rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Флагов над Берлином было много

ФЛАГОВ НАД БЕРЛИНОМ БЫЛО МНОГО, А ПОБЕДА ДО СИХ ПОР НА ВСЕХ ОДНА...

407Накануне 52-й годовщины Великой Победы «Вечерний Ростов» рассказал о ро­стовчанине Иване Петровиче Андрееве. Именно его сфотографировал 2 мая 1945 года фронтовой фотокорреспондент ТАСС Евгений Халдей на Бранденбургских во­ротах с красным знаменем в руках.

В июне эта тема была продолжена публикацией «Тыл и фронт по-прежнему вместе. Значит, не пропадем!». Речь в ней шла о благородном поступке нашего земляка Леонида Константиновича Безгребельного. Ветеран тыла, узнав о том, что дом бывшего фронтовика остался без отопления, подарил ему автоматический газовый водонагреватель...

В конце мая в редакцию обратились ветераны 1040-го стрелкового полка 295-й стрелковой дивизии капитаны в отставке М.А. Калмыков и В.М. Парамоненко -участники штурма Берлина. По их мнению, публикации «Вечернего Ростова» об Андрееве искажают исторические факты. На самом деле флаг над Бранденбургскими воротами водрузил 29 апреля 1945 года однополчанин Калмыкова и Пара­моненко сержант Павел Волик, награжденный за свой подвиг орденом Красного Знамени. Они попросили редакцию «восстановить историческую истину в этом вопросе».

В начале июля в почте «Вечернего Ростова» появилось довольно сердитое пись­мо на ту же тему - за подписью председателя городского совета ветеранов Б.Я. Старосельского.

В нем, в частности, говорилось:

.. Достаточно проинформировать вас, что 416-я с.д., в составе которой воевал И.П. Андреев, не принимала участие во взятии Бранденбургских ворот, а орденом Суворова награждались только офицеры».

Так что же произошло на самом деле в конце апреля 1945-го в центре Берли­на?

ОТЕЛЬ «АДЛОН» СТАЛ СТУПЕНЬЮ К ПОДВИГУ?

...Бывший заместитель командира ба­тальона М.Л. Калмыков взял чистый лист бумаги и набросал схему боевых дейст­вий 1040-го стрелкового полка в период с 26 по 30 апреля:

Вот улица Унтер-ден-Линден. Мы продвигались с тяжелыми боями по зданиям, расположенным слева от нее... Фашисты вели очень плотный огонь, поэтому по открытому пространству идти было нельзя. Саперы взрывчаткой пробивали бреши в каменных стенах домов, потом в них врывались бойцы.

По словам Михаила Андреевича, послед­нее пополнение они получили в марте, солдаты не обладали достаточным боевым опытом, поэтому батальон нес в тех улич­ных боях большие потери. К 27 апреля, когда батальон вышел к Бранденбургским воротам, из 680 человек в строю осталось 360.

Парторги и комсорги вручили коммунис­там и комсомольцам небольшие красные флажки без древков (размером в половину газетного листа), - продолжил Калмыков. – Флаги предназначались для рейхстага, но до него мы так и не дошли - полки нашей 295-й стрелковой оказались обескровленными.

Флаг над воротами мы поручили укрепить сержанту Павлу Волику - крепкому, ловкому парню. По колоннам на них не взберешься - Павел полез наверх через крышу отеля «Ад-лон», расположенного слева (в нем размещал­ся командный пункт полка). Когда он уже ка­рабкался, его обстрелял вражеский пулемет­чик со стороны рейхстага. К скульптурной груп­пе, установленной наверху Бранденбургских ворот, Павел не добрался - прикрепил флаг под самой крышей ворот слева.

Что было потом? Дивизию 30 апреля отвели за четыре километра от центра Берлина на восток - на отдых. А 1 мая сержанту Волику вручили орден Красного Знамени. Его подвигу был посвящен номер газеты группы советских оккупационных   войск  в   Германии   «Красное знамя» - за 10 октября 1945 года.

КАЖДЫЙ, УВЫ, ПОМНИТ ТОЛЬКО СВОЕ

А как описывает те далекие события сам Павел Емельянович Волик?

Весной 1975 года корреспондент жур­нала «Огонек» Б. Лабутин встретился с ним в его родной деревне под Запорожьем. Вот что я прочитал в журнальной статье «Кто назовет их имена?», опубликованной в апрельском номере за 1975 год.

«На рассвете 1 мая наша штурмовая группа - я заменял в ней раненого командира роты Муратова - прорвалась к Бранденбургским во­ротам и заняла круговую оборону. Фашисты поливали огнем. Мы пробрались вперед, к об­горевшему зданию с правой стороны. Афонин и Лебедько помогли мне взобраться по его остаткам наверх. Честно говоря, многие дета­ли уже забылись. Но помню, как сейчас, каж­дый тот шаг по открытой площадке ворот, ко­торая просматривалась со всех сторон... За­крепил древко в пробоине от осколка. Внизу шел бой. Особенно яростным был огонь из вражеского дзота перед Бранденбургскими воротами. Целые сутки еще шла перестрелка».

