rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Хождение по мукам: сквозь тернии войн и революций

Судьба Ростова теперь определялась событиями, происходив­шими вне самого города - в донских округах и еще дальше - в Петрограде, Москве, на Украине. Ростовцы - как состоятель­ные жители, так и рабочие, беднота - жили в постоянной тревоге и неуверенности: неясно, что можно было ожидать от постоянно сменяющихся городских и воинских властей.

17Невозможно даже коротко перечислить все происшедшее в Ростове в 1918-1919 годах: калейдоскоп событий столь богат и разнообразен, что сегодня придется ограничиться несколькими, на наш взгляд, наиболее характерными фактами.

5 января 1918 года генерал А.П. Богаевский вступил в коман­дование «войсками Ростовского района». Как он вспоминал впо­следствии, «это громкое название очень мало соответствова­ло действительности. Мои «войска» состояли из трех казачьих полков, расположенных в ближайших к Ростову станицах, и нескольких небольших партизанских отрядов, часто менявших свой состав и численность...

Ростов жил обычной суетливой, деловой жизнью. Работа­ли хорошо рестораны, гостиницы были переполнены, но все же чувствовалось, что все непрочно, и все, кто имел воз­можность выехать - уехали или готовы были это сделать при первой тревоге...»

И еще два примечательных свидетельства.

«Богатый Ростов смотрел на своих защитников, как на лиш­нюю обузу, может быть, и справедливо считая, что горсть геро­ев все равно не спасет его от большевиков, а вместе с тем помешает как-нибудь договориться с ними».

«Рабочие же и всякий уличный сброд с ненавистью смотрели на добровольцев и только ждали прихода большевиков, чтобы расправиться с ненавистными «кадетами» (см. «Энциклопедию старого Ростова и Нахичевани-на-Дону» В. Сидорова, т. 2).

В это время на Северском Донце, в станице Каменской, про­изошли события, круто изменившие ход истории на Дону. 10 января здесь состоялся съезд фронтового казачества, кото­рый избрал казачий Военно-революционный комитет во главе с Ф.Г. Подтелковым. Он потребовал от Каледина передачи всей полноты власти на Дону и принял решение «признать централь­ной государственной властью Российской Советской Респуб­лики - Центральный Исполнительный Комитет Совета казачь­их, крестьянских, солдатских и рабочих депутатов и выделен­ный им Совет Народных комиссаров...».

Советские войска тем временем развивали наступление на гра­ницах Донской области по трем направлениям: ростовском - командующий Сиверс, северном - командующий Саблин, юго-восточном - командующий Автономов. «Красное кольцо» вокруг Ростова сжималось.

Добровольческая армия во второй половине января из Ново­черкасска перебралась в Ростов, а вскоре, чтобы сохранить свои части, вынуждена была оставить и его, уйти на Кубань. А.П. Богаевский так вспоминал об этом: «Получив известие о намере­нии добровольцев покинуть Ростов, я со своим штабом ре­шил присоединиться к ним. Другого выхода не было. К это­му времени в моем распоряжении был только десяток офи­церов штаба и несколько солдат. Оставаться в Ростове зна­чило сознательно и совершенно бесполезно идти на смерть».

Иное решение незадолго перед этим принял войсковой ата­ман генерал A.M. Каледин. Видя крах своего дела, он застре­лился 29 января, подчеркнув в предсмертном письме генералу М.Н. Алексееву: «... мне дороги интересы казачества, я вас прошу щадить их и отказаться от мысли разбить большеви­ков по всей России... Избавьте Тихий Дон от змей, но даль­ше не ведите на бойню моих милых казаков...»

В.И. Ленин приказал взять Ростов во что бы то ни стало 23 февраля.

Утром 23 февраля петроградский отряд красной гвардии - авангард войск Сиверса - первым ворвался в Ростов. К полу­дню советские войска освободили западную часть города и стан­цию Ростов. (В память об этих событиях одна из пристанцион­ных улиц носит имя Р.Ф. Сиверса.)

В      Ростове вновь установилась советская власть, и на этот раз она продержалась 74 дня.

23 марта Донской ВРК провозгласил создание Донской совет­ской республики «в ряду других Республик Федеративной Соци­алистической России».

9 апреля в Ростове, в бывшем клубе приказчиков (ныне театр музкомедии), открылся съезд Советов Донской республики. Съезд избрал ЦИК республики во главе с B.C. Ковалевым, утвердил совнарком под председательством Ф.Г. Подтелкова.

В это время были приняты решения о перестройке экономики (национализация многих предприятий, банков, помещичьих, удель­ных и монастырских земель) и культуры (в реквизированных особ­няках и дворцах были организованы библиотеки, клубы, школы для детей рабочих). В городе намечено было создать дешевые пункты питания, организовать общественные работы, привлечь к производительному труду «всех тунеядцев».

Но главной заботой Донской республики было тяжелое воен­ное положение. Только что созданные ее вооруженные силы не могли противостоять ни войскам Германии, в нарушение Брест­ского мира вторгнувшимся на Дон, ни сумевшим сплотиться после зимнего разгрома белоказачьим частям.

8 мая советская власть оставила Ростов. В этом кратком пе­риоде ее существования одни историки теперь ищут объяснение успехов и поражений большевиков, другие видят только «боль­шевистский ад» с массовыми расстрелами и диктатурой комис­саров».

Любая война жестока. А гражданская, когда брат идет против брата, сын против отца, отличается особой жестокостью. И бес­смысленно теперь искать в этой схватке правых и виноватых, гадать, «что было бы, если бы...» История не знает сослагатель­ного наклонения и навсегда остается такой, какой она была...

На долгие двадцать месяцев Дон стал одним из плацдармов борьбы белых армий и их зарубежных союзников против совет­ской власти. Если донской генерал П.Н. Краснов придерживался прогерманской ориентации, то А.И. Деникин был верен союзни­кам по Антанте. Но за содействие и тому, и другому приходи­лось расплачиваться и природными богатствами, и суверените­том. Видимо, были и другие причины, по которым, в конце кон­цов, белое движение потерпело на Дону крах.

Способствовало этому и большевистское подполье, действо­вавшее в Ростове, Таганроге, Красном Сулине. Многие подполь­щики погибли в неравном бою. Но их вера в общество социаль­ной справедливости, ихсамоотверженность заставляют с уваже­нием вспоминать Е.А. Мурлычева, И.М. Вяземцева, В.В. Тюхряева, Э.А. Борко и других мужественных земляков, память о кото­рых сохраняют названия многих улиц города.

...Заканчивался год 1919-й. Из Ростова вновь уходила белая армия. Уходила встужу, в гололед. А с севера к городу прибли­жалась лавина красных конников.

11 июня 1999г., ВР.
.