rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Хмельное хобби

Хмельное хобби

165Коллекционирование — занятие увлекательное. Наверняка каждый помнит детские порывы к собиранию вкладышей, спичечных коробков или календариков. С возрастом вариации коллекций меняются.

Некоторые, к примеру, собирают пивную атрибутику: пробки, этикетки, бутылки, банки, кружки и подставки... Всех, кто увлечён поисками подобных вещей, называют бирофилами. Сколько лет промышленному пивоварению юга России, на какой пробке изображён зелёный человечек и где будет открыт Музей пивоварения — вот лишь немногое из того, что мне удалось узнать, побывав на встрече коллекционеров пивной атрибутики.

Встречи коллекционеров

— Клуб коллекционеров как союз единомышленников существует уже несколько лет, — рассказывает специалист по связям с общественностью ростовского филиала крупной пивоваренной компании Юлия НЕТРЕБА. — Раз в месяц мы проводим встречи коллекционеров, порою — выставки, представляющие плакатное искусство, пивную атрибутику, фотографии, в здании завода создаём Музей истории пивоварения региона. Многие экспонаты в его фонд передали сами коллекционеры.

166В Положении о деятельности Клуба коллекционеров пивной атрибутики определены следующие основные цели: объединение коллекционеров, сохранение истории пивоваренной отрасли юга России и повышение культуры потребления пива.

— Промышленное пивоварение на юге зародилось не так давно, всего-навсего 200-300 лет назад, — говорит коллекционер Виталий ПШЕНИЧНЫЙ (на фото слева вверху). — Во всех городах, станицах и селениях Области войска Донского и всего Северного Кавказа были и пивзаводы, и пивоварни, но сегодня о многих из них не осталось никакой информации. Нам интересно найти ответы на многие вопросы: кто повлиял на такое быстрое развитие пивоварения в Южном регионе, почему при советской власти был спад в пивоварении, каковы были традиции пития пива, чтобы белых пятен в истории пивоварения было как можно меньше.

Виталий Борисович собирает пробки с середины 80-х годов прошлого века. В то время он жил и работал в Казахстане в городе Шевченко (сейчас это город Актау). Город был специфический и молодой, с московским снабжением. Потому там продавали невиданное в простых городах чехословацкое пиво. Коллекция его началась с двух пробок. На пробке пива «Радгост» был изображён зелёный человечек с квадратной головой. А на оранжевой пробке пива «Гамбринус» — бородатый мужчина с бокалом пенящегося пива в руке. На сегодняшний день в коллекции Виталия Пшеничного только пивных пробок более тысячи штук. Ещё тысяч пять этикеток. Коллекционированием пивных этикеток он занялся 10 лет назад, сохранив на память после отдыха в Абхазии две этикетки пива «Сухумское».

— Пять тысяч этикеток — это «крошка» в коллекционном деле, — признаётся Виталий Борисович. — У некоторых их более двухсот тысяч.

Альтернатива маркам

У Игоря КАНЕВСКОГО — коллекция пробок.

— Собирать коллекцию пробок начал мой сын, — рассказывает Игорь Леонидович, — он тогда учился во втором классе, а когда стал старше, перестал, но я как старый коллекционер, который и марки собирал, и конверты, и монеты, и значки, увидев коллекцию, не смог её выбросить и продолжил собирать. Пивных пробок у меня около 1 300 штук. Это очень мало. Есть люди, у которых в коллекции по 20-25 тысяч пробок. Коллекционирование пробок становится альтернативой коллекционированию марок и значков, — убеждён он, — потому что марки, которые были выпущены после 1995 года, сегодня перестали быть произведением искусства, значки в виде фото на пластике — тоже, а пробки — нет, особенно импортных брендов.

167Сергей ПОПКОВ собирает старинные пивные бутылки:

— Бутылки существуют разные: большие и маленькие, с надписями и с тиснением. С этикетками мне редко попадаются, потому что в основном я сам их нахожу. На старой карте Ростова я разыскал места, где раньше были городские свалки, и довольно долго там копал. Старые бутылки более оригинальные — чаще всего они с надписями, тиснёным рисунком, орнаментом и, как правило, очень интересной формы. Восьмигранного конуса или напоминающие державу, например.

Евгений ХАБОВЕЦ коллекционированием увлёкся в 1988 году. Сначала собирал банки и этикетки, но первая коллекция была утеряна. С 1995 года повторно начал собирать этикетки, крышки и бирдекели (подставки под пивные кружки). В его коллекции — атрибутика пивных брендов СНГ, Европы, Америки.

Обменная биржа

Денис ДОЛЖИКОВ с 1995 года начал собирать коллекцию пивных этикеток. На сегодняшний день их уже около тысячи. Есть у него и коллекция пивных кружек. Самые ценные экспонаты для Дениса — номерная цинковая кружка из серии «Виноделие», выпущенная ограниченным тиражом, и глиняная кружка из пробной партии для Таганрогского пивоваренного завода. В производство эти кружки не пошли, пробная партия была уничтожена. Сохранился, возможно, единственный экземпляр, переданный коллекционеру.

В коллекции Юрия БАШЛАЕВА — пивные крышки продегустированного с середины 90-х годов лично, друзьями или с друзьями пива. Они представлены в виде панно — копии пивного плаката, написанного в 1901 году Эриком Хеннингсеном.

