rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Они первыми приняли бой...

          Они первыми приняли бой...

   Люди старшего поколения, наверняка, помнят послевоенный художественный кинофильм "Сказание о земле сибирской" и песню из него, где есть такие слова:

"Был в шоферах я в солдатах,

      За баранкой - всю войну..."

    Именно так - за баранкой грузовика автобата встретил на западной границе на рассвете 22 июня 1941 года войну Иван Бочков, девятнадцатилетний донской паренек, уроженец слободы Криворожье Миллеровского района Ростовской области.

    А призвали его на действительную военную службу в Красную Армию 7 июня 1941 года, за две недели до войны. Пару дней пробыл Иван на Батайском сборном пункте, а 15 июня был уже на западной границе в Новоград-Волынске в 554-м отдельном автобатальоне 22-й автомобильной бригады. Обучать молодого красноармейца поручили опытному военному водителю Петру Устинову, и уже через несколько дней молодой воин научился самостоятельно водить грузовик "ЗИС-5".

    А на границе уже было неспокойно. Все сильнее пахло порохом. Все нахальней нарушали немецкие летчики наше воздушное пространство. Все чаще задерживали наши пограничники фашистских лазутчиков и диверсантов, стремившихся проникнуть на нашу территорию.

    И не случайно, правильно оценив обстановку, командир автобата, в котором служил Бочков, на свой риск и страх приказал личному составу батальона покинуть казармы, рассредоточить автомашины и окопаться на предполагаемых оборонительных рубежах, что и было оперативно выполнено. И когда около четырех часов утра 22 июня сотни самолетов с черно-желтыми крестами и фашистской свастикой обрушили бомбы на наши города, и села воины 554-го автобата уже находились в укрытиях и от первого вражеского удара потерь почти не понесли. Однако несколько поваров и медиков автобата, оставшихся в военном городке, погибли и были ранены.

   Воины-автомобилисты, находившиеся в окопах, с болью сердца и тревогой видели, как рушатся и горят от фашистских авиабомб наши казармы, склады, военный городок. Ивану Бочкову и его товарищам по автобату пришлось не теряя времени, под артиллерийским огнем и бомбежкой доставлять на передовую боеприпасы, продовольствие, вывозить в тыл раненых.

    А немцы стремительно наступали. И пришлось Ивану Бочкову и его однополчанам пробиваться из окружения. Выходили, по приказу командования, небольшими группами и в одиночку. Шли, вспоминает Иван Стефанович, больше ночью лесами, балками, огородами, полями. Вскоре Бочков оказался среди незнакомых солдат и офицеров. Пришлось пережить и голод, и холод, и страх. Спали в холодных сараях, в копнах сена и просто на земле в лесу.

   Однажды к Ивану Бочкову подошел офицер с нашивками политработника, звездочкой на рукаве гимнастерки. Внимательно поглядев на парня, предложил:

      - Пойдем вдвоем, все-таки веселей и надежней будет.

   Возле одного украинского села, на поле у дороги, где стояли неубранные копны колхозной пшеницы, Иван с политруком залегли под копну и стали наблюдать за дорогой. По ней мчались на большой скорости фашистские автоколонны с солдатами и боеприпасами. Когда стемнело, политрук спросил:

     - Ваня, ты машину водить можешь?

     - Могу, - не очень уверенно ответил Бочков, помня о своей небольшой по времени водительской практике.

     - Тогда, дружище, давай действовать решительней, - произнес политрук.

    И когда прошли колонны, а по шоссе под вечер стали проезжать одиночные немецкие грузовики, политрук, набросив плащ-палатку, вышел на дорогу, остановил машину, спросил шофера, куда он едет (политрук хорошо знал немецкий язык), а потом из пистолета застрелил фашиста. Они сели в машину и на свой риск поехали в темноте проселочными дорогами к линии фронта. Услышав шум боя, артиллерийскую стрельбу, бросили немецкий грузовик и пошли через лес на восток. На одной из опушек встретили наших солдат. Оказалось, что политрук пришел в свою часть. А Иван Бочков на другой день в городе Сумы совершенно случайно встретил своего командира отделения и тоже вскоре оказался среди своих в родном автобате.

     И снова - напряженный шоферской труд на фронтовых дорогах под вражескими бомбами и снарядами...

   Летом 1942 года пришлось Ивану Бочкову - уже старшине роты воевать под Сталинградом. Здесь его во время бомбежки тяжело контузило. Крупная немецкая авиабомба опрокинула автомашину. Взрывной волной Ивана выбросило из кабины, и он ударился позвоночником об асфальт. В горячке боя боли не почувствовал и в санбат не обратился. Да и где было найти близко медиков. Вокруг горели заводы, фабрики, дома, переправы через Волгу, а сама Волга пылала огнем от разлившихся на ее поверхности нефти, керосина, бензина из разбитых прибрежных баков и барж с горючим.

