rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Александровский сад

АЛЕКСАНДРОВСКИЙ САД

362В дореволюционной России парки назывались садами. Впрочем, в переводе с английского «park» - «большой декоративный сад, роща с дорожками для гуляния, с площадками для игр и т.п.». Это смещение названий было распространено еще в предвоенные и послевоенные годы. «В городском саду играет духовой оркестр...» Или у незабвенного Б. Окуджавы: «Может жребий нам выпадет счастливый - снова встретимся в городском саду...» Конечно, русское слово «сад» звучит лучше, понятнее...

В Ростове-на-Дону слово «сад» имело дополнительное значение. Рядом с домом коменданта в крепости Святителя Димитрия Ростовского был разбит большой фруктовый сад. В нем любил гулять, когда жил в крепости, Александр Васильевич Суворов. Этот сад выходил в то место, которое позже станет частью улицы Большая Садовая. Большие сады находились и у Темерника и тянулись вверх, к крепости. Потому-то и образовались здесь - Большая и Малая Садовые.

В Нахичевани Александровский городской сад был самой западной окраиной города, дальше стояла лишь Георгиевская церковь. Вообще сады и парки чаше разбивались на окраинах городов – и это естественно - там было больше свободного места. В Ростове также был Александровский парк (парк - чтобы отличаться от Александровского сада). Его проект утверждала в 1860 году специальная думская комиссия, в которую входило шесть человек. В ней были известный благотворитель Г.И. Ткачев, Г.Д. Пащенко и городской голова Н.И. Кузмин. Деньги на его разбивку и благоустройство собирали от продажи лежащих там участков.

365
Главный вход в Александровский сад. 1894г. Фото начала ХХ в.

Александровский парк находился на территории РИСХМа и Студенческого парка, он продолжал, по замыслу его устроителей, Большой (Ворошиловский проспект) и выходил в Поле. Но разбивка парка откладывалась несколько раз: помешало убийство 1 марта 1881 года императора Александра Второго. Потом деньги потребовались на воплощение в жизнь идеи возведения железнодорожной станции на Ростов-горе,

Парк был назван в честь Александра Второго. Он расширялся в дни праздников древонасаждений, которые в старом Ростове были поистине массовыми. Александровский городской сад был устроен по инициативе головы Нахичевани М.И. Балабанова. Он заложил и знаменитые Бялабановские рощи, в середине 30-х годов парк имели первого секретаря Северо-Кавказского крайкома партии Шеболдаева, расстрелянного в 1937-м. Потом он стал Сельмашевской рощей (ныне парк имени Н. Островского), В 50-х - двумя парками: завода «Ростсельмаш» и им. Крупской. Он находился тогда на северо-восточной окраине Нахичевани.

Вообще имя Александра Второго, «царя-освободителя» увековечили в старом Ростове с широким размахом. Почти совпали по времени два события из жизни императора: 25-летие его коронации в 1855 году, отмечавшееся 19 февраля 1880-го, и день смерти от рук революционеров - 1 марта 1881 года. Его имя получило благотворительное общество, созданное в 1874 году, работали городские начальные Александровскне училища (мужское и женское). Существовали Александровские училища и в Нахичевани. Кроме того, был еще Александровский спуск (Вагонный переулок).

Александровский городской сад - был основным зеленым массивом в Нахичевани. Находился он в верхней части бывшего форштадта Полуденка, спускавшегося к Дону. Именно здесь 9 декабря 1779 года поставили свои первые палатки и заняли первые дома переселенцы из Крыма.

Александровский сад представлял собой место «культуры и отдыха» двух социальных уровней. Его огороженная часть предназначалась для состоятельных горожан - они платили «аренду» за вход на его аллеи, т.е. жители Нахичевани (в основном) и жители Ростова, если они попадали сюда, «брали в аренду», на время отдыха все, что предназначалось для развлечений. По неогороженной части гуляли малообеспеченные граждане - плата за вход {входить было некуда) - не предполагалась.

Это разделение было закреплено Войсковым наказным атаманом князем Святополком-Мирским постановлением, обнародованным в 1894 году.