Надо сказать, что все коллекционеры, с которыми мне посчастливилось познакомиться, — очень доброжелательные и весёлые люди, а встречи клуба проходят в такой уютной и тёплой обстановке, что мне невольно захотелось самой стать бирофилом.

— 16 сентября мы встретили группу коллекционеров, которые приехали к нам со всей России, — говорит Юлия. — Здесь, в Ростове, прошла экскурсия по нашему заводу, дегустация, была организована обменная биржа пивной атрибутики (кстати сказать, коллекционеры часто обмениваются между собой крышками, этикетками или просто дарят их друг другу).

А 17 сентября, в День города, на Театральной площади была открыта фотовыставка «История пивоварения в фотографии», посвящённая созданию музея «История пивоварения в Южном регионе» и организованная Клубом коллекционеров. На ней был организован пункт сбора экспонатов для будущего музея: фотографий, документов, сведений о пивоваренных заводах города и региона, людях, которые работали на них, пивных кружек, бутылок, бочек и прочего. Второй пункт сбора экспонатов для музея работал в парке Плевен, где прошёл «Ретрофестиваль-2011».

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ О ПИВЕ

Пиво Lowenbrau было впервые представлено в 1383. Оно пережило чуму, войны, открытие Америки, расцветы и падения целых наций.

Пивные пробки с полноценными рисунками появились в СССР лишь в 70-х годах. В 60-е годы в «Кремлёвском дворце съездов» подавалось «Столичное» пиво Бадаевского завода с изображением рака на пробках. Однако рак был не нарисован, а выдавлен штампом.

В Баварии принято пить пиво из литровых кружек, а не из полулитровых, как во всём остальном мире.

Американский архитектор Майк Рейнольдс строит из пивных банок дома. На дом из двух спальных комнат, гостиной, столовой и кухни уходит 40 тысяч банок.

«Ростов официальный», № 42 (881) от 12.10.2011

Суворов и Coca-Cola нашли друг друга

Суворов и Coca-Cola нашли друг друга

162Есть люди, которые буквально «млеют», когда на популярных сайтах или в зарубежных поездках видят новые версии или необычные выпуски привычных, казалось бы, товаров. Но можно и не шарить сайты, не покидать страну, а заглянуть к… коллекционеру. Сегодня мы в гостях у одного из них – 33-летнего ростовчанина Вадима Суворова. Он – владелец крупнейшей коллекции Coca-Cola в России. Результатом 24 лет постоянной «охоты» за редкими баночками и бутылочками стали более 5000 брендированных вещей!

– С чего началась ваша коллекция?

– В далеком уже 1992 году отец привез из Франции баночку Sprite. Конечно, сегодня этим вряд ли кого удивишь, но в то время любой заграничный продукт казался диковинкой. Выкинуть банку после того, как сам напиток был выпит, рука как-то не поднялась. Оставил ее на память…

На полке рядом с первым экспонатом, той самой баночкой, начал выставлять и другие вещи Coca-Cola – прежде всего новогодние баночки и сувениры с Санта-Клаусом, Рождественским караваном и полярными мишками. И как-то незаметно коллекция разрослась до нескольких тысяч единиц различной продукции и сувениров.

– Вадим, где храните столь внушительную коллекцию?

– Со временем дома стало совсем мало места. Да и мне всегда хотелось, чтобы у каждого была возможность увидеть мир Coca-Cola своими глазами. И вот отличный пример, что наши мысли материальны! Спустя 19 лет после появления первого экспоната, в 2011 году, на территории завода Coca-Cola Hellenic в Азовском районе Ростовской области открылся музей Coca-Cola. Одномоментно выставить всю коллекцию невозможно, поэтому на полках музея представлено 10-15 процентов от общего количества, а сама подборка экспонатов периодически обновляется. Ежегодно музей посещают около 4000 человек!

163– Вы – сотрудник компании?

– У меня – немного другое образование. По профессии я повар и работаю именно в этой сфере. Да и все-таки хотел бы, чтобы коллекционирование оставалось только увлечением. Работу нельзя впустить в жизнь на 100 %, а хобби – можно.

– Как пополняется коллекция?

– Часть экземпляров дарит сама компания, часть приобретаю во время заграничных поездок. Еще один важный источник добычи экспонатов – обмены с другими коллекционерами. Например, житель Бразилии легко отправит баночку с символикой чемпионата мира по футболу-2014 в обмен на бутылочку, выпущенную в честь Олимпиады в Сочи. Конечно, можно и договориться о покупке понравившегося экземпляра.

В Европе, кстати, много коллекционеров Coca-Cola. Но они собирают что-то определенное – только банки или только стеклянные бутылочки. К тому же практически все сосредоточены на поисках одного напитка – Coca-Cola. Я же стараюсь собирать все виды продукции компании. Интересно посмотреть все, что она производит. Поэтому правильней называть мою коллекцию музеем. Скажу честно, чувствую себя настоящим историком.

164– Расскажите о самых интересных экспонатах! Есть самый любимый?

– Без ложной скромности скажу: в моей коллекции собраны практически все выпускаемые оригинальные серии! Например, постоянная часть экспозиции музея отведена для исторического блока, где можно увидеть бутылочки, датированные еще концом 19-го века, или бочонок, в котором раньше сироп перевозили на заводы компаний-производителей.

