rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Петикин П.И.

ДВА КУБАРЯ НА ПЕТЛИЦЫ И НА ДОН ПОПИТЬ ВОДИЦЫ...

   57До войны глава семейства Петикиных Иван Иванович работал электросварщиком на паровозоре­монтном заводе, слыл знатным стахановцем. Его брат Григорий руководил рыболовецкой брига­дой и за рекордные уловы полу­чил звание Героя Социалистичес­кого Труда. А сыну Ивана Ивано­вича Павлу, не жалея ладоней, ап­лодировали футбольные болель­щики, когда тот один на один выходил на поединок с вратарем соперников... Играл молодой раз­метчик с «Ростсельмаша» за сбор­ную города.

   Эх, если бы не война!. 25 июня 1941 года Павел Петикин получил повестку из Железнодорожного райвоенкомата. Его, не новичка в военном деле (еще в середине 30-х участвовал в сборах военнообязанных на Персиановском полигоне и освоил все специальности артрасчета), отправили курсантом в Ростовс­кое артиллерийское училище.

    - Мне тогда уже было полных 28 лет - возраст далеко не кур­сантский. Но понимал: надо так надо...

  Учились они четыре месяца. Когда фашисты подошли к Росто­ву, курсантов бросили в бой. Пав­ла назначили командиром орудия. В октябре он впервые скомандо­вал расчету «Огонь!» - у села Прохоровка, на реке Миус.

  Отступали до Ростова, умыва­ясь своей и чужой кровью, 28 ноября выбивали немцев из ро­дного города... Артиллеристы ка­тили пушки по льду в районе Аксая, чтобы отрезать врагу пути отступления на Новочеркасск. Там-то Петикина и зацепила шальная пуля...

     - Только кожу и обожгла на руке, но рана нагноилась, и «запечатали» меня в госпиталь. Знаете, где сейчас кинотеатр «Буревестник» - в самом центре? Там лечили - недо­лго. А потом заглянул в нашу пала­ту какой-то офицер и спросил, есть ли среди раненых курсанты. При­каз Верховного вышел - всех кур­сантов собрать и доучить. Вот и повезли нас, 28 ребят, под Арма­вир, куда наше РАУ эвакуировали.

Четыре месяца теоретических занятий, два кубаря на петлицы и - в войска. Лейтенант Петикин принял огневой взвод в части, которую послали на Верхний Дон (восточнее станицы Шолоховской).

- И смех и грех... Тягловую силу - лошадей - у нас забрали. Прика­зали: умереть на позициях, но фрицев через Дон не пропустить! Око­пались вместе с пехотой, немцы было сунулись - прогнали их ог­нем. Кто же знал, что неподалеку они сумели захватить целым-не­вредимым железнодорожный мост?! Словом, обошли нас шутя, да на Сталинград! А мы - за ними. Я в совхозе договорился насчет трак­тора. Все четыре пушки прицепили к «Сталинцу» - поехали! Нашего ко­мандира тогда уже убило - стал я комбатом...

КАК ЖУКОВ ПЕТИКИНА ВОДКОЙ УГОЩАЛ

    Под Сталинградом Петикин во­евал с самого начала и до 31 ян­варя 1943 года. В тот день его батарею командир артиллерий­ского полка полковник Гончаров приказал поставить на прямую наводку в 150 метрах от универ­мага. В его подвале находился штаб командующего 6-й немец­кой   армией   фельдмаршала Паулюса.

    - Гончаров дал команду орудия зарядить — если они не сдадутся, мы бы их там покрошили... Видел, как Паулюс вышел - и вся его сви­та. Видел, как наши девушки (человек десять) из здания выскочи­ли... Потом узнал - они фрицев об­служивали, ну, сами понимаете, как. Их «смершевцы» сразу сцапали...

   7-я гвардейская стрелковая ди­визия, где довелось служить стар­шему лейтенанту Петикину, насту­пала севернее Ростова-на-Дону. Освободили с ходу Воронеж и - на Курскую дугу. Там Павел свел знакомство с Георгием Констан­тиновичем Жуковым. А дело было так…

     - Уже после знаменитого Прохо­ровского танкового сражения, когда фашисты покатились на Запад, наш полк стоял в обороне. Утром мы - пятеро офицеров, соседей по пози­ции - решили позавтракать. Выбра­ли место поукромнее, палатки свои вместо скатертей постелили, тушен­ку открыли... Только самогон по кружкам расплескали, глядим, ря­дом с нами "Виллис" тормознул... Братцы, беда, начальство пожало­вало! А когда увидели Жукова - совсем сникли. А он наш доклад принял и сказал, что тоже за ком­панию перекусит. «Федя! - крик­нул. - Неси сюда курицу и флягу!» Лично каждому налил по 150 грам­мов настоящей "Московской" водки. И тост предложил - за Победу!

Наверное, Павлу Ивановичу повезло больше многих однополчан. Довелось ему свидеться с вели­ким полководцем еще раз - в сентябре 1943 года, неподалеку от украинского городка Старый Орлик.

   Дивизия готовилась к форсиро­ванию Днепра. Командира бата­реи вызвали в штаб, где офицер увидел «Георгия Победоносца» (так прозвали Жукова фронтови­ки: где он, там наступление и победа).

Петикин получил боевой при­каз: в полночь переправить все четыре пушки на правый берег.

- Вопросы есть? - спросил его комдив.

