rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

От рядового до полковника

От рядового до подполковника

16622 июня 1927 года ясным летним днём в селе Троицкое Верхне-Днепровского района Днепропетровской области родился мальчик. Назвали его родители Петром. Интересно, какое предсказание дали бы те, кто изучают нумерологию, человеку, родившемуся 22 июня? Вот только Пётр ХАРЧЕНКО никаким предсказаниям не верит, ведь он настоящий военный. Прошёл путь от солдата до подполковника, имеет 10 правительственных наград, в том числе медаль «За боевые заслуги».

Письмо следопытов

— Пётр Данилович, сколько вам было, когда началась война?

— Я окончил шесть классов, но дальше учиться не пришлось — война. Через 38 дней в село вошли фашисты. Я был подростком, в армию меня взять не могли. Только в 1944 году, когда исполнилось 17, я окончил учебный центр и пошёл воевать артиллеристом-зенитчиком на Юго-Западном фронте, — отвечает он.

Ветеран Великой Отечественной войны чувства юмора не теряет. На гармошке играет с азартом, как в 18 лет, да ещё и заводные частушки распевает. Пётр Данилович — человек очень скромный и крайне ответственный. О самых трудных временах своей жизни он говорит просто. Рассказал, как его отыскали следопыты.

— Перед 40-летием Победы, в 1985 году, когда уже давно жил в Ростове, я вдруг получил письмо из своего села. Оно было подписано целой группой: председателем сельсовета, директором школы, секретарями партийной и комсомольской организации. Оказывается, школьные следопыты выяснили, что я был участником захоронения бойцов, которые погибли при освобождении нашего района от фашистов.

А это действительно было так?

— При форсировании Днепра наши войска шли в наступление. Немцы давали жёсткий отпор, у них были и танки, и орудия. Наши упорно продвигались вперёд, а бои шли настолько ожесточённые, что хоронить убитых не успевали — надо было идти дальше. В декабре 1943 года председатель сельсовета позвал меня к себе и сказал, что нужно делать. Дал мне лошадку, тележку, и мы с такими же ребятами, как я, ездили по полям, искали тела, везли их на кладбище, копали ямы и хоронили.

Документы при погибших были?

— В одежде находили какие-то бумаги, но они уже были испорчены, сгнили. Разобрать ничего было невозможно, и хоронили их как неизвестных. Ведь погибли они осенью, всю зиму тела пролежали под снегом, и только в марте мы начали их собирать. Похоронили 16 человек — это только в районе нашего сельского совета. Хоронили без музыки, да и без гробов. А кому было делать гробы, если в сёлах самыми старшими были мы, 16-летние ребята? Оставались только старики и старушки, дети малые с матерями.

Вы поехали по приглашению следопытов?

— Да. Я посчитал, что обязан это сделать. Приехал в военной форме (в это время я уже был майором) к 9 Мая на 40-летие Победы. Увидел, что в селе уже установлен памятник погибшим в Великой Отечественной войне. 167Меня попросили выступить с докладом на митинге, посвящённом Дню Победы. Я согласился. И вот смотрю: всё село собралось к памятнику, школьники стоят — с первого по десятый класс. Хотят услышать, что я скажу. Стало мне неловко, но обещание нужно выполнять. И я выступил, рассказал о том, чему был свидетелем во время войны. Пока меня слушали, вокруг стояла гробовая тишина, потому что очевидцев тех событий почти не осталось.

Бочка для отопления

Военная судьба не раз бросала Харченко на разные участки службы. Он был в числе воинов, стоявших в рядах противовоздушной обороны под Харьковом, Станиславом (Западная Украина).

В конце февраля 1945 года зенитчиков вновь перебросили на другой участок фронта. Ехали эшелонами, зенитные орудия везли зачехлёнными на платформах. Пётр Данилович помнит, что условия в эшелонах для перевозки личного состава войск были такие: деревянные нары по бокам. Посредине вагона стояла металлическая бочка с трубой, выведенной на крышу. Рядом лежали дрова и уголь, чтобы топить и обогреваться. Врезались в память надписи, которые были выведены белой краской на стенах вагонов: «Смерть немецко-фашистским захватчикам!», «За Родину, в бой!», «Вперёд, на Запад!».

Ночь эшелон шёл без остановки до станции Фастово. А ранним утром начался налёт на станцию немецких бомбардировщиков. Под бомбы попал и их эшелон. Были убитые и раненые. Пётр Харченко получил ранения в правую руку, в поясничный отдел, осколочные ранения в лицо. Так он попал в Харьковский госпиталь.

День Победы Пётр Харченко встретил в составе 90-го зенитного артиллерийского полка ПВО Юго-Западного фронта. А потом прослужил в Вооружённых силах до 1971 года, последние 11 лет в Ростове в войсковой части № 48514.

В боях за урожай

Среди многих наград Петра Харченко есть орден «Знак Почёта». С этим орденом связан ещё один интересный эпизод. Ветеран рассказывает:

— Шёл 1966 год. Освоение целины началось ещё при Хрущёве, а тут уже был у власти Брежнев. Но Казахстан по-прежнему нуждался в помощи: зерно не успевали вывезти с тока, и хлеб портился, пропадал. Я тогда служил в Ростове. И вот мне говорят, что меня вызывает командир части, генерал Кожевников. Обычно это значило, что кто-то провинился. Но кто — я или мои подчинённые? Но генерал сказал неожиданную вещь: «Вы знаете, что имеются проблемы с уборкой урожая. А у нас есть проблема с подбором командира роты, которую мы отправляем для выполнения этой задачи. Наше мнение: вы как никто подходите для её выполнения».

И что дальше?

— Приказ есть приказ. Поехал я на Военвед, где формировалась эта рота, и увидел, что в моё ведение 168переходит очень шумное хозяйство. 100 бортовых машин для перевозки зерна, две водовозки, бензовозки, машина для продовольствия, походная автомобильная мастерская... И это помимо личного состава, который нужно будет хорошо устроить, следить, чтобы все были накормлены, как следует обеспечены необходимым.

Куда вас отправили?

— Сначала в Ставропольский край. Трудности начались с самого начала: как погрузить на платформы такое количество машин? Придётся занять слишком много платформ. И тут возникло хорошее решение. Придумали ставить машины «ёлочкой». Первая машина загружается на платформу как обычно, по ходу движения, следующая въезжает по помосту и становится передними колёсами на первую, третья точно так же. Конечно, «пирамиду» мы укрепили дополнительно. Зато нам удалось сэкономить место, использовать примерно наполовину меньше платформ, чем предполагалось. В Ставрополье мы прибыли на станцию Будённовскую (ныне Прикумск), проработали до середины июля, вывезли зерно. Потом нас отправили в Северный Казахстан. Позже помогли колхозникам Краснодарского края вывезти с полей сахарную свёклу... Словом, домой я попал только 28 декабря, к Новому году. За успешное выполнение задания я и получил орден «Знак Почёта».

Целая стопка грамот и благодарностей хранится в доме у ветерана. Так же ответственно, как он выполнял задачи на службе, он занимался воспитанием сына и дочери. К своей работе они тоже относятся добросовестно, как и их отец. Пётр Данилович вырастил хороших детей и может ими гордиться.

На снимках: подполковник Пётр Данилович Харченко; семья Харченко в 60-е годы; Пётр Харченко (в центре) с сослуживцами. 1945 г.

Фото Василия Редько и из архива Петра Харченко
«Ростов официальный», № 25 (1020) от 18.06.2014
.