Большой интерес всех посетителей музея неизменно вызывают серии напитка с необычными вкусами, как кофе или лайм, стильные бутылочки из мира музыки и высокой моды, а также лимитированные выпуски, посвященные знаковым событиям в мире спорта. Это и футбольные чемпионаты, и Олимпийские игры, и многое другое.

На вопрос о каком-то одном особом экспонате затрудняюсь ответить, поскольку они все для меня любимые!

– Вадим, в вашей коллекции есть какая-нибудь баночка или бутылочка, связанная с Ростовской областью?

– Разумеется, ведь я уже сказал, что в моей коллекции можно найти практически все! Например, в честь открытия завода Coca-Cola Hellenic в Ростовской области была разработана и изготовлена серия сувенирных бутылочек, выполненных в лучших традициях Семикаракорского фаянса, наивысшего достижения декоративно-прикладного искусства в керамике нашего края.

Кстати, помните, раньше в продаже были баночки с надписью «Я люблю Ростов-на-Дону»? Именно с них началось производство продукции на донском заводе компании...

НВ №119 от 29 Апреля 2016 г.

Собиратель судеб

Собиратель судеб

160У ростовчанина Юрия Пернакова необычное хобби - он коллекционирует людские судьбы

Задатки коллекционера у Юрия проявились в два годика. Малыш начал с карандашей, которые выпрашивал у мамы-бухгалтера, папы-экономиста и деда - директора швейной артели. Через год-два у мальчонки набрался сундучок карандашей. Там было полно огрызков, но, не дай Бог, хоть один исчезнет. Карапуз, одетый по довоенной моде в матросский костюмчик, перебирал свои сокровища, словно Кощей злато, замечал пропажу и закатывал скандал. Потом карандаши куда-то исчезли, и в шесть лет Юрик переключился на значки.

Хобби по наследству

- На Большой Садовой был магазин "Милицейская одежда", в котором обслуживали только по служебным удостоверениям. Я ходил туда любоваться на металлический разноцветный герб - нашивку на рукав. В конце концов уговорил продавщицу продать значок, стоил он недорого, - вспоминает Юрий Владимирович. - Много лет спустя друзья-коллекционеры доказывали мне, что этот знак являлся наградой за доблесть и храбрость. Может быть. В то время значки были в большом почете. Есть фотография Кирова, у которого на мундире красуется значок ГТО. "ГТО", "Ворошиловский стрелок", "ОСОАВИАХИМ", потом "ДОСААФ" надо было заслужить. Мне, шестилетнему пацану, эти значки дарили дядя Боря и его друзья - они все были отличными спортсменами, занимались плаванием, бегом, ходили на лыжах, играли в шахматы, прыгали с парашютом... А еще каждое воскресенье вместе с отцом мы ходили на улицу Семашко, где собирались филателисты. Папа - страстный любитель марок, я подозреваю, что он стеснялся своего хобби и брал меня для прикрытия. Мол, сынок увлекается. Так потихоньку и приобщил. Красивейшую коллекцию марок на тему "Авиация", которую мы начинали собирать вместе, я подарил в 80-м году украинскому селу, где в 1943 году погиб отец.

"Федька" и женщины

Юрий Владимирович улыбается и достает с полочки древний фотоаппарат "ФЭД", собранный беспризорниками из коммуны Макаренко, - на это указывает гравировка на аппарате.

- Дядя Боря называл фотоаппарат "федькой", - продолжает коллекционер и открывает старый альбом. - Мальчишка с сигаретой - это я. Борису позирую. Вот моя бабушка Маша, этот парень со спасательным кругом - дядин друг Кот - всеобщий любимец. А это кто-то тайком сделал пикантный снимок девушки (она в купальнике, вид сзади). Как ее зовут, я уже не помню. Борис с ребятами шутя называл всех девчат "Аляндро-Моти" - по имени модного тогда цветка олеандр. В 1942 году дядя пропал без вести, о его судьбе ничего не известно. А "федька" до сих пор живой. Фотоаппарат сберег мой дед Миша, рискуя, можно сказать, жизнью. Немцы очень любили снимать, и поэтому охотились за советскими фэдами. Нас выдал соседский мальчик. "Давай машинку!" - потребовал фриц у деда (мы с мамой, бабушкой и тетками в это время прятались в подвале). Тот развел руками: "Нету".

После ухода гостя дедушка Миша показывал, как немец переворачивал все вокруг. Дед бегал по квартире, открывал сундуки, рылся в буфете, потом вытащил ящик письменного стола, и все обомлели: там лежали фотобумага и пленки. Найди их немец, сразу стало бы понятно: в доме есть фотоаппарат. Мама все сгребла и бросила в печку. В огне сгорела и солидная стопка облигаций, о которых сгоряча забыли. Зато "федька" в семье остался. Всю оккупацию он пролежал в тайнике под полом. Женщины ругались: дескать, от греха подальше надо было отдать "ФЭД".

- Это фотоаппарат Бориса! - цыкнул на семейство дед Миша.