- Есть, товарищ генерал... Каждое орудие весит две тонны, да боеприпасы почти столько же. Каким образом мы поплывем?

- На подручных средствах, - сказал Жуков. - Пушки на плоты - и вперед!

- Разрешите разобрать пару домов в селе? Из сухих бревен плот лучше получится...

- Это, старший лейтенант, ма­родерство. Узнаю, что дома по­рушил - расстреляю!

Но деваться им было некуда - распоряжение Георгия Константи­новича Петикин не выполнил. На пять плотов ушло как раз две бревенчатых избы.

- Страшный бой был на следую­щий день - на берегу Днепра, где немцы оборонялись. Снаряды кон­чились - мои сибиряки-артиллеристы врукопашную с фрицами схва­тились. Я все диски к автомату расстрелял, малую саперную лопат­ку в руку - как топором ею орудо­вал. Отбились...

   За Днепр старшему лейтенанту Павлу Ивановичу Петикину указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1943 года присвоили звание Героя Совет­ского Союза.

СВЯТОЕ С ГРЕШНЫМ В ЖИЗНИ ПЕРЕМЕШАНО...

- Почему русские артиллеристы всегда считались лучшими в мире? Школа у нас такая - со времен Пет­ра Великого. Он ведь и сам себя величал господином бомбардиром... На войне все мои друзья - офице­ры-артиллеристы - прекрасно зна­ли математику, умели точно произ­водить расчеты при стрельбе. От­того и били фашистов...

     На Украине, когда врага гнали по всему фронту, батарею Петикина контратаковали 20 танков с крестами на броне. Но свои ору­дия он поставил так, чтобы про­тивник оказался выше. Едва тан­ки перевалили гребень высотки, по ним открыли огонь. Десять минут - пять машин запылали. Остальные отошли.

    Уже на Львовщине в одном из тяжелых боев осколок вражеского снаряда наискось пробил грудь. Перевязали офицера наскоро да отправили в эвакогоспиталь. Сна­чала в Полтаву, потом в Харьков, и везде Петикина принимать от­казывались. Мол, рана такая - не жилец старлей! И только в Пензе профессор Берштейн рискнул по­ложить Павла на операционный стол. Удалил два ребра, вырезал половину легкого... Сутки метался Павел в бреду между жизнью и смертью. Выкарабкался!

    Когда дело твердо пошло на поправку, его отправили в отпуск в родной Ростов-на-Дону. Там Петикин узнал, что отца - Ивана Ивановича - расстреляли фашис­ты, родительский дом сожгли…

    - Долго горевать мне не дали - в июле 1944-го вызвали в военко­мат и отравили в Москву, чтобы там вручили «звездочку»... В столи­це нас, десять новоиспеченных Героев, поместили в гостиницу ЦСКА. Приодели во все новое, выписали пропуска в Кремль. Калинин мне показался таким старым! Каждому руку жал, когда коробочками одари­вал. А среди «золотой десятки» был моряк по имени Сашка - здоровый, как медведь, и ручищи - будь здо­ров! Я ему шепнул: не жми Калини­ну руку - сломаешь! Вышел Сашка - мой совет, конечно, позабыл. Михаил Иванович чуть не вскрикнул, когда он с ним поручкался...

    Что было потом? Вернулись в гостиницу, стали награды обмы­вать. Каюсь, увлеклись этим - и в результате через неделю бес­конечного застолья оказались в Москве без рубля. И какая-то «до­брая душа» посоветовала нам сдать наши золотые награды в скупку. Дескать, молодые, еще за­служите!

    Мы, толком не протрезвев, по­плелись в скупку. Там страшные глаза сделали: вы что, Герои, очу­мели? Да нас всех к стенке по­ставят - вместе с вами!

ТРЕТЬЯ ВСТРЕЧА С «ГЕОРГИЕМ ПОБЕДОНОСЦЕМ»

   24 июня 1945 года. Старший лейтенант Петикин - в парадной «коробке» Героев Советского Со­юза на Красной площади. В де­сяти метрах от него прогарцевал по брусчатке на чистокровном дончаке Маршал Жуков...

     Начался Парад Победы тем, что воины швырнули под ноги победителей гитлеровские штандарта и знамена.

    - Мы прошли по ним строевым шагом. И никто не знает, как доро­го нам всем дался этот марш! Тре­нировали нас почти два месяца (сплошная шагистика!), а раны ноют... Иногда думал - лучше уж еще пару танковых атак выдержать!

Сейчас Павлу Ивановичу Петикину около 85 лет. Он давно ослеп, а в последнее время стали отказывать ноги. Здоровья поубавила Великая Отечественная... О той страшной войне Ге­рой старается не вспоминать и даже во сне ее не видит.

- Павел Иванович, - спросил его корреспондент «Вечернего Ростова», - не забыли еще язык командирских приказов? Вот если, например, орудия на марше, а рядышком «Тигры» появи­лись...

Петикин встрепенулся, вытянулся в струнку:

- Танки противника - прямо! Батарея - к бою!

- Эх, милок, - добавил он, отдышавшись, - с «Тигром» шутки были плохи... На Курской дуге они мне все орудия раз­давили, а мы успели только по четырем вмазать как следует. Бьешь по нему в упор - снаряд отскакивает. В борт надо угодить или по ходовой...

14 ноября 1997г. «Вечерний Ростов».
.