Ветераны 1040-го полка предоставили мне ксерокопию трех страниц из книги воспоминаний начальника штаба 295-й дивизии полковника ИХ. Свиридова, на ко­торых описываются те события.

«Волик короткими перебежками устремился к цели. Следом у одной из колонн арки очутил­ся капитан (командир роты Дудин. -Ред.) и несколько бойцов его роты... Волик быстро обе­жал все шесть колонн Бранденбургских ворот, высматривая, какая из них удобнее, чтобы под­няться по ней наверх. В третьей слева млад­ший сержант обнаружил большую выбоину, оставленную взрывом снаряда. Командир роты присел, Волик забрался ему на плечи, заце­пился за край выбоины и, подталкиваемый рядовым Лебедько, легко подтянулся на руках.

...Стремительным рывком Павел выбрался наверх колонны, огляделся. Вблизи его огне­вой «рубеж»выглядел совсем по-иному, чем издалека, снизу. Осколки снарядов и бомб изрядно изуродовали скульптурную группу, венчавшую это классическое творение XVIIIвека. Особенно досталось колеснице: от нее и стоящего на ней воинствующего ангела почти ничего не осталось. Основательно пострадали и кони, впряженные в колесницу.

Павел Емельянович Волик тщательно рас­правил знамя и вставил древко в одну из пробоин, зиявшую в голове крайней лошади».

Три версии происходившего - И ВСЕ РАЗНЫЕ. Почему?

На мой взгляд, таково свойство челове­ческой памяти, отшлифованной временем. Каждому из нас кажется, что истина на его стороне. Ну что с этим поделаешь?

КОМУ НЕ ХОЧЕТСЯ СТАТЬ  ПЕРВЕЕ ПЕРВЫХ?

На встречу с Калмыковым я принес це­лый архив, позаимствованный у Андреева. Однако все книги, журналы и вырезки из газет его ни в чем не убедили:

Знаете, в такое время жил: мы должны быть первыми в труде, спорте и в бою. Главное - наш боец первым там оказался!

С кем конкретно не согласен Михаил Ан­дреевич? С членом Военного Совета 5-й ударной армии генерал-лейтенантом Фе­дором Ефимовичем Боковым. В его книге «Весна Победы» на титульной странице прочитал дарственную надпись: «Уважае­мому Иоганнесу Петровичу Андрееву — водрузившему Красное Знамя Победы в бою над Бранденбургскими воротами в Берлине. На добрую память от автора. 4 июня 1981 года» (такое имя дала ему мать, по национальности латышка. В пе­реводе Иоганнес - Иван).

Между прочим, 295-я и 416-я стрелко­вые (в ней служил Андреев) входили в состав 5-й ударной армии. Выходит, член Военного совета был не в курсе того, что происходило в этих дивизиях?

Боков отдал предпочтение 416-й, чтобы никого не обидеть, - сказал мне Кал­ыков. - Он ведь черпал информацию из донесений начальников политотделов дивизий, а те писали донесения так, чтобы их бойцы были везде самыми первыми.

Кстати, Ф.Е. Боков в книге не обошел своим вниманием и Павла Волика. Опи­сав подвиг Андреева, совершенный 2 мая 1945 года, автор отметил: «Затем на пло­щадь вышла и 6-я рота 1040-го стрел­кового полка 295-й дивизии. Сержант П. Волик подбежал к арке, с помощью командира роты капитана К. Дудина взобрался на вершину ворот и тоже ук­репил там Красное знамя».

А вот как трактует события у Бранденбургских ворот фронтовой корреспондент «Правды» Мартын Мержанов в своей кни­ге «Так это было».

«Правее сражалась 416-я стрелковая диви­зия генерал-майора Д. Сызранова, которая весь день 1 мая с боями продвигалась по Унтер-ден-Линден к Паризьенплатцу и Бранденбургским воротам.

И вот старший сержант И. Андреев и сер­жант Н. Бережной по колоннам взбираются с флагом на крышу ворот... Еще одно знамя развевается над поверженным Берлином».

Первенство Андрееву отдал также кор­респондент газеты «Красная звезда» под­полковник В. Безродный в своих очерках «Дошел старшина до Берлина» (8 мая 1981 г.) и «У Бранденбургских ворот» (2 мая 1985 г.).

Неужели авторы этих книг и газетных публикаций ошибаются?