Осталась в семье и картина, купленная еще моим прадедом. Написанную маслом русскую женщину в кокошнике румынский фельдфебель хотел выменять у нас за мешок муки. Мама и тетки обрадовались (мы жили впроголодь), а дед румына выставил: "Эта картина принадлежит нашей семье". Видите, у виска женщины крохотное отверстие - шальная пуля попала. Когда немцы зашли в город, по улицам ездили броневики с вертящимися башенками наверху. При каждом повороте дуло, которое торчало в башенке, расстреливало все подряд. В нашем доме никого в этот момент, к счастью, не было.

Выстрелили только в "женщину в кокошнике", да еще вот старинный стол испортили.

Юрий Владимирович отдергивает скатерть, и я вижу безобразную выщербину.

Семь див

В большом кожаном альбоме, сделанном на заказ, - история дома Пернаковых - двухэтажного особняка на Пушкинской. Его построил еще до революции французский капиталист. У того особняк купил кубанский помещик, а в 1917 году Михаил Пернаков снял дом для швейной артели. Там поселилась и его большая семья.

- В полуподвальном помещении, где у капиталиста жила прислуга, был паркетный пол, из столовой вела винтовая лестница на кухню, откуда подавали блюда, - вспоминает Юрий Владимирович. - Столовую и гостиную украшали резные камины. В 30-х годах в Ростов неожиданно вернулась старая хозяйка, жена помещика Александра Ивановна, отыскала дом и попросилась Христа ради определить ей угол. Бабушка Маша сначала удивлялась: помещица, а какая работящая. Александра Ивановна рассказала, что муж ее покойный был настоящим барином: охота, друзья... А хозяйством занималась она. Однажды, перебирая в сарае уголь, мы нашли там золотую цепь. Александра Ивановна встрепенулась, попросила отдать украшение. Под вечер она принесла маме стопку денег: выручила, говорит, в ломбарде за цепь. До сих пор осталось тайной: припрятала ли драгоценность бабушка Саша или в сарае был клад.

Свой архив Юрий Владимирович назвал красиво: "Семь див" - то есть семья, друзья, интересные встречи. "История дома" в разделе "Семья". В "Интересных встречах" и "Друзьях" - свои подразделы: коллекционеры, артисты, поэты, художники, военные...

Судьба сталинского аса

Гордость коллекции Пернакова - судьба летчика Мартыщенко.

- Вот, пожалуйста, интереснейшая личность, - показывает коллекционер фото симпатичного здоровяка в краповой фуражке. - Его называли прототипом летчика-героя, которого сыграл Евгений Урбанский в "Чистом небе". На счету Мартыщенко 18 сбитых самолетов и два тарана. Я написал Михаилу Гавриловичу в Таганрог, где он жил, письмо с просьбой о встрече. Летчик не ответил.

Юрий Владимирович без приглашения не поехал. Три года поздравлял Мартыщенко с каждым праздником и наконец получил короткий ответ: "Приезжайте, поговорим". Судьба сталинского аса сложилась несладко. Летчик от Бога, в 1943 году он был репрессирован: не стал писать доносы на товарищей. Был и еще один случай. В начале войны эскадрилья, которой командовал Михаил, находилась в Кронштадте. Летчики часто отправлялись в бой голодными, а паек отдавали женам и детям. Поэтому семьи решили эвакуировать подальше от линии фронта. Для этих целей выделили несколько военных самолетов, хотя каждый в начале войны был на вес золота. И тут Мартыщенко узнает, что кто-то из начальников загрузил на борт гору сундуков с шубами, перинами, подушками. Командир распорядился немедленно вышвырнуть все вон. В 1943-м ему это припомнили.

О втором таране, совершенном Мартыщенко, Пернаков написал стихотворение. В небе над Ленинградом остались два супер-аса - фашист и русский. Они уже расстреляли все снаряды, и никому не удалось подбить противника. И тогда Михаил, зная, что за исходом боя наблюдают измученные блокадники, решил победить ценою жизни. Однако приблизиться к "Мессеру" было непросто. Пилот искусно уводил самолет от удара. И тогда Мартыщенко перехитрил фрица: взмыл на "ястребке" вверх и, выполняя известную всем летчикам фигуру высшего пилотажа, чуть-чуть изменил ее. Фашист на секунду отвлекся: что еще за фигура? И в это время "ястребок" тюкнул "мессершмит" по носу. Немца, выпрыгнувшего из горящего самолета, взяли в плен, а Мартыщенко наградили орденом Ленина. Потом, во время ареста, награду конфисковали. На зоне летчика-аса определили в так называемую "шаражку" - так назывались конструкторские бюро, где трудились талантливые заключенные. В "шаражке" Мартыщенко тоже отличился - сконструировал первые в Советском Союзе катапультируемые кресла на "истребителях".

Жена от Михаила Гавриловича отказалась, и, отсидев срок, он вернулся в родной Таганрог. Женился во второй раз и почти до 80 лет проработал мастером на комбайновом заводе.

- Был в судьбе Михаила Гавриловича еще невероятный случай, - рассказывает Пернаков. - В конце 50-х годов на завод пришел запрос: работает ли у вас бывший летчик Мартыщенко, с ним сочтет за честь встретиться прибывший с визитом в Москву главнокомандующий ВВС Западной Германии. Оказалось, что он - тот самый фашистский ас. Мартыщенко в Москву не поехал. Почему? - допытывался я. "Понимаешь, получится так, что он, побежденный мной, теперь победитель", - объяснил мне Михаил Гаврилович.

