rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

"Горел Ростов, закат пылал..."

«Горел Ростов, закат пылал…»

14 февраля — день освобождения донской столицы Февральским утром 1943 года по всей стране прозвучал голос Левитана: «Войска Южного фронта под командованием генерал-полковника Малиновского в течение нескольких дней вели ожесточённые бои за Ростов-на-Дону. Сегодня, сломив упорное сопротивление противника, наши войска овладели городом!»

Городские партизаны учителя Югова

438Уникальный случай: на степном юге отряд партизан громил врага не в лесной чаще, а на улицах огромного города.

…Начальник городского отдела гестапо был в бешенстве: среди ночи неизвестные проникли на охраняемую территорию вокзала и выпустили горючее из двенадцати цистерн, предназначенных для отправки под Сталинград! Ещё повезло, что удалось сбить пламя, иначе бы сгорело всё вокруг! Вокзал тщательно охранялся, однако ночные мстители каким-то образом сумели снять до зубов вооружённых охранников — неужели Москва прислала диверсантов-профессионалов?

Опасные добровольцы

На самом деле тысячам фашистов, оккупировавших Ростов, противостояли всего полсотни отчаянных граждан, которых собрал в отряд бывший учитель истории Михаил Трифонов.

Проникнуть в Ростов, организовать подполье — такое задание получил он, уходя в немецкий тыл. В городе свирепствовало гестапо, но уже к осени 1942-го Трифонов, взявший для конспирации псевдоним Югов, сумел собрать отряд добровольцев. Поначалу подпольщики занимались лишь распространением листовок, но вскоре отряд превратился в настоящую боевую единицу. У партизан появилось оружие, и оккупанты сразу почувствовали силу сопротивления.

Отряды гестапо носились по Ростову в поисках таинственных диверсантов. Только-только забылось происшествие на вокзале, и вот новое ЧП: какие-то люди пробрались на территорию обувной фабрики и уничтожили весь запас кожи — солдатам вермахта оставалось маршировать к Волге босиком!

О дерзких налётах партизан хорошо знали в Москве. «Подпольщики Ростова уничтожили свыше 200 солдат и офицеров противника, захватили несколько сотен винтовок и автоматов, а также запас патронов…» — сообщала сводка Совинформбюро.

Город спасён

В начале февраля 43-го Югов получил из столицы очередную шифровку: партизаны должны помочь частям Южного фронта, который пойдёт на штурм города, ударив немцев в незащищённый тыл.

То-то удивились фашисты, когда в спину вдруг грянул огонь из десятков стволов. В боях на нынешнем Западном и на Сельмаше юговцы захватили 72 пулемёта и взяли в плен около сотни гитлеровцев. Но главной заслугой партизан стало предотвращение взрыва хлебозавода со всеми запасами муки — освобождённый город был избавлен от голода. По Ростову добровольцы прошли вместе с частями Красной Армии.

За подвиги в немецком тылу Михаила Югова ждала звезда Героя. Но получить её он не успел. Талантливого командира с группой диверсантов снова отправили за линию фронта. Случилось непредвиденное: из-за чьей-то ошибки парашютисты свалились прямо на головы немцев. Четыре часа тринадцать десантников отбивались от полка фашистов. В живых не осталось никого.

Переулок имени Югова в Железнодорожном районе и скупые сведения о его подвигах — не мало ли для памяти героя?

Шесть дней в тылу

В истории Великой Отечественной войны было немало примеров удивительного героизма. Один из них — подвиг солдат Гукаса Мадояна, занявших Ростовский вокзал почти за неделю до начала штурма города.

В 159-й стрелковой бригаде бойцов старшего лейтенанта Мадояна назвали смертниками, когда узнали, какой приказ был им отдан командованием. Под покровом ночи пехотинцам предстояло перейти по льду на правый (кишащий фашистами) берег и укрепиться там, обеспечив огневое прикрытие для наступления основных сил. В ночь на 8 февраля штурмовая группа двинулась через Дон.

Передовой отряд немцы заметили сразу — по красноармейцам открыли шквальный огонь десятки пулемётов. То, что произошло потом, позже назвали одним из самых удивительных примеров героизма. Собрав уцелевших солдат, Гукас Мадоян с оставшимися силами в стремительной атаке пробился на правый берег и занял железнодорожный вокзал.

Потеря станции стала для гитлеровцев катастрофой — под угрозой уничтожения оказались приготовленные для эвакуации эшелоны. На штурм занятого красноармейцами вокзала фашисты бросили авиацию и танки. Но вернуть станцию им не удалось — в течение шести дней бойцы Мадояна отбили сорок три атаки противника, пока 14 февраля войска 28-й армии не начали штурм города. В живых к тому времени осталась лишь небольшая группа бойцов. За храбрость и героизм Гукасу Мадояну было присвоено звание Героя Советского Союза, а президент США Рузвельт наградил его Золотой медалью «За боевые заслуги».

«Свои» палачи

Кровь ростовчан осталась не только на руках фашистов — казнями занимались изменники и дезертиры.

С середины 1942 года в Ростове располагалась зондеркоманда СД-Ц-6, в которой служили перебежавшие к немцам советские граждане. Каратели регулярно выезжали в соседние города, где требовалось привести в исполнение приговор заложникам и пленным. При этом, как позже вспоминали пережившие оккупацию, прислужники фашистов лютовали даже больше, чем их хозяева, — предавшие Родину негодяи старались придумать казнь мучительнее и страшнее.

Так, будучи в Шахтах, каратель Зыков лично выдавливал своими пальцами глаза подпольщикам. Начальник караула СД Пискунов, в свою очередь, предложил руководству зондеркоманды не расстреливать арестованных, а сбрасывать их живыми в шахтный шурф. За короткое время таким образом было казнено около трёх с половиной тысяч человек. Но страсть поиздеваться над жертвами дорого обошлась и самим палачам. Один из пленников, стоя на краю шурфа, неожиданно схватил ухмылявшегося предателя и вместе с ним прыгнул вниз. Позже этот подвиг повторила ещё одна приговорённая к смерти подпольщица — Ольга Мешкова.

В Ростове же полицаи не вылезали из Богатяновской тюрьмы, в камерах которой фашисты держали схваченных советских граждан. Здесь же, в стенах нынешнего следственного изолятора, за несколько дней до освобождения города разыгралась трагедия, столь же кровавая, как и героическая.

Понимая, что Красная Армия вот-вот возьмёт Ростов, шеф зондеркоманды Бибирштейн принял решение казнить всех арестованных. Целый день каратели расстреливали узников — к вечеру было убито около полутора тысяч человек. Однако когда изуверы поднялись на второй этаж, в них неожиданно полетели камни. Невероятным образом арестанты смогли открыть дверь камеры и соорудить в коридоре баррикаду. С железными прутьями против автоматов восставшие поначалу даже сумели оттеснить своих мучителей. Но продолжался бой недолго: прибежавшие на подмогу эсэсовцы забросали баррикаду гранатами, непокорившихся пленников по одному добивали штыками…

После войны розыском палачей из зондеркоманды СД-Ц-6 занимались сотрудники КГБ. В 60-е и 70-е годы все остававшиеся в живых каратели были найдены и осуждены.

АиФ на Дону, выпуск 6 (822) от 10 февраля 2010 г.
.