В завершение нашей беседы Михаил Андреевич Калмыков сказал, что ветераны 295-й дивизии, чтобы установить истину, готовы поработать в архивах. Однако уве­рен, и там они прочитают «не то». Передо мной книга «Путь к Берлину», написанная командиром 301-й стрелковой дивизии генерал-майором B.C. Антоновым (изда­тельство «Наука», 1975 г.). Он подтвержда­ет, что знамя над Бранденбургскими во­ротами установили старший сержант И. Андреев и сержант Н. Бережной. При этом автор книги сослался на архивный документ (архив МО СССР, ф. 333, оп. 4885, д. 394, л. 176).

ГЛАВНАЯ НАГРАДА ДЛЯ ФРОНТОВИКОВ - ЖИЗНЬ!

В Ростове-на-Дону живет человек, кото­рый был свидетелем подвига Ивана Пет­ровича Андреева. Недавно я с ним встре­тился. Бывший командир батальона 1373-го стрелкового полка 416-й стрелковой диви­зии подполковник в отставке Алексей Мак­симович Решетнев долго не мог понять, зачем, собственно, мне понадобились оче­видцы тех событий.

- Ну какая разница, кто первый ту­да залез, кто второй? Ведь всего на Бранденбургских воротах в те дни побывало четверо... Важен результат - мы все-таки дошли до Берлина и разбили фашистов! Меня за те бои орденом Ленина награди­ли. Но главная награда не он, а то, что жив остался... И до сих пор живу.

Может, не грех к этим словам прислу­шаться?

408И - еще одно недоразумение удалось разрешить в ходе разговора с Михаилом Андреевичем Калмыко­вым. Речь - об «ордене» Александра Суворова, ко­торый обнаружили бдительные ветераны на пиджаке Андреева.

Вот он - перед вами. Значок, выпущенный к 100-летию со дня рождения великого полководца Г.К. Жукова, действительно, немного напоминает этот «офицерский» орден...

31 июля 1997г., ВР.

ЭТОТ РОСТОВЧАНИН, ОСТАНОВИВШИЙ КОЛЕСНИЦУ ВОЙНЫ, УШЕЛ ИЗ ЖИЗНИ

416В субботу на Северном кладбище состоялись похороны ростовчанина Ивана Петровича Андреева - героя Бранденбургских ворот. 2 мая 1945 года наш земляк водру­зил над ними, в самом центре Берлина, Красное знамя Победы. Об этом «Вечерний Ростов» рассказал своим читателям в номере за 8 мая 1997 года.

Жизни и судьбе И.П. Андреева посвящены еще не­сколько публикаций. От нас ушел интересный человек, давний верный друг«Вечернего Ростова». Более 30 лет ветеран войны выписывал нашу газету...

На похороны И.П. Андреева пришли его боевые друзья, быв­шие коллеги по работе. Когда тра­урная процессия двинулась от дома по направлению к катафал­ку, невольно защемило сердце. Возглавлял колонну человек с фо­тографией в черной рамке. При­смотрелся: да это же снимок по­койного, опубликованный около двух лёт назад в «Вечернем Ро­стове»! Вот он - перед вами... Следом несли подушечку с фрон­товыми наградами. Три ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны II степени, медали за взятие Будапешта, Берлина.

Кстати, там, на Бранденбургских воротах, на гимнастерке 20-летне­го старшего сержанта Андреева не было ни одной награды. Все свои три «Звездочки» он получил в 1948 году - задним числом. На войне часто бывало: представят бойца к ордену, а его метит вражеский свинец - и в госпиталь. Тут уже не до орденов...

417На Северном кладбище состо­ялся траурный митинг. Люди, ко­торые хорошо знали Ивана Петровича, вспоминали, что его имя когда-то было широко известно в строительном управлении Се­веро-Кавказского военного окру­га. Около 10 лет он возглавлял лучшую бригаду водителей - пер­вую в СКВО перешедшую на пол­ный хозрасчет.

Фронтовики Великой Отечест­венной покидают нас один за другим... Много ли времени про­шло с мая 1997 года, а в живых нет и Андреева, и его комбата подполковника в отставке Алек­сея Максимовича Решетнева - свидетеля подвига Ивана Петро­вича в канун Великой Победы (о нем тоже сообщал «Вечерний Ро­стов»). Сохранить память о них - наш святой долг.

В публикации «Ростовчанин, ко­торый победно остановил колес­ницу войны» я предложил губер­натору Ростовской области напи­сать на имя Президента Россий­ской Федерации представление о том, чтобы присвоить И.П. Андре­еву звание Героя России. Может, есть резон сделать это сейчас? Или хотя бы назвать в честь нашего героического земляка улицу Ростова-на-Дону?

Впрочем, судьба Ивана Петро­вича распорядилась так, что па­мятник ему стоит в самом цент­ре Берлина - на виду у всего мира. Бранденбургские ворота с бронзовыми конями, впряженны­ми в колесницу... Фотокорреспон­дент «Красной Звезды» Евгений Халдей навечно запечатлел ро­стовчанина Андреева на их вер­шине 2 мая 1945 года.

16 марта 1999г., ВР.
.