О нем мало кто знает на родине. А вот англичане, к нашему стыду, вспомнили этого героя. Они издали книгу "Асы Сталина", в ней говорится и о Мартыщенко.

    "Газета Дона" (Ростов-на-Дону) 04(320) от 26-01-2005

Старый Ростов живет у Татьяны Кузнецовой

СТАРЫЙ РОСТОВ ЖИВЕТ У ТАТЬЯНЫ КУЗНЕЦОВОЙ В СЕРДЦЕ, В КОМПЬЮТЕРЕ И КАБИНЕТЕ

161Необычной коллекции заместителя директора Кировского МУФЗ Татьяны Владимировны Кузнецовой лет семь. Она собирает старый Ростов (это очень широкое понятие). Собирает по крупицам, отдавая себе отчет в том, что если положение старого жилого фонда и дальше будет столь же плачевным, то через несколько лет собирать будет нечего.

У Т.В. Кузнецовой свой взгляд на то, чем отличаются друг от друга понятия «житель Ростова» и «ростовчанин».

«Если жителями называются все, кто прописан в нашем городе, то звание «ростовчанина» надо заслужить знанием истории и культуры своей малой родины и большой любовью к ней, - убеждена моя собеседница. - Пусть нам трудно сравнивать себя с такими древними городами, как Киев, Москва, Новгород, но ведь два с половиной века - это тоже почтенный исторический возраст».

И хоть за это время на берегу Тихого Дона вырос красавец-город, ставший миллионером, с многоэтажными «спальными» районами, с просторными улицами и площадями, душой Ростова все равно остается старая часть города в Ленинском и Кировском районах.

Да-да, эти самые улочки, с плотно прижавшимися друг к другу домами, каждый из которых - отдельная история в жизни целых поколений.

Если бы дома умели говорить... Но за них говорит другое. Старинные, вышедшие из недр XIX века резные двери, просто чудом сохранившиеся в сырости Ростова, рамы, крылечки, решетки, лепнина, лестницы, ступени, плитка.

Из 2217 строений Кировского района памятников архитектуры, истории и культуры осталось чуть больше 120. Много ли из этого увидят наши внуки и правнуки?

Мы беседуем с Т.В. Кузнецовой о судьбе старого Ростова, а на самом деле совершаем экскурсию по памятным местам и домам.

На углу улицы Большой Садовой и переулка Газетного (бывшего Казанского) стоит трехэтажный дом пароходовладельца и хлебного экспортера К.Н. Маврогордато, украшенный по углам башенками со шпилями, с красивыми балконами. До 1917 года здесь располагался Московский купеческий банк, бильярдная торговля Э.Ф. Гоц, снимало помещения 2-е Общество взаимного кредита. Внешний вид строения говорит о том, что его нынешние владельцы предпринимают какие-то усилия для сохранения прежней красоты, но заметного эффекта это не дает. Нужны средства для тщательной реставрации мелкой пластики фасада, балконов, скульптурных элементов.

А знают ли современные ростовчане, что здания магазина «Эколас» и ресторана «Центральный» на Большой Садовой ранее принадлежали А.О. Тюфекчиеву? Здесь шла бойкая торговля корсетами, часами, учили игре на фортепиано. Фасады зданий радуют глаз добротным ремонтом и красотой...

Такое же впечатление производит и строение, в котором ранее располагалась «Старая Донская аптека» Ф. Стравинского, а теперь магазин «Оптика».

На углу Большой Садовой и переулка Богатяновского - красавец-дом П.М. Массалитиной, построенный по проекту архитектора Г.В. Васильева. В нем располагались две фабрики: конвертная «Победа» и колбасная фабрика-магазин фирмы «Бейхман и Кюнцельман». Даже сейчас флюгер на шпиле вращается исправно!

А вот дому № 52 в переулке Университетском (бывшем Ткачевском), в котором ранее располагалась главная контора купца Ф.В. Рамма, владельца Ботанического сада, торговавшего цветами, не повезло: в 2000 году случился пожар. Конструкции восстановить удалось, водой и отоплением обеспечить жителей тоже, а вот прежняя красота, увы, утрачена. Если не найдется денег на восстановление, то, похоже, это навсегда...

Татьяна Владимировна, истинный фанат любимого Кировского района, нашла к ростовской старине свой подход. Он состоит в том, чтобы, как максимум, всеми силами стараться сохранять ее («Бороться за каждый дом до последней возможности», - говорит Т.В. Кузнецова). А как минимум - уметь любоваться изящной стариной, никогда не проходить мимо!

Вроде и незаметный, на первый взгляд, дом. А остановишься, присмотришься, стараясь пробиться мысленным взором сквозь пыль десятилетий, - красавец. Тут тебе и особый рисунок рам, и трех-четырехслойные двери...

Сам дом рушится, а те же двери, крылечки, немые свидетели целых эпох, любезно и грациозно приглашают: милости просим!

В кабинете заместителя директора Кировского МУФЗ маленький музей. Бесценной (конечно, для понимающих людей) реликвией можно считать двухцветные изразцы от печки дома постройки XVIII века, принадлежащего какому-то состоятельному горожанину. Или деревянный фрагмент внутренней облицовки дома на Богатяновском спуске постройки 1889 года. Кому, интересно, могла прийти в голову фантазия отделать дом ручной резьбой?

