rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Исповедь атомщицы

ИСПОВЕДЬ АТОМЩИЦЫ

   «Ты говоришь, принял нас за иностранцев путешествующих? Подумал, наверное, что палатки у нас чуть ли не с кондиционерами. Да как экипированы!

   Ну да, мы почти как иностранцы. Но мы все — таки русские, хотя и не новые. До новых русских недотягиваем. Но все равно мы на порядок обеспеченнее любого из вас, интеллигентов несчастных.

   Мы атомщики, со смоленской станции. Во! Знаешь, сколько нам платят? О — го — го! А отпуск какой? Три месяца оплачиваемый, плюс неоплачиваемый можно брать до двух. Так что мы отпускники все лето путешествуем. Сложились, купили автобус, наняли шоферюгу и колесим. Были и в Карелии, в Словакии, в Питере, на Урале, в Крыму. Вот теперь в Домбай едем. Сейчас у вас на Дону остановились, но скоро свалим. Природа у вас скудноватая. А рванет ваша атомная, так и этого не будет.

   А ты интересный человек, тоже, как видно, путешествовать любишь. Но тебе, с такими наклонностями лучше атомщиком быть, а сейчас ты просто нищий интеллигент. Впрочем, что я дура говорю, если ты сделаешься атомщиком, то наверное станешь МЧСом.

   Знаешь, что это такое? У нас говорят МЧС — значит „мягкий член среднестатистический“. Мужики-атомщики довольно часто МЧСами становятся. Не могу сказать какой процент, но, думаю, довольно многие. Во всяком случае, не только у меня — мой муж, но и у некоторых моих подруг. Так и хожу нетраханная.

   …А у тебя, Боже мой, такой твердый, что я уже и отвыкла… Какой кайф! О-о-о………… Ой, ты не подумай, что я такая развратная. Я же нормальная молодая женщина и люблю секс. Я же не виновата, что мой муж импотент уже три года. Но я верная жена и не оставлю его до самой смерти, тем более что он умрет лет через десять… Думаешь, за что нам такая райская жизнь.? Вот за это самое. За риск. Сегодня муж, завтра я.

   Кстати, со мной тоже не все в порядке. Проживу я дольше мужа (я далеко от реактора, на электронике сижу), но детей мне лучше не иметь. Одна дочка есть, и хватит. Она здоровенькая. Еще до нашего поступления на атомную родилась.

   Представьте себе, я свою судьбу на другую не променяла бы. Я своей жизнью довольна, хоть она и короткая. Ну и что, что я до пятидесяти не дотяну, зато я ХОРОШО проживу, прозябать не буду и умру не старой. Лучше один раз наесться свежего мяса, чем десять дет питаться падалью!

   Ты возражаешь, мол, природа пропадает, стране ущерб наносится. А если эта страна все равно обречена, то какая разница, от чего она накроется? И вообще, какая лично мне разница, что там в будущем после меня? Я же умру, и значит весь мир для меня умрет, так чего же мне беспокоиться? После меня хоть потоп!

   А дочка? Она все равно уедет отсюда, когда вырастет, подальше в другой регион. И еще лучше, в другую страну, где вообще нет атомных станций. В Австрию, например.

   Она у меня уже сейчас красивая. Выйдет замуж за интеллигентного, обеспеченного, воспитанного иностранца, за настоящего европейца. Что ей делать в этой вонючей России? Я уже сейчас ее тихонько подготавливаю. Мы с ней немецкий и английский учим. Я умру, а ей жить…»

Василий Вареник. «Гибель Ростова»

Кто же виноват?

КТО ЖЕ ВИНОВАТ?

   Хороший русский вопрос, без которого не обходилось ни одно классическое произведение. Вопрос риторический, но в нашем случае и ответ простой. Виноваты атомщики всех рангов и их прихлебатели, которые к новому тысячелетию преподнесли нам свой зловещий «подарок».

   Самое интересное, что сделали они его не из патологического злодейства или человеконенавистничества. Все эти высокопоставленные столичные энергетики, чубайсы с абрамовыми и купленные ими власти и газеты, — все они вовсе не заговорщики, поставившие своей целью уничтожить «россиян». Поверьте, эти столичные небожители не испытывают к нам, простым жителям Дона, вообще никаких чувств. Мы в их глазах вообще не люди, а в лучшем случае просто безликое «население» — некая популяция, вроде тараканов, заранее списанный ими биоматериал. Или надоедливый фактор, доставляющий лишние гуманитарные хлопоты. Людской мусор, мешающийся под ногами их «прогресса»…

   Да что там небожители! Хотите, расскажу вам, что думают о нас (да и о себе) среднестатистические атомщики? Когда я работал социологом и ездил в командировки в Волгодонск, то во время опросов наслушался немало откровений. Кое — что слышал и в Москве. Но приведенные ниже высказывания, реально услышанные мною слово в слово именно в таком виде, 1999 и в 1993 годах, особо запомнились мне своим замечательным цинизмом. Мог бы даже назвать подлинные имена «героев», но жанр исповеди не позволяет это делать.

Василий Вареник. «Гибель Ростова»

Авторское послесловие

Авторское послесловие

   Верю ли я сам в то, что написал?

