.

Нашли комнату с сохранившейся печью, однако ни одной рамы в окнах не было. Тогда их забили досками, в щели затолкали пучки соломы, затянули попонами.

Выстуженное помещение долго не нагревалось, и Наполеон молча вышагивал по комнате. Под его грузным телом тоскливо поскрипывали половицы.

- Что с обозом, Бертье?- спросил он вошедшего начальника штаба.

- Наглецы разграбили обоз. К счастью, забрали немного.

- А наши документы? Я имею в виду государственные бумаги, особенно по ведомству Дарю.

Уверенный в том, что в России придется вновь вести переговоры с Александром и заключать новый, более выгодный, чем подписанный пять лет назад в Тильзите, мир, Наполеон приказал государственному секретарю Дарю иметь при себе необходимые документы. И теперь в обозе, в опечатанном сундуке, находилось несколько бумаг исключительной важности, которые могли понадобиться в Москве.

- Об этом лучше спросить самого Дарю,- уклончиво ответил начальник штаба.

- Дело в том, что Дарю проявляет чрезмерное за них беспокойство,- продолжал Наполеон.- Он опасается, как бы они не попали в руки неприятеля. И вот уже какой день настаивает на их уничтожении. Позволительно ли это сделать?

- О, мой император! Этот вопрос лучше решить с самим Дарю. Не ровен час...- Бертье не стал высказывать своего опасения о возможности набега казаков на императорский обоз, следовавший в полумиле от их охраны. Наполеон помолчал, раздумывал. Потом сказал:

- Надо заранее приготовиться на случай, если казаки снова вздумают напасть на нас.

- Их нападение возможно каждую минуту...

- Пусть Дарю поступает так, как находит нужным.- Уткнув лицо в мех воротника, Наполеон замолк. Потом, после паузы, продолжал:-Я буду лучше до конца кампании есть руками, чем оставлю русским хоть одну вилку с моей монограммой. И еще, Бертье, нужно удостовериться, в хорошем ли состоянии наше оружие. Возможно, придется пустить его в дело.

Когда Дарю явился, Наполеон спросил о документах канцелярии. Тот ответил:

- Казаки их разбросали. Однако же, к счастью, почти все цело. Чемодан с картами исчез да еще кое-что.

- И это все?

- Кажется... Я опять осмелюсь просить вашего разрешения сжечь документы.'

- Хорошо, Дарю, можете предать огню бумаги канцелярии. И делайте это скорей.

Наполеон лежал с открытыми глазами. Он с чувством страха и смятения вспомнил, как сегодня чуть не попал в руки казаков. И еще вспомнил, как у Городни - небольшом местечке по пути из Боровска к Малоярославцу - их атаковали из лесу казаки. Поднялся невообразимый переполох. А он, Наполеон, улыбался иронической улыбкой, приняв происходящее за неуместную суету, вызванную трусами и паникерами. Когда же один из нападавших всадников на полном ходу проскочил мимо и, словно бы невзначай, ткнул пикой лошадь генерала свиты и тот рухнул вместе с конем, только тогда Наполеон понял, какой подвергается опасности.

«Что за страна!- думал он.- Скорей бежать! Бежать!» Эта мысль все более и более овладевала им. Да, конечно, нужно сделать так. Покинуть тайком армию и уехать подальше от опасности.

Утром он встал с твердой решимостью поступить так, как надумал ночью. И чем скорее он это сделает, тем будет лучше.

Казака Степкова, когда он достиг французского обоза на дороге, привлек обитый железом ящик. Среди прочей поклажи, что находилась в фуре, ящик выделялся и размерами и видом. Крыша закрыта на два замка, на шелковом шнуре - сургучная печать.

«Не иначе как в нем что-то секретное»- подумал казак и сбросил с фуры ящик. Ударом пики он в два приема сбил замок, рванул шнур с печатью.

Ровными рядами лежали переплетенные в кожу книги. Вывалил их. Внимание привлекла голубая папка. На ней золотое тиснение, в замысловатом сплетении линий выделяются две буквы: «N» и «А». В папке пергаментные листы, чернильной вязью выведены строчки. Перелистал казак пергамент, ничего не понял. В конце висели на ленточках две сургучные печати.

Степков не знал, как поступить с находкой. Но тут подскочил есаул, его сотенный.

- Нашел время любоваться! Вместо того чтобы на возу шарить, помог бы с пушками разделаться!

Казак сунул находку в переметную суму и бросился к артиллеристам. На следующий день он ту папку заложил в мешок, где хранил трофеи.

Гак и лежала голубая папка в мешке, пока казака не подстрелили в одной из перепалок. Разбирая вещи убитого, на нее наткнулись товарищи.

Прослышав о папке, командир полка приказал немедленно показать ее, а посмотрев, тут же поскакал к Платову.

Матвей Иванович прочитал текст, увидел в конце подписи Наполеона и императора России Александра, обомлел. Эту папку он видел летом 1807 года в Тильзите, когда Наполеон и Александр заключили Тильзитский мир.

Держа в руках голубую папку, генерал Платов понял, что коль договор у него в руках, то можно считать его недействительным! Документ, который не имеет цены! Немедленно к императору Александру! Благо он при армии.

Никогда Матвей Иванович не торопил так возницу кареты. Он готов был даже мчаться верхом.

- Незамедлительно доложите обо мне императору, - потребовал он у генерал-адъютанта. - Дело весьма срочное, государственной важности.

Его допустили к императору тут же.

- Ваше величество, вот Тильзитский договор. Тот самый, что хранился у Наполеона. Прошу его принять. - Он с торжественным видом держал на вытянутых руках папку. - Отныне никаких обязательств по оному договору Россия не несет.

Александр с недоумением смотрел на атамана. Потом взял папку, перелистал, усмехнулся:

- Гм! В самом деле договор. И его доставили казаки?

- Так точно, они самые

- Опоздал, генерал, - Александр захлопнул папку. - Договор потерял силу с того дня, когда разбойные войска Наполеона перешли русскую границу. Однако ж, - он сделал многозначительную паузу, - в знак воинской доблести Войска Донского передаю этот договор вам. Пусть отныне ваш род станет его хранителем.

Почти сто тридцать лет важнейший для России документ хранили потомки атамана. И лишь весной 1941 года он попал в один из московских музеев, где находится и поныне.

А. Ф. КОРОЛЬЧЕНКО «АТАМАН ПЛАТОВ»
.