У Татьяны Владимировны есть старинные замки, кованые (с круглыми и четырехугольными шляпками) гвозди, дверные и воротные петли. Возраст воротных петель определить не так-то просто. Дело в том, что их извлекли из-под фундамента строения 1868 года. Так что петлям лет 200 с гаком.

- Историю старого Ростова изучаю, где только могу, я просто помешана на этом, - призналась Т.В. Кузнецова. - А все самое интересное заношу в компьютерную базу данных. Изучаю по старым книгам, архитектурным и иным документам. К сожалению, там ничего не написано о людях, которые в этих домах жили, а это порой куда более интересно, чем самые прекрасные двери и стены.

Не смогла моя собеседница пройти и мимо необычного фонаря - такие в начале XX века вмуровывали, как сквозное «окошко», в стену. Красовался себе на доме № 110 на улице Шаумяна. Все думали, стекляшка мутная. А Татьяна Владимировна высмотрела.

Как высмотрела и вывеску на одном из домов на улице Станиславского, где до сих пор красуется «Старопочтовая».

Татьяна Владимировна коренная ростовчанка. Пять или шесть поколений членов семьи жили в Ростове. Т.В. Кузнецова вспоминает, к примеру, свою «родовую» коммуналку в доме № 103 на улице Социалистической. Семь семей и 27 человек. В том числе и хозяин дома, известный ростовский врач-венеролог Лев Израилевич Маркус с женой Ольгой Акимовной.

- Дом был изумительно красивый, - вспоминает   Татьяна    Владимировна. Фонарь с витражом (правда, к 70-м годам XX века не осталось ни одного стекла),  дубовые  перила,   мраморная лестница, изразцовая печь, в которой можно было готовить и ее же топить.

На каждом этаже - окна особой формы. Для прислуги - маленькие, такие сейчас  в обычных  панельных  многоэтажках.  На втором этаже побольше, для служебных помещений. На третьем арочные и итальянские. Особую достопримечательность дома представляли сами его хозяева, люди в высшей степени интеллигентные и доброжелательные. Никогда ни одного худого слова от них не слышала по поводу того, кому что принадлежало и кто что потерял. Хоронила Льва  Израилевича вся квартира. А Ольга Акимовна перед смертью одарила какой-нибудь памятной вещичкой каждого из соседей...

Однажды ностальгия потянула Татьяну Владимировну в родной дом. Пришла, позвонила. «Дверь открыл совершенно незнакомый пьяный человек, - с грустью рассказала моя собеседница. - О чем я могла с ним разговаривать?»

- Люди не знают, чем владеют, - не перестает удивляться Т.В. Кузнецова. - Как-то на улице Красных Зорь сносили старый дом. Стали разбивать наличники  -  стоят  намертво,  и   все! Голубые такие, краской выкрашенные. Оказалось,   мрамор!  Только  на  него слоев 50 краски  наложили,  для лучшей «сохранности».

Из одного разрушенного дома (зная о хобби Т.В. Кузнецовой) рабочие принесли ей выброшенную кем-то из жильцов вешалку. Прекрасно сохранившееся цельное дерево и три разных крючка, латунь с медью. Целую историю про одежду, которая здесь в разные времена висела, можно сочинить.

- Что меня беспокоит в старом Ростове больше всего, так это то, как ведется строительство новых домов-вставок в зоне плотной застройки, - поделилась Татьяна Владимировна. - Получается, один новый дом строим, три-четыре «старичка» рушим. Как можно было допустить строительство нового здания на проспекте Кировском, 40 (дом Дмитриева), без превентивного укрепления исторического памятника на углу улицы Суворова и проспекта Кировского, возраст которого более 120 лет? А строительство дома на улице Социалистической, 131, разрушило два дома: одному 30 лет, другому 120. Почему бы нам не взять на вооружение практику архитекторов Санкт-Петербурга, которые неукоснительно сохраняют исторический центр города, предпочитая грамотную реконструкцию новому строительству? Неужели они любят свой город, а мы нет?!

В качестве примера Татьяна Владимировна привела и другой опыт петербургских коллег. За право получить строительное пятно фирма должна сначала отреставрировать какое-нибудь старое здание...

Поэтому в Питере много таких старых домов, что от них невозможно глаз оторвать, и там можно спокойно снимать фильмы из жизни России XIX века, а у нас в Ростове подобных домов с каждым годом все меньше и меньше. Например, 11 в Кировском районе уже признаны аварийными.

Центр Кировского района - настоящий музей архитектуры под открытым небом. Наше бесценное достояние. Очень обидно, что подрастающее поколение ростовчан почти не знает историю своего родного города с этой точки зрения.

ОБЖ проходим, половую грамотность школьников повышаем, а вот предмет под названием «Урок патриотизма» не изучаем.

Когда осознаем, что упустили, утрата может оказаться невосполнимой. Ведь второй такой Родины, пусть и маленькой, уже не будет...

7 мая 2004г., ВР.

Самое редкое хобби на Земле

Самое редкое хобби на Земле

158Кто-то собирает марки или статуэтки, а ростовчанин Алексей Кривенко коллекционирует... метеориты. На данный момент у него четыре камня, в космическом происхождении которых он уверен, и пара десятков образцов, чьё место рождения еще предстоит доказать.

