rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish

Поезд

Поезд

   Продолжаю обшаривать биноклем окрестности.

   Среди камышей обнаружила едва видные остатки рухнувшего моста на старой батайской дороге. Этот мост и без того на ладан дышал. Неудивительно, что он рухнул при катастрофе. За мостом дорога, по которой мы с Василием много раз ездили на конях, ан машинах, на велосипедах и просто ходили пешком. Старая дорога… Как много с тобой связано.

   Долгие уговоры с поцелуями, ссоры и примирения. Красивые, грустные и восторженные минуты. Мне на всю жизнь запомнился один осенний день, когда мы с Василием на двух спортивных велосипедах приехали на конюшню госпожи Стаднич. Та самая старая экстремалка, ломающая конечности, о которой я уже говорила.

   И вот мы отправляемся далеко в дикое поле, где среди высоченной травы разыскиваем наших небольших, но хорошо сложенных и красивых лошадок. Конечно, их не сравнить с огромными и холенными красавцами из Школы Высшего спортивного мастерства на ипподроме, но зато Стадниченковские лошади — наши на целый день и мы можем ехать куда хотим и сколько хотим.

   Одичавших на воле лошадок приходится приманивать ковшиком с овсом. Потом мы набрасываем на них недоуздки и ведем в подобие конюшни.

   И вот мы в который раз едем кататься по пустынным пляжам Левбердона. «Давай в рестораны не заезжать. Ну их в баню, всю эту пьяную сволочь с их деньгами, лучше просто покатаемся», — предлагает Василий — «давай, соглашаюсь я» — и мы не спеша, пускаем лошадей шагом по старому батайскому мосту, который теперь я вижу в бинокль обрушенным в камышовое болото.

   На улице Заречной за нами увязалась непонятно чья совершенно бесхозная лошадь, свободно гуляющая по пустырям. Еле от нее отстали. Я не удержалась и по конкурной привычке стала перепрыгивать на Буяне через все «мертвые препятствия» — поваленные деревья, канавы, невысокие заборы.

   Стремя в стремя возвращаемся в конюшню. Как всегда нас приветствуют гудками КАМАЗы и автобусы.

   Но вот нас догоняет пассажирский поезд «Москва — Адлер». «Давая голопчиком напоследок попробуем» — упрашивает Василий. «Почему бы и нет, ВПЕРЕД!!!» — кричу я. Мне давно хотелось испытать ощущения всадников, что гоняются в фильмах за поездами. Всех этих «Неуловимых мстителей», «Смелых людей», «Белых волков», «Великолепных семерок» и прочих…

   Я сразу почувствовала, как лошадка обрадовалась (лошади всегда охотно бегут в сторону конюшни) и понеслась как никогда. Ветер засвистел в ушах, так что даже не слышно стука колес поезда. Боковым зрением успеваю заметить — поезд отстает!

   Вижу восторженно-изумленное лицо машиниста. Сначала он уставился выпученными глазами на нас, потом принялся радостно жестикулировать и дал продолжительный гудок, отчего бедные лошадки рванули с новой силой.

   Пассажиры прилипли к окнам. Вижу расплющенные носы и губы детей. Надолго запомнят они этот пустырь за Ростовом!

   Не знаю, сколько минут длилась сумасшедшая скачка, возможно не более двух-трех минут. Но лошади начали уставать. От головы Баси летит пена, хотя она продолжает добросовестно молотить песок копытами.

   «Ну хватит» — кричит Василий. «Без тебя знаю» — отвечаю ему и перевожу животину на щадящую рысь. Поезд в свою очередь тоже притормаживает, и пассажиры еще долго смотрят назад из оконных проемов…

   Это были счастливейшие минуты моей жизни. Но и тогда на дне напитка радости таилась капля печали. Уже тогда меня посетило странное грустное предчувствие. Я вдруг ощутила всю мимолетность и хрупкость этого маленького счастья. Может быть в этом виноват долгий и слезливый закат? Холодный долгий осенний закат. А может я уже тогда чувствовала приближение катастрофы?..

Василий Вареник. «Гибель Ростова»
.