   Неужели с нами произойдет это?!

   Отвечаю: МОЖЕТ И ПРОИЗОЙТИ!

   Вероятность того, что Наташа напишет подобный дневник?. Это только самому Господу Богу известно. Мы только можем сказать, что это возможно.

   Конечно, сразу объявится легион высоколобых критиков — специалистов. Медики, физики (и, конечно же, атомщики!) будут выискивать и находить в моей скромной повести различные ошибки, неизбежные для непрофессионала, радостно смаковать и раздувать их. Всем им, и особенно атомщикам, моя повесть сильно не понравится. Поэтому я заранее прошу читателей не придавать мелким погрешностям принципиального значения. А вот то, что в повести имеет принципиальное значение, критикам не по зубам.

   Главное в этой антиутопии — то, что все разговоры насчет полной безопасности РоАЭС рассчитаны на дурачков. Поскольку:

   1) Общеизвестно, что абсолютно надежных атомных станций в принципе не бывает. Как не бывает войны без потерь и родов без беременности.

   2) Тем более не может быть безопасной любая атомная станция в стране, где гибнут атомные подлодки, горят телебашни, взрываются дома, а самолеты и вертолеты падают, как осенние листья. В стране, перенасыщенной бандитами и террористами. Вы догадываетесь, что это за страна?!

   3) Можно добавить еще тезис об особой ненадежности, устарелости и порочности конструкции РоАЭС. Но об этом и без меня написано много, повторяться не хочу.

   В этой связи лично мне кажется, что весь вопрос лишь в том когда и как произойдет грядущая ростовско-волгодонская катастрофа. Будет ли она «тихая» или «громкая»? В форме взрыва (большого или малого)? Или в форме пожара? Или еще в какой-либо?

   Точно ответить на эти вопросы я не могу. Готов только поделиться своим предчувствием, наверное, что-то все-таки будет.

   В этой антиутопии я обрисовал картину самого экстремального из всех возможных вариантов катастрофы: в форме полномасштабного взрыва, да еще при восточном ветре, несущем смерть на Ростов.

   Но, может, ростовчанам повезет — и ветер в день катастрофы будет в другую сторону? Может, и вообще ничего не взорвется? Но и тогда радоваться рано!

Василий Вареник. «Гибель Ростова»

Кто виноват и что делать?

КТО ВИНОВАТ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

   Представим, что проходят те же десять лет, но никакой катастрофой и не пахнет. Зря только людей пугали. Длинноволосая Наташа спокойно ходит в конноспортивную школу, а официальная пропаганда окончательно усыпляет жителей Дона баснями о полной безвредности РоАЭС. Но тем временем…

   Радиоактивные элементы незаметно просачиваются из циклопических труб РоАЭС в виде невидимых сверхмалых частиц и исподволь попадают на наши волосы и одежду, растворяются в капельках дождя, накапливаются в хлебных колосьях. Они делают свое дело.

   И если бы только воздух! Главная опасность — вода. Радионуклиды неуклонно накапливаются в донском иле. Проходят годы, и купаться в реках и водоемах становится небезопасно. Да что там в реке — даже в собственной ванне!

   Люди, живущие вблизи РоАЭС, возможно будут страдать легкими формами лейкемии. У многих из них будут находить внешне беспричинное «поражение отдельных жизненных систем». И еще жителей Дона ждет всплеск раковых заболеваний. Часть населения вблизи Волгодонска и ниже по Дону будет испытывать «астенический синдром», а попросту общую вялость и почти старческое недомогание.

   И еще одна прелестная подробность — «головные боли приобретают постоянный характер» (это я цитирую брошюру о несчастных чернобыльцах).

   Благодаря РоАЭС ростовское Северное кладбище, самое большое в Европе, имеет шанс стать самым большим в мире. А Ростов — сделаться «столицей» раковых заболеваний, местом проведения престижных онкологических форумов.

   Так что даже если наша атомная и не рванет, то и тогда хорошего мало. Поскольку нас всех будут тихонько, как говорят киевляне и воронежцы, ПОДТРАВЛИВАТЬ. Их самих подтравливают уже давно.

Василий Вареник. «Гибель Ростова»

Семь лет после катастрофы

Семь лет после катастрофы

   Начинаю потихоньку сходить с ума. Появляются галлюцинации, как будто разговариваю с живым человеком, а когда присматриваюсь и прихожу в себя — вижу, что это очередной мумифицированный труп.

   Это, по-видимому, от того, что слишком долго живу Робинзоном Крузо. Мечтаю о встрече с живыми людьми. Даже с солдатами. Но и они не появляются. Знаю, что их посты где-то на окраинах, но мне туда не доковылять. Мое физическое состояние опять ухудшилось.

   Мой мир сократился до размеров кусочка улицы Пушкинской. Неужели умру, так и не увидев людей? Неужели для меня остались только одни белые кости?

   Вся надежда — на журналистов. По радио периодически рассказывают, как они воюют с московскими правительственными бюрократами за допуск в «Малую зону». Надеюсь, что своего они все-таки добьются.

   (На этом записки Наташи обрываются.)

Василий Вареник. «Гибель Ростова»
.