— Увлекался всем, что связано с метеоритами, еще с детства, — рассказывает Алексей, демонстрируя свои находки. — Читал литературу, собирал газетные и журнальные вырезки. Много информации есть в Интернете, хотя вперемешку с совершенно пустой — надо тщательно отсеивать. А вот на практике свои знания удалось применить лишь недавно, в 2010 году.

Как-то за год до этого Алексей увидел в вечернем небе след от метеорита. Небесное тело летело так близко, что казалось: упадет где-то совсем рядом! Алексей обошел всех соседей — никто ничего необычного не видел и не находил. Прошло время, и Алексей отправился за камнями для строительства на близлежащий полигон сланцевых отходов (живет он в частном секторе около рынка «Темерник»).

— Меня как потянуло, — вспоминает он. — Сначала подумал еще: «Откуда здесь омытый водой булыжник?», а потом понял: камень именно что оплавлен. Никакой воронки не было, попал он на мягкую землю. Но я почему-то сразу понял: это метеорит, причем именно тот, что я искал год назад.

Находка потянула на 38 килограммов. Огромный, с оплавленной толстой корой, на вид — камень, а по составу — железяка неизвестного происхождения. По многим параметрам можно утверждать, что прилетел этот «малыш» на Землю не откуда-то, а откололся от Луны. В его составе на это намекают удивительные совпадения: по всем таблицам только в лунном грунте 11% - алюминия, а в других метеоритах — 1,5-2% (в схожих земных булыжниках — 8,8%), и только в лунном грунте именно 11% кальция, как и в этой находке. От него необычайно трудно отпилить хотя бы уголок — почти не брали сверла и болгарка. Когда удалось – получился блестящий как зеркало срез с небольшими вкраплениями, а через пару недель сама по себе образовалась выбоина — то-то явно испарилось.

Второй метеорит Алексей нашел около Ростовского моря. Один из жителей, построивших там дачу, заказал дорожку из омытых водой камней. Откуда привезли эту гальку – узнать так и не удалось, однако вместе с земными камушками попался и не совсем простой.

— Я его сначала чуть ногой не пнул, — смеется Алексей. — Потом присмотрелся — а ведь похож. Начали делать анализ: 10,6% марганца в обычном камушке не бывает.

На вопрос о том, как же метеориты находятся, Алексей пожимает плечами. Получается, что они как будто время от времени притягивают его внимание: необычной ли формой, или просто странное место выбрал себе камушек. Он честно признается, что половина находок – «местный» шлак, а вот другие при анализе уж очень «подозрительны».

— Вот этот нашел в районе балки Темернички. В свое время сюда сваливали отходы металлургии с «Сельмаша»: чаще всего здесь валяется «серый» металл, — демонстрирует Алексей следующий экспонат его коллекции. — Но приглянулась именно эта «железяка» мне именно по форме.

— Судя по составу, если это все-таки продукт металлургии, то редчайший сплав. Но я считаю — метеорит. Местные старожилы рассказывают, что 42 года назад эти места немного тряхануло, будто произошло маленькое землетрясение в пару балов, — рассказывает Алексей. — И мне кажется, что это как раз прилетела моя «железяка».

Идентификация камня

159И все-таки как возможно определить «месторождение» находки?

Во-первых, по коре плавления: у большинства метеоритов она есть. Обычно кора метеорита сходна по составу с чугуном, но далее идут вовсе несочетаемые вещи: одновременно большой процент никеля и марганца, невероятная для чугуна прочность, при распиле не стружкой сходит, а осыпается тончайшим порошком. Хотя этот признак не универсален — у некоторых метеоритов кора «сползает» за пару лет, а пролежать «иноземец» может и несколько тысячелетий.

— Вот пример, — показывает Алексей свою очередную находку. — Я его подобрал рядом с садами «Космос» — там небольшой тырсовой карьер, он лежал почти на поверхности. Взял без какой-то задней мысли, просто потренироваться плотность измерять и делать анализы. И вдруг обнаружил в составе «намеки». Именно этот класс метеоритов теряет кору плавления лет за 10 и превращается с виду в обычный булыжник.

Во-вторых, по особой форме — «ориентированной». Такая получается при прохождении метеорита свозь земную атмосферу. У метеоритов — рваный вид, а вода обтачивает камни грубовато, обтекая всю форму. Почти всегда у них есть поры и «ножки» — струи воздуха проходят и выпиливают особые рожки, которые считают одним из признаков метеорита – по этим выемкам и бороздам обладающий даже школьными знаниями по физике человек может определить, как летел камень. На поверхности — волны, которые при литье в металлургии шли бы в обратную сторону, да и никакие пузырьки воздуха при плавке не смогли бы сделать такие свищи.

— Также на неземное происхождение указывают хондры — это включения других минералов, которые никак не могут быть созданы на Земле, — показывает круглые вкрапления в явный металл Алексей. — Знаете, почему? Это куски мантии уничтоженной планеты, застывшие в одно мгновение — на Земле мы не сможем сгенерировать такое.

Логичнее предположить, что неземной объект просто обязан отличаться от обычного булыжника по составу. Но и это — не 100% доказательство: вдруг на каком-то производстве экспериментировали со сплавами? Хотя наличие в составе никелевого железа да редчайший иридий в коре все-таки прямо кричат о «нетипичности». Да и возраст находки нередко составляет несколько тысячелетий — какая уж тут металлургия?