Индустрия развлечений была поставлена в те годы «на широкую ногу». Во-первых, сад и предназначался для «народных гуляний», поэтому широко использовалось все, что освоила к тому времени эта самая «индустрия развлечений».

366
Александровская колонна. 1894г. Проект архитектора Н.Н. Дурбаха

В том же 1894 году состоялась антреприза Александровского сада - содержание всех увеселительных мероприятий, которые организовывали и проводили частные предприниматели. Активное участие в ней принимал известный ростовский артист Давыдов.

В теплое время года тенистые аллеи звали к гроту - замысловато оформленному и утопающему в зелени. Зимой в саду {зимы раньше были гораздо более снежными и морозными, чем в наши дни) заливали внушительных размеров снежные горы - они предназначались для «катания публики на льду в особых вагончиках».

Вот как описывает Александровский сад своего детства Вера Панова: «Он был довольно велик и содержался в чистоте. Кроме широкой главной аллеи, были в нем и уютные дорожки, и площадки для игр, и зеленые лужайки, осыпанные одуванчиками, и даже овраг, и даже что-то вроде пересохшего ручейка на дне оврага, и даже искусственный грот с терракотовыми карликами в островерхих колпаках.

В этом Александровском саду вечерами играла музыка и была эстрада для представлений...», в которых выступали девочки в «диковинных розовых туфельках со срезанными, носками».

По словам Пановой в Александровском общественном саду были такие укромные уголки, где можно было собирать даже грибы - шампиньоны, а на площадках уже появилась новинка - «коньки на колесиках»...

В праздничные и выходные дни Александровский сад заливала музыка. Особого апогея достигали народные гуляния в праздник святого Геворка, проводимые рядом на Георгиевской площади. И площадь, и сад сливались в сплошное ярмарочное «море веселья».

Сад имел несколько входов. Два выходили на Соборную улицу, один - на Георгиевскую площадь. Центральный вход представлял собой сложную конфигурацию строений, чем-то отдаленно напоминающую и подходы к средневековому замку и триумфальную арку. Две большие башни с высокими шпилями по бокам, с крышами, расписанными черно-белыми ромбами, затем основная арка с «вазами» на верху, мачты с развевающимися флагами. Арку поддерживала колоннада, образующая полукружье.

Все по-своему притягивало и манило людей. Тем более, что под аркой красовалась рекламная вывеска «Ресторанъ». Зайди внутрь и ты очутишься в необычном мире, непохожем на привычный быт. Здесь тебя ждут развлечения, здесь ты забудешь о мирских делах и заботах. Здесь тебя окружат вниманием и не дадут скучать.

Против входа, за трамвайной линией было «море травы» и посажены деревья. Как раз из-под этой арки были видны купола Софиевской церкви - она находилась напротив, метрах в стах от входа в сад.

Западный вход в Александровский сад, примыкавший к Соборной улице, располагался на границе Нахичевани и Ростова. Здесь возвышались как распахнутые ворота две каменные «кубические» тумбы, украшенные круглыми колоннами, увенчанными шарами. Похожие камни с шарами, только меньшего размера, опоясывали Александровский сад, это были опоры ограды.

Эти монументы-врата были установлены в 1838 году, когда Таганрогское градоначальство, в которое входил и Ростов, и Нахичевань, переименовали город в Нахичевань-на-Дону. Но воздвигнуты они были в честь основания города в 1779 году (Разобраны - в 1933-м, когда рядом шло строительство «Большого театра». Границы между двумя поселениями к тому времени уже не было - они слились в единый город).

«В арочных нишах пьедесталов находились литые металлические виньетки с гербом города, надписью «Граница города Нахичевани-на-Дону» и датой – 1779».

