rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

9 Мая ростовчанина в чешском замке

9 Мая ростовчанина в чешском замке

64...Когда началась война, Сергею КУРНОСОВУ ещё не исполнилось и 17 лет. На фронт ушёл отец, а вслед за ним отправился добровольцем и Серёжа. Так хотел воевать, что даже мать не послушал. Парнишку в пехоту не послали, а дали сначала возможность получить военную специальность в Краснодарском миномётном училище. Вот так стал Сергей миномётчиком.

Серёжка без каски

С первых же минут общения с Сергеем Ивановичем автору этих строк стало ясно, что она имеет дело с неисправимым оптимистом и весельчаком:

— Четыре ранения? Так это же чепуха, зато жив остался! Много ли интересных эпизодов случалось на войне? Да сколько угодно. Голову при артобстреле не оторвало — уже можно радоваться и хохотать. Я вообще был на фронте очень бесшабашным. Всюду ходил без каски, хотя сейчас понимаю, что не надо было так делать. А ещё из какого-то внутреннего упрямства не хотел падать и ползти во время обстрела, норовил стоять во весь рост.

— Вы верили в какие-то приметы на войне?

— Нельзя сказать, что я очень верующий. Но точно знал: нельзя брать вещи убитых фрицев. Как-то подошёл ко мне боец и хотел отдать золотое кольцо, найденное им в кармане у убитого фашиста. Но я наотрез отказался. Плохая это примета. И ещё я для себя понял: нельзя думать о том, что тебя убьют. Надо обязательно верить в то, что всё обойдётся. И злобу хранить в душе тоже нехорошо.

Прошёл три минных поля

— О чём вы чаще всего вспоминаете про те годы?

— Как много на моих глазах людей погибло — я эти эпизоды вижу очень ярко — и удивляюсь тому, как мне везло. Был такой случай: шли мы втроём по территории у нас в тылу, причём ведь уже не раз ходили по этой тропке. Передовая недалеко. Старший лейтенант идёт впереди, за ним солдат, потом я. Вдруг солдат этот наступил на мину буквально в метре от меня. Пламя, дым! Я схватился за лицо. Подумал, что глаза могло выжечь толом. Открываю глаза — вроде могу видеть, всё в порядке. Посмотрел на солдата. А у него были ботинки и обмотки: так вот, эти обмотки как будто страшная лапа с когтями с ноги у него сорвала, да ещё полкаблука оторвало. А нога целая осталась. Вот ведь повезло!

— Вы говорили, что прошли несколько минных полей?

— Да, были и другие случаи. Как-то лейтенант решил провести меня поближе к передовой и показать позиции. Зима была, всё снегом покрыто, и мы не заметили, как забрели на минное поле. Он наступил на мину примерно в пяти метрах от меня. Ему ногу по щиколотку оторвало, и я как сейчас вижу: кровь хлещет, он прыгает на другой ноге и кричит: «Ну слава Богу, отвоевался!». А я стою и думаю: нет, я так не хочу закончить войну. Мне ведь в ту пору было чуть больше 18 лет... Я не мог представить, как вернусь домой на одной ноге.

Не раз попадал прямо на батарее под артиллерийский обстрел. Был я в тот момент войны начальником разведывательного дивизиона, мы вернулись с задания, зашли перекусить на батарею. Сели с приятелем на край воронки, взяли котелки... И тут меня как что-то подтолкнуло, я съехал чуть ниже да ещё над котелком наклонился, чтобы удобнее было хлебать. В это время воронку и накрыло снарядом! Мне-то ничего, а моего приятеля тяжело ранило в голову. Он повалился мне прямо на плечо, захрипел, посинел. Страшно это было. Подбежала к нему девушка-медсестра, ранило и её. Помню, у нас были такие повозки — как лодки для раненых, которые зимой по снегу тащили собаки, одна или две. Вот мы девушку туда положили, и собаки сами потащили её в медсанбат, дорогу они хорошо знали. Больше о её судьбе ничего не знаю.