— Выявляется состав образца спектральным анализом, — поясняет Алексей. — Вот только провести его в Ростове достаточно сложно. Обидно: на геофаке ЮФУ находится лучший аппарат в Европе, но чтобы человеку со стороны получить доступ к нему —нужно заполнить массу бумаг и пройти ряд бюрократических препон. Поэтому приходится выкручиваться, обращаться к специалистам в другие города. Но даже если ученые признают, что на Земле таких сочетаний возникнуть не может, то дать заключение об образце как о метеорите не спешат.

Еще один косвенный признак метеорита — его радиационный фон. Точнее, его практически полное отсутствие.

— Ты можешь «зарядить» предмет, а вот понижение радиации может быть только естественным путем, за долгое время. Они безопасны, только толочь их в порошок, как советуют некоторые «целители», не надо – в них есть ядовитые вещества, —рассказывает Алексей. — Хотя экстрасенсы в один голос говорят, что метеориты «излучают», но не радиацию, а положительную энергию (не знаю, как насчет положительной энергии, но фотоаппарат долго отказывался брать эти камушки в фокус. — Л.М.). Кстати, как-то ко мне в гости зашла Эсмеральда, недавняя участница «Битвы экстрасенсов» из Ростова: не обладая никакими знаниями в этой сфере, она точно предсказала, какой камень кого старше. Вот и говори после этого, что мистики тут нет!

Метеорит — это непрактично?

О своем хобби Алексей может рассказывать часами, указывая на невзрачном на вид камушке десятки признаков его неземного происхождения: проценты состава, особенности формы…

— Вы, наверное, геолог?

— Этот вопрос мне часто задают специалисты, с которыми я встречаюсь. Всегда признаюсь честно: образование — 9 классов, — смеется он. — А так — шесть библиотек прочел. Еще у меня огромная практика работы с металлами: много лет работаю сварщиком, выполняю три десятка видов работ со сплавами. Поэтому могу уже по снопу искр определить состав материала и его характеристики. Вот, например, пилишь болгаркой какую-нибудь интуитивно подобранную железяку — а искр нет. Странно. В сумерках замечаю полупрозрачные и красные — это никель! Но откуда он может быть в заводском шлаке? Тем более что я регулярно общаюсь на эту тему с местными учеными. Они меня все знают. В смысле, не любят…

— Почему?

— Потому что у них есть нужное для меня оборудование, а у меня – уникальные для них метеориты. Им это чрезвычайно интересно, но метеориты не входят в сферу деятельности ростовских ученых — уж слишком это «не прикладной» раздел науки. В нашем обществе потребления это мало кому интересно...

Напрямую занимается этим вопросом комитет РАН по метеоритам. По идее, они должны сделать бесплатный анализ образца, присланного им жителями, и в случае подтверждения — выдать соответствующий сертификат. Однако на практике Алексей выяснил: ответная реакция – достаточно вялая.

Наводя справки о работе комитета, Алексей узнал и вовсе печальные подробности: сюда присылают до 5 тонн камней ежедневно (!) со всей России, но заинтересовать «комитетских» ученых удается лишь единицам. Соратники Алексея по увлечению рассказывают: здесь предпочитают просто за копейки выкупать интересные образцы, а в случае отказа — бракуют. Между тем нередко такие «отказники» впоследствии получают сертификаты от более крупных научных центров в Кельне или Лондоне.

В самом Ростове когда-то этим вопросом занимались энтузиасты — устроители выставки «Блеск самоцветов», но в последнее время охладели. Чуть больше помощи для нашедших метеориты оказывает всероссийское «Общество любителей метеоритики». Сейчас там помогают найти средства для проведения дальнейших анализов, рекомендуют специалистов и лаборатории. Ну в дальнейшем могут помочь с поиском покупателя – а куда девать эти «каменюки», если нашей науке они не интересны?

— Метеориты пользуются спросом — это в прямом смысле редчайший подарок. Иметь коллекцию предметов не из разных мест планеты, а самой Солнечной системы – что может быть уникальнее? — считает Алексей. — Из них делают и просто украшения, и мистические амулеты, ведь метеориты — это самая древняя «готика», выросшие еще до появления первого человека на Земле кристаллы.

…Сейчас у Алексея просто домашняя выставка для друзей. Но он не оставляет надежды найти единомышленников в Ростовской области. Хотя бы для того, чтобы не в одиночку отправляться на поиски новых «подозрительных объектов». Может, есть кто еще, так же влюбленный в Космос или хотя бы любящий необычные приключения: поиск небесного клада по области, да и за ее пределами — куда увлекательный всех этих городских «Дозоров». Контакты есть в редакции —  обращайтесь.

P.S. Во время беседы с Алексеем мы, разумеется, затронули и тему недавно упавшего в Челябинске метеорита. Алексей категорически возражал против «официальной версии», утверждавшей: небесный гость не долетел до поверхности Земли и просто рассыпался. «Да быть того не может! —  утверждал Алексей. — Судя по следу метеорита на видеозаписях, это достаточно крупный камень — минимум 30-40 тонн. Видимо, еще на дне озера не нашли». Как в воду глядел: когда материал готовился к печати, стало известно: из озера Чебаркуль в Челябинской области все-таки был поднят метеорит весом 570 кг.

НВ №622 от 15 Ноября 2013 г.
.