18 сентябри 1894 года в саду состоялось открытие Александровской колонны. Идея воздвигнуть памятник в честь 25-летия царствования Александра Второго, высказал в Ростовской думе бывший голова Ростова А.К. Кривошеин еще 28 января 1880 года. По одному из проектов этот памятник должен был быть поставлен в Александровском парке, по другому - в центре Ростова. Но в связи с убийством царя этот план был «отклонен» и отодвинут на неопределенное время. На Соборной площади была поставлена не стела, а памятник самому царю. Нахичеванцы же, как нередко бывало у городов-соперников, подхватили эту мысль. Город собрал необходимые средства и муниципальный архитектор Нахичевани H.Н. Дурбах разработал проект и замысел был воплощен. Круглая высокая колонка была увенчана капиталем с шаром. Она напоминала капители и шары, установленные на каменных сооружениях при въезде в Нахичевань и на ограде садя. Таким образом, создавался своего рода небольшой архитектурный ансамбль. Надпись на колонне гласила «В память 25-летнето царствования в бозе почившего императора Александра II. Колонна во время большевистских архитектурных погромов уцелела, так как не несла вызова новой идеологии, но надпись была снята.

На юго-восточной стороне Александровского сада в 1911-1913 годах было возведено фундаментальное здание Управления Владикавказской железной дороги. Оно было выстроено в стиле модерн но проекту архитекторов Н. Вальтера и А. Буткова.

Управление Владикавказской железной дороги было самым крупным зданием в Ростове в начале XX столетия, для его постройки у Нахичеванского магистрата была куплена земля площадью в 3256 квадратных саженей - это соответствовало целому кварталу армянского города. С восточной стороны участок был ограничен Александровским садом, с западной - оградой Георгиевской церкви, что составляло некоторые трудности для ведения строительства. Участок был сравнительно ровный, с небольшим уклоном в сторону Дона.

По первоначальным расчетам на каждого сотрудника приходилось от 1,33 до 1,50 квадратных саженей полезной площади. В дальнейшем с возможным расширением штата это норма могла уменьшиться до 1,20 квадратных саженей.

С южной стороны, а только в ту сторону здание и могло увеличить свою площадь, в резерве было оставлено 900 квадратных саженей. Всего же внутренняя полезная площадь составляла 2 800, а вместе с коридорами и другими вспомогательными помещениями - 3 700 квадратных саженей, Т.е. оно занимало изначально площадь большую, чем было куплено земли, поэтому она была увеличена.

В структуру Управления входило 13 подразделений, в том числе «врачебные службы» и «литография», кроме того - директорские комнаты. Предполагалось также открыть библиотеку, столовую и буфет (и кухню при них), квартиру смотрителя здания и отделение магазина Общества потребителей.

Все эти планы были утверждены в октябре 1910 года. Был объявлен конкурс, на который поступило 27 проектов. Три из них (по условиям конкурса) были премированы как «относительно лучшие». Но жюри постановило приобрести еще один проект. Он поступил под девизом «Н.В.» и «особенно выделялся своими достоинствами, как по разработке отдельных мастей программы, так и общей архитектурной композицией». Но он не мог быть премирован, так как значительно превышал заданную площадь, т. е. нарушал условия конкурса. Его автором был архитектор Вальтер.

Дальнейшая разработка планов, проектировка фасадов, составление финансовых смет, рабочих чертежей и главное - само строительство Управления дороги поручило гражданскому инженеру технического отдела службы пути А.П. Буткову.

Окончательная разработки проекта показала: площадь здания составила 4 257 квадратных саженей. Это значительное увеличение площади позволило создать в южной части полный пятый этаж, а под ним еще и полноценное подвальное помещение. Стройка началась в конце июля 1911 года и к концу летнего сезона была закончена кладка фундаментов, части цоколя и стен полуподвального этажа. Первоначальное время сдачи было определено к 1 мая 1913 года - это было время, когда заканчивался срок аренды зданий различными службами Управления дороги, находившихся в разных местах города.

Цокольные работы продолжались при подогреве и зимой. К октябрю 1912 года здания в основном было закончено, но только к концу октября 1913 года, т. е. через год, строительство было завершено полностью.