     Собрав уцелевших солдат и офицеров автобата, командир сказал:

    - Товарищи, кто останется в живых, пробивайтесь на левый берег Волги в село Рыбацкое. Там должен находиться штаб нашей части.

   Но ни о какой переправе через горящую реку днем не могло быть и речи. Русло Волги находилось под ударами фашистских самолетов, густым артиллерийским и пулеметным огнем. А когда стемнело, из густого ночного тумана к Ивану Бочкову подошел полковник в летной форме. Он долго вглядывался в парня, а потом подозвав к себе, сказал:

    - Сынок, очень тебя прошу, доставь на тот берег нашего тяжело раненого летчика, Героя Советского Союза и передай его в медсанбат или в госпиталь. Да постарайся сам уцелеть и сбереги нашего офицера.

    Дотронувшись до рукава гимнастерки солдата, полковник спросил:

    - А звать-то тебя как?

    - Иван Бочков...

    - Ну действуй, Иван, не подведи...

   Тем временем солдаты подтащили к берегу надувную резиновую лодку, принесли раненого летчика и уложили в лодку. Бочков примостился рядом и стал отгребать от берега руками вместо весел, так как ничего подходящего не было.

С тревогой смотрел Иван на своего молчаливого тяжело раненого спутника, видел, как ему плохо, и старался плыть вперед быстрее. Да и самому очень хотелось выжить - не утонуть в реке.

     Наконец, лодка ткнулась в песчанный берег. Бочков вытащил его подальше от воды и услышал тихий голос раненого:

     - Спасибо тебе, друг, за легкую посадку.

    Думая, что это левобережье Волги, Иван Бочков с трудом поволочил раненого летчика вперед. Но перед ними вновь была водная гладь реки. Оказалось они пристали к острову. Возвращаться к лодке не было сил и времени. Приближался рассветный час.

    Что делать? И Бочков начал внимательно вглядываться в проплывающие мимо предметы. Потом увидел и притянул к берегу большое бревно, в виде плота, пристроил на нем летчика и начал подталкивать это ненадежное плавательное средство к полоске левого берега. А когда пристали к нему, то он оказался настолько крутым и обрывистым, что подняться наверх с раненым не было никакой надежды.

    Тогда Иван, оставив летчика на берегу, стал карабкаться наверх, цепляясь за выступы и корни подмытых деревьев. Благо силенки тогда у молодого солдата, не смотря на контузию, еще были. Выбравшись наверх, он увидел в прибрежной роще полевую кухню, снующих солдат, пушки, автомашины. Найдя штаб воинской части, Бочков доложил, что внизу у реки лежит раненный летчик Герой Советского Союза, доставленный им с правого берега. Вскоре его спутник был отправлен в госпиталь.

     - Знаете, - сказал мне в беседе Иван Стефанович, - очень жалею я, что тогда не узнал и не запомнил фамилию и имя раненого летчика. Очень хочется верить, что он выжил и, может быть, еще продолжал бить фашистов в небе войны. И если случайно он прочтет эти мои строки, то пусть знает, что спас его, перевезя через Волгу, простой русский солдат Иван Бочков, ныне живущий в городе Ростове-на-Дону.

     ... А дальнейший боевой путь Бочкова пролег потом от Сталинграда до Вены, через Ростовскую область, Украину, Молдавию, Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию в рядах своего родного автобата. Демобилизовался Иван Бочков из Львова в 1946 году. Сам до родного дома - слободы Криворожье, - к родителям доехать не мог, сказалась тяжелая контузия, полученная на фронте. Дали Ивану в провожатые тоже демобилизованного однополчанина Никиту Щеглова, который довез товарища к родителям.

      А Ивану Стефановичу еще долго пришлось долечиваться в госпиталях.

   Потом он выучился на пчеловода, позже - на агронома, работал в сельском хозяйстве, более 30 лет трудился инженером по технике безопасности в строительной организации "Ростовагропромстрой".

   Уйдя на пенсию, бывший фронтовик, старшина в отставке занимается военно-патриотическим воспитанием молодежи. Его можно встретить в школах Кировского района Ростова, в поездках с учащимися по местам боевой и трудовой славы в нашей области.

     А когда в 55-ю годовщину Победы на Театральной площади в Ростове был парад, то в ветеранском строю шел и Иван Стефанович Бочков, который с первого часа войны сражался с фашистскими захватчиками за честь и свободу нашего Отечества.

(с) "Молот", 8 июня 2001 г., NN63-64 (22727-22728).
.