rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Яндекс.Метрика
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

В судьбе ростовчанки

В СУДЬБЕ РОСТОВЧАНКИ СУДЬБА ВСЕЙ СТРАНЫ

96После публикации праздничного отчета «День Победы...» о том, как Ростов отметил 9 Мая, в редакцию «Вечернего Росто­ва» пришла открытка от нашей читательницы М.Е. Королевой. А в ней - просьба: если возможно, выслать фотографию празд­ничной колонны, которая была помещена в газете. На снимке Мария Емельяновна неожиданно увидела себя...

Просьба ветерана Вели­кой Отечественной не ос­талась в редакции без вни­мания. Фотографии на па­мять были отпечатаны - и мы отправились в гости к Марии Емельяновне...

97Дом, в котором она жи­вет, оказался за аэропор­том, почти на окраине го­рода. Но сама хозяйка этот район любит. Он дорог ей воспоминаниями.

Во-первых, в этом доме все связано с ее мужем, умершим 15 лет назад. А значит, все напоминает о незабываемых годах моло­дости.

Во-вторых, рядом завод № 412, на котором она проработала четверть века - и где ее до сих пор помнят, куда можно, в случае чего, обратиться за помощью (что для пожилого человека немаловажно).

- Сын, правда, зовет к себе в Москву, но я ее не люблю, - слегка поморщи­лась женщина. - Тут меня все знают, а там? Мне здесь луч­ше...

По характеру очень живая, под­вижная, веселая - Мария всегда была в гуще событий. В 18 лет комсомол позвал ее на стройку маисового комбината в Беслан - и она поехала туда без разду­мий. Стала стахановкой. В 1935 году была удостоена приема в Москве у Микояна, а через год сам Калинин вручал ей орден «Знак почета» (получала она его одновременно с женой Молотова).

А какого Маша себе мужа от­хватила - всем девчатам на за­висть! Успехом у парней она пользовалась большим, но двое следовали за ней неотступно. Один говорил комплименты, ока­зывал знаки внимания. А другой, недавно приехавший в Орджони­кидзе из Москвы инструктор аэроклуба (тогда всех без отры­ва от производства обучали лет­ному делу), только молчал и смотрел на нее.

Она снисходительно относилась к обоим, но никого не выделяла - пока начальник аэроклуба однажды   не  остановил   ее   и   не взмолился:  «Выбери  одного  из них!   Они   же   ходят   сами   не свои...»

Маша смутилась и спросила: «А кого вы мне посоветуете вы­брать?» Начальник аэроклуба по­советовал московского инструкто­ра - мол, серьезнее, не беда, что на девять лет старше.

Послушная комсомолка так и сделала - о чем ни минуты по­том не жалела. Это был человек редкой доброты и удивительных человеческих качеств. С ним было легко и надежно.

Дмитрий Дмитриевич, в свою очередь, тоже мог гордиться своей женой. Никогда не стра­шилась никакой работы, не чура­лась ее. Так, например, когда жили они в таежном гарнизоне на Дальнем Востоке, она подала пример женам военнослужащих, устроившись в ближайший совхоз на работу.

Никогда прежде не работавшая в сельском хозяйстве, Маша Ко­ролева вскоре возглавила звено овощеводов и добилась неплохих результатов. Дальневосточные га­зеты взахлеб писали о жене офи­цера Красной Армии, которая работала наравне с сельскими женщинами. Сама же Маша к своим успехам относилась сдер­жанно: «Стране надо помогать поднимать сельское хозяйство. Какие тут могут быть разговоры?»

Как сейчас помнит Мария Емельяновна и прокатившуюся по стране волну репрессий. Разве забыть такое? Разве можно вы­черкнуть из памяти, как, напри­мер, секретаря райкома партии в Беслане вдруг объявили врагом народа и потом жестоко пытали?

Врагами в одночасье стали многие. И те, кто работал бок о бок, и те, кем гордилась вся страна. Так, Мария после одной поездки в Москву привез­ла в Беслан портрет Туха­чевского, которым тогда многие восхищались. А пришла как-то с работы в общежитие и видит, что подружка перевернула его портрет и поставила на него кастрюлю.

-     Ты что?! - захлебну­лась от возмущения Маша.

А та ей в ответ:

-     По радио только что передали, что он враг народа...

У Марии тогда опусти­лись руки: «Как?»

Это сейчас она все по­нимает и только вздыха­ет, а тогда каждое такое сообщение  заставляло вздрагивать...

И все же Мария Емель­яновна голосовала за Зюганова, лидера КПРФ. Почему?

- Мы, старики, привыкли к той жизни, - пожимает плечами она. - Тогда можно было хоть в рай­ком пожаловаться, если, допус­тим, нет воды, а куда сейчас? Надоело безвластие, хочется по­рядка. И вообще - тогда было интереснее жить...

В подтверждение своих слов М.Е. Королева достала пачку фо­тографий - и стала показывать снимки, сделанные во время раз­личных торжественных заседаний: она, как почетная комсомолка, в президиуме, а внизу v сцены сто­ят пионеры, которые пришли при­ветствовать старших товарищей. «Видите?» - улыбаясь проговори­ла она.

Для людей поколения Марии Емельяновны ТА жизнь не пото­му привлекательна, что она была легче, нет (трудностей на их долю выпало немало). А просто пото­му, что с ней была связана мо­лодость - самая прекрасная пора в жизни каждого человека. Пото­му они так и тоскуют по време­ни, безвозвратно ушедшем от них...

2 августа 1996г., «Вечерний Ростов».
.