В строительных работах применялись кирпич и бутовый камень, доставляемый из Ставрополя, станции Бакинской и со станции Грушевская. Значительные объемы здания заставили строителей обратить особое внимание на прочность и огнестойкость. Особое место занимали железобетонные перекрытия - они были выполнены по самым последним технологиям. Пристальное внимание было обращено на арматуру. Строго отбирались все строительные материалы, более того, были устроены даже конкурсы между различными фирмами. Гравий, например, доставляли из карьеров со станции Кавказская, Он был уже испытан при строительстве различных сооружений Владикавказской железной дороги. Песок для армирования железобетонных конструкций привозили из Мариуполя. Морской песок смешивался с речным, донским. Промывка гравия, очистка песка, перемешивание бетона и его доставка в нужные места стройки проводилась только вручную на носилках. Внешняя монументальность здания соответствовала его прочности и надежности.

Модерн в архитектуре возник как реакция на эклектизм в искусстве XIX века. Он стремился возродить дух стилевого единства, присущего средневековому и народному искусству. Возникший во времена смены эпох, модернизм стремился достигнуть ритмической согласованности различных объемов, целостности, и тем самым сохранить эту целостность в камне. Однако набежать эклектики не удалось и модернизму. В нашем сознании слово «эклектика» нередко носит негативную оценку, оттенок ущербности, несамостоятельности. «Эклектик» происходит от греческого слова - «выбирающий» - ничего ущербного в этом нет. Негативный оттенок оно получило в сталинские времена, когда человек не должен был и не мог выбирать. Ему навязывалась одна единственная точка зрения, одна оценка, испущенные» сверху. Особенно это касалось политических убеждений. «Отсутствие единства, целостности, последовательности в убеждениях», беспринципное сочетание разнородных несовместимых, противоположных воззрений, например, материализма и идеализма» - вот что такое «эклектика» по-марксистски. В искусстве «формальное, механическое соединение различных стилей», бее просто: чем грубее, примитивнее толкование, тем лучше.

Такое одномерное, убогое толкование «эклектизма» было нужно советским пропагандистам для достижения послушания на основе одной теории, единомыслия, так необходимого для управления массами.

Эклектична по своей сути сама жизнь. Она переливчата, находится в постоянном движении, органично вбирая в себя все противоречия, и собственно, стоит на этом, живет этим и создает бесконечное разнообразие своих форм. Материальное и идеальное неразрывно связаны между собой.

Элементы эклектики особенно заметны в интерьерах здания, в котором размещается Управление дороги.

Рассмотрим как органично сочетаются архитектурные детали модернистого стиля хотя бы только на одной детали - окнах. Модернизм, а позже и конструктивизм «тяготели» к окнам, как особой форме соединения внешнего и внутреннего единства здания.

Управление Владикавказской железной дороги демонстрирует это в полной мере. На оконных проемах резная резьба (если рассматривать большие, вытянутые вверх у центрального входа, и узкие, на контрасте рядом, широкие полукружия с балкончиками с декоративными каменными подоконниками они не создают пестроту, наоборот - их разнообразие подчеркивает единство.

Практически каждый из четырех этажей имеет свою форму окон. Такая дополнительная выразительность усиливает впечатление органичности объемов, и если так можно сказать, создает «праздник для глаз».

Это описание относится к первоначальному виду здания, некоторые архитектурные детали были утрачены во время перестройки, ремонта. Это происходило и со многими другими зданиями в Ростове - все упрощалось, удешевлялось...

Само возникновение этого здания на будущей площади тоже несет своеобразную информацию. Когда на нижнем Дону возникла перспектива строительства железной дороги, купцы и предприниматели Нахичевани недооценили ее значение. Инициативу проявили ростовцы, уже вкусившие в полной мере плоды промышленной революции, и железная дорога, а главное- вокзал, были построены в Ростове. Железная дорога стала мощным стимулом развития экономики в городе и вообще на Дону, стала ее «движущей силой». И она сыграла значительную роль в росте Ростова, его значении на юге России. Пересечение водных м железнодорожных путей на территории, объединяющей разные регионы - ключ, открывший Ростову дорогу во второй половине XIX века.

.