rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

"Малыш", "Крепыш" и русский пофигизм

«МАЛЫШ», «КРЕПЫШ» И РУССКИЙ ПОФИГИЗМ

146Несмотря на все доводы пацифистов, стоит признать, что одним из двигателей прогресса, помимо лени, является страх, следствием чего стала любовь людей к оружию. В свою очередь, это привело к тому, что лучшие умы и руки человечества работали в сфере вооружений, в конце концов, даже Левша работал на «оборонку». Вот о таких ростовских умельцах из сферы ВПК мы и расскажем.

В 1995 г., в период первой волны чеченского терроризма, встал вопрос об использовании спецсредств для борьбы со всякого рода угрозами, и в частности, как провести разминирование объекта с минимальным риском. В общем-то, проблема эта легко решаема, поскольку существует ряд западных разработок роботов с дистанционным управлением производства известных фирм, используемых для проведения сапёрных работ. Но наша промышленность никогда не производила подобных машин, а импортные образцы стоят начиная от сотни тысяч долларов. И тогда работники одного из цехов «Роствертола» по собственной инициативе решили создать отечественный аналог такого робота. При этом они сами установили срок полного окончания работы – 2 месяца.

Приступая к работе, они не имели перед собой ни технического задания, ни каких-либо эскизов или рисунков, ни даже требуемых параметров. Более того, никто не освобождал их от основной работы, поэтому всё делалось во внеурочное время. О том, как и из чего были собраны опытные образцы, расскажу ниже, а сейчас констатируем факт, что через 2 месяца по цеху ездили абсолютно функциональные роботы для разминирования – «Малыш» и «Крепыш», которые, к тому же, стоили на порядок дешевле зарубежных собратьев.

Изначально разработчики разделились на две группы, каждая из которых видела задачу по-разному, поэтому и получилось два разных робота. Один был назван «Малыш» (из-за меньшего размера), а другой – «Крепыш».

«Малыш» – радиоуправляемый трёхколёсный робот размером чуть меньше детских санок, весом около 25 кг, с телескопическим манипулятором-захватом. «Крепыш» и побольше, и потяжелее (200 кг), с временным управлением через кабель, и вообще сделан на базе промышленного робота-штабелёра.

Получилось так, что «Малыш» явился, по сути, своей эксклюзивной разработкой, сделанной с нуля. Как опытный образец, он делался с небольшой дальностью действия (порядка 30–40 метров), выполнял 16 действий, и из серийного оборудования на нём были только моторедукторы со снятого с производства вертолёта МИ-6. Всё остальное было из того, что нашли «под ногами»: радиоуправление от детской игрушки, колёса от карта, телескопическая «рука»  вообще была сделана из кроватных труб, а для её выдвижения использовался двигатель с автомобильного отопителя. При этом он запитывался от двух мотоциклетных аккумуляторов и имел две скорости движения, а захват был сделан как бы из двух ковшей, один из которых был неподвижен. Захват этот получился довольно надёжным и деликатным. На испытаниях офицер ФСБ был удивлён тем, как «нежно» «Малыш» отдал ему в руки пистолет.

«Крепыш» же был сделан на основе серийного образца и был более «замороченным». В частности, у него для выполнения некоторых операций приходилось переустанавливать захват заранее, и самое большое неудобство заключалось в том, что этот захват имел пневмопривод, то есть постоянно нужно было следить за состоянием баллона со сжатым воздухом.

Как бы то ни было, образцы были собраны, функционировали, и здесь-то начинается самое интересное. Поскольку всё было разработано по инициативе снизу, то покойный директор М.В. Нагибин не имел ни малейшего представления, чего ребята там сообразили, а следовательно, нужно было его проинформировать так, чтобы он оценил работу по достоинству. Достаточно долго ждали, потом улучили момент и познакомили его с изделием. Но руководство не уделило повышенного внимания. По мнению одного из разработчиков столь прохладный приём был обусловлен тем, что перед Нагибиным таких задач сверху не ставили, он их не ставил перед исполнителями, соответственно – «сделали, ну и молодцы...»

Некоторое время создатели роботов ожидали реакции, а не дождавшись её, стали сами проталкивать разработку. Их вывозили на разные специализированные выставки и смотры, показывали представителям МВД и ФСБ. Машины вызывали интерес, однако необходимых на доработку денег никто не выделял, да и со временем почти все разработчики поувольнялись. В результате неизвестно, что с роботами сейчас, скорее всего, просто пылятся где-нибудь в дальнем углу цеха.

Одним словом, весьма перспективное изделие осталось никому не нужным, люди, вложившие в него уйму времени и частицу души, даже не знают его судьбы в настоящее время. Может быть, прав был один из разработчиков, предположив, что большим начальникам проще оформить командировку в Германию и купить там аппарат фирмы «Bosh» на порядок дороже, чем «напрягаться» и развивать собственный потенциал?

24 июня, 2002г., РО.
.