Помню ещё, как я возвращался с боевого задания, и фашисты взяли меня в «клещи». То впереди меня палят, то сзади, деваться некуда. А я знал, что рядом минное поле — и я сбоку по краю прошёл и быстро прибежал к своим. Они очень удивились, что я вернулся так быстро. Но ещё больше удивились, когда узнали, что бежал я по минному полю.

День, который был далёк

— Ну а как вы встретили окончание войны 9 мая 1945 года?

— Вышло так, что встречал я его в предместьях Праги в Чехословакии, да только и сам не понял, как. Я был тогда в 5-й Сталинградской миномётной дивизии, армии прорыва (после войны она стала называться артиллерийской). Нас перебросили к границе Восточной Пруссии, где должно было начаться наступление. Мы воевали в горах с фашистскими частями. Остановились на ночёвку в каком-то старом замке. И вот 11 мая началась странная стрельба. Палили из автоматов, пистолетов, винтовок, а мы не могли понять, что случилось. Вроде наступления врага не было заметно. Наконец кто-то прокричал нам: «Война закончилась! Победа!». Видимо, мы оказались так далеко в горах, что раньше с нами не могли связаться. Поэтому о Победе мы узнали позже. Ну а в ближайший город мы вышли через две недели, и уже никто не чествовал нас как победителей, не дарил цветов, хотя я знаю, что поначалу так и было. Ну а через две недели — понятно, самая большая радость уже немного приутихла.

— А как вы обычно отмечаете День Победы?

— Дело в том, что после 1945 года довольно долго День Победы не отмечали с пафосом. Вот на 20-ю годовщину выпустили юбилейную медаль. Тогда же, в 1965 году, при Брежневе 9 Мая стал нерабочим днём, официальным праздником. После этого во многих городах стали проводиться и Парады Победы. Вот с тех пор мы дома отмечаем этот праздник как один из самых главных.

Стихи о войне

65— Давно вы пишите стихи о войне?

— Писать я начал поздно, где-то лет в 30-35. У меня многое сложилось не сразу. Например, орден «Красной Звезды» я получил только через 42 года. Хотя знал, что документы на меня отправлены, писал запрос — тишина в ответ. Я и перестал писать... А потом всё же вручили мне тот, было потерянный, орден! А первая моя книга вышла в печать, когда мне было 72 года. Хотя в газетах моё творчество печатали многократно. Помню, случилось очень важное для нашего края событие — открытие Волго-Донского канала. И я написал об этом стихи, а композитор Плотниченко — музыку. Назвали «Рапсодия», и её взялся исполнять один известный ансамбль. Но в моих стихах была строка о вожде всех времён и народов Иосифе Сталине, пусть, мол, он приезжает посмотреть на донские пейзажи. А тут Сталин умер. Что делать? Тогда пришлось мне эту строчку переделывать и вместо «вождя» вставлять «гости дорогие», которых приглашаем посмотреть, как «расцвели нивы трудовые». После этого песню исполняли в новом варианте ещё много лет.

СПРАВКА «РОСТОВА ОФИЦИАЛЬНОГО»

Сергей Иванович Курносов в феврале 1942 года добровольно пошёл в армию. Окончил Краснодарское миномётное училище. Воевал на Западном, 3-м Белорусском и 4-м Украинском фронтах, прошёл от Подмосковья до Праги. Получил четыре ранения. Гвардии старший лейтенант в отставке пишет сейчас стихи о войне. Его стихотворения не раз публиковались в районных, областных, центральных газетах. Имеет боевые награды. Недавно в издательстве «Книжкин Дом» вышел сборник литературных произведений «Во славу Великой Победы». В него вошли и стихи Сергея Ивановича Курносова. Вот уже много лет ветеран входит в клуб «Патриот» и занимается воспитанием молодого поколения в духе антифашизма и неприятия нацизма.

«Ростов официальный», № 19 (858) от 04.05.2011
.