rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Отважно сражались катерники

Отважно стражались катерники

   Старшина 2-й статьи Иван Демьяненко готовился к увольнению в запас. Мысленно представлял, как вернется домой, устроится на работу, заведет семью. Но события 22 июня 1941 года поломали все его планы. С первого дня Великой Отечественной войны он будет сражаться на Черноморском флоте в составе экипажа торпедного катера «Г-6». День Победы старшина 1-й статьи кавалер орденов Красной Звезды и Отечественной войны и нескольких медалей Демьяненко встретит в городе Скадовске. Уволившись в запас в 1947-м, он придет работать в оборонное общество (ДОСААФ) и отдаст ему 40 лет, занимаясь военно-патриотическим воспитанием молодежи г.Ростова-на-Дону и готовя ее к ратной службе.

   Мы долго беседовали с Иваном Титовичем о войне, о первых ее днях, о памятных событиях, о том, что пришлось испытать, защищая родное Отечество от фашистов.

     -Иван Титович, когда речь заходит о минувшей войне, то обязательно услышишь упреки: мол, к ней не были подготовлены ни солдаты, ни офицеры. И страна в целом. Вы разделяете это мнение?

      - Как говорится, в «мировом масштабе» наша страна, быть может, и недостаточно была подготовлена к такому испытанию. Но что касается кадровых военных, то в их мастерстве, боевых и моральных качествах никто не сомневался. Скажу о своем экипаже. Он состоял из семи человек. Все мы хорошо изучили вооружение катера, умели стрелять из ДШК, знали устройство торпедного аппарата, двигателя. В экипаже была полная взаимозаменяемость: каждый мог заменить выбывшего из строя товарища, владел навыками спасения катера при получении пробоины или других повреждений. Я, к примеру, готов был выполнить обязанности торпедиста, пулеметчика, связиста, хотя по своей непосредственной специальности был химиком.

    - Расскажите, пожалуйста, о начале войны: что вы видели, испытали, не парализовал ли моряков страх?Каким вам запомнился день 21 июня 1941 года - последний день мира?

     - Я этот день запомнил на всю жизнь. До этого мы целый месяц не знали выходных, занимались боевой учебой: стреляли из пулемета, пускали торпеды, отрабатывали взаимодействие катеров... А 21 июня нам представилась возможность пойти в увольнение. Я тогда дружил со своими земляками - мотористами Серединым и Гниткиным, боцманами Баскаковым и Цымбалом, радистом Янушевским. Парни были крепкие, закаленные, в дружбе надежные. Мы переоделись в парадно-выходную форму, выглядели по-праздничному и в 18.00 собрались сойти на берег. И тут поступил приказ: увольнение отменить, снарядить моряков по-боевому, всем выдать оружие и боеприпасы, загрузить торпеды и выполнить все предусмотренные по тревоге операции. Тогда мы сразу подумали: это война. В 24.00 официально объявили боевую тревогу. Мы заняли положенные по расчету места. В 4.00 22 июня немецкие авиаэскадрильи совершили первый налет. Что характерно, поначалу они не бомбили, а сбрасывали на парашютах тяжелые мины по фарватеру, чтобы закрыть нашим судам выход в море.

     - Вам стрелять по ним не запрещали?

     - Включив прожектора, мы стреляли по самолетам из ДШК. А с рассветом началась работа по разминированию и уничтожению немецких мин глубинными бомбами. Потом немцы сбрасывали мины с установленными на них фотоэлементами, что значительно усложнило их обезвреживание и подрыв. А тут еще начались массированные налеты авиации, бомбежки.

     - Какие задачи приходилось выполнять катерникам?

    - Наш отряд в самом начале войны не раз прикрывал большие суда, которые ходили в Одессу и другие порты. Немецкие стервятники охотились за каждым катером. Особенно в начальный период войны. Однажды у нас ранило матроса, который вел огонь из ДШК. Слышу голос командира: «Демьяненко, за пулемет!» Я тут же открыл огонь по самолетам... Мне приходилось действовать в бою и радистом, а однажды - торпедистом.

     - Катерники за кем больше всего охотились?

   - Исходя из обстановки. Но чаще за десантными баржами и морскими паромами, за подводными лодками. Нередко вступали в бой с торпедными катерами фашистов, охранявшими траспорты. К концу лета наша бригада потопила 2 быстроходные десантные баржи, 3 сторожевых катера и повредила несколько торпедных катеров, сбила один самолет.

     - Иван Титович, не вспомните, какие вам приходилось обеспечивать крупные боевые операции?

  - До самой смерти не забуду ожесточенные бои за Новороссийск. Мы на своих катерах каждую ночь переправляли на Малую Землю десанты, боеприпасы, вывозили раненых, перекрывали коммуникации, чтобы ни один вражеский корабль не вошел в Цемесскую бухту. Страшно даже вспоминать, что тогда пришлось пережить морякам! Но трудности не сломили их, не погасили высокий боевой дух, потому что сражались они за свою Родину, которую безмерно любили.

     - О дерзости и отваге катерников ходило много легенд, а как они были вооружены?

    - Когда на нашем катере установили «катюшу», командир экипажа Герой Советского Союза Иван Шенгур, из Полтавы, душевный был человек и смелый, решительный, потрясая кулаком в сторону врага, пригрозил: «Ну и зададим вам жару, фрицы проклятые, из своих «катюш»!

     - По каким целям чаще всего наносились удары реактивными снарядами?

    - Мне особенно запомнился удар по крупному фашистскому аэродрому, который находился в пригороде Анапы. Удар был мощнейший. И не один! Фашисты потеряли тогда немало самолетов, к тому же были выведены из строя взлетная полоса, средства управления и прочие важные объекты.

     - После Новороссийска где еще пришлось воевать?

    - Участвовал в освобождении Таманского полуострова и Керчи, а зимой сорок четвертого мы перебазировались в порт города Скадовска с задачей перекрыть коммуникации противника между портом Констанца (Румыния) и Севастополем. Здесь были частые и горячие бои. Только наш отряд уничтожил две быстроходные баржи с живой силой противника, несколько сторожевых кораблей, подавил три артбатареи, повредил и уничтожил более десяти торпедных катеров. Многие катерники, в том числе и наши земляки, за подвиги в боях удостоены правительственных наград. А 13 катерникам первой и второй бригад было присвоено звание Героя Советского Союза.

      ...Кто был в Новороссийске, видел, наверное, на пьедестале торпедный катер - один из тех, на которых дрались отважные моряки-черноморцы. Он установлен в память о героях, отдавших свои жизни за Родину.

Еженедельная электронная версия газеты "Молот" 2004 г
.