rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

А.М. Стамблер: "Интересы революции для меня дороги..."

А.М.СТАМБЛЕР: «ИНТЕРЕСЫ РЕВОЛЮЦИИ ДЛЯ МЕНЯ ДОРОГИ...»

371
Начальник строительства Большого театра и его первый директор А.М. Стамблер (1898-1941)

В конце 20-х - начало 30-х: годов СССР стал страной-стройкой, возводились крупные заводы, электростанции, шахты… С созданием индустриальной базы стали строиться и объекты нового социалистического быта: дворцы культуры, библиотеки, театры. И на «фронте искусств» предпочтение отдавалось масштабным стройкам. Страна набирала силы и все больше ощущала себя могучим государством, которое существовало в рамках жизнеутверждающей идеологии. Если отрешиться от революционной патетики официальной пропаганды, романтизированной, героизированной, которая по мнению идеологов партии должна была не только поднять народ на ударные стройки социализма, но и показать всему миру преимущества нового строя, его достижения, его победную поступь в «светлое завтра», надо признать: стройки первых пятилеток изменили лицо страны, создали производственную и культурную основу, опираясь на которую большевики планировали построить свой «новый мир».

Ростов-на-Дону, как крупный город, стал опорным в этом преобразовании юга России. С завершением строительства завода-гиганта - Ростсельмаша, одного из первенцев индустриализации сельского хозяйства и символов первой пятилетки, на повестку дня выносится идея о постройке в столице Северо-Кавказского края крупного драматического театра, как его тогда называли «Большого рабочего театра».

В сентябре 1929 года Ростовский горсовет внес вопрос о его строительстве на рассмотрение Северо-Кавказского крайисполкома. 25 сентября Президиум крайисполкома «признал необходимым начать постройку в строительном сезоне 30-го года».

Выла создана специальная комиссия под председательством Балахина. Она начала свою деятельность с подготовки к объявлению конкурса, который предполагалось открыть в январе 1930 года, а подвести его итоги планировалось - 5 мая. Были собраны первые деньги в фонд строительства - 300 тысяч рублей. Всего же по первоначальным наметкам на строительство предполагалась выделить два миллиона рублей. Намечены и сроки строительства - 2 года, количество строителей - две тысячи человек.

Началась двухнедельная дискуссия о выборе места для строительства.

На поощрение лучших проектов выделялось 6 премий в размере 20 тысяч рублей. По заявке городских властей здание должно было быть не только местом театральных зрелищ, но и предназначаться для проведения крупнейших политических собраний, торжественных заседаний. Предполагалось устроить выставки проектов и в Ростове и в Москве.

Кроме того, был организован «Наблюдательный комитет по постройке театра» и «Комитет содействия стройке», который начал заготовку строительных материалов еще до того, как было определено место строительства.

Предпочтение было отдано площади Революции, так тогда назывался огромный пустырь лежащий рядом с одноименным парком. Первый вариант - строить театр на противоположной от парка стороне (там, где сейчас стоит стела в честь освободителей Ростова от фашистских захватчиков в 1943 году) - был подвергнут критике. «Театр хотят загнать в тупик между управлением железной дороги и жилыми домами».

Как видно, прошел уже почти год, а проект «застрял» на фазе выбора места. Но эта длительная задержка сыграла свою положительную роль, если бы здание театра было возведено на южной стороне площади, оно многое потеряло бы.

Еще в апреле 1930 года президиум Ростовского горсовета назначил начальником строительства А.М. Стамблера. До этoго он был членом жюри по утверждению проектов. Ему было тогда 32 года.

Биографию этого человека можно считать классической для советского довоенного времени. Она вобрала в себя путь обычного рабочего паренька, одаренного от природы: революционную романтику переустройства мира, участие в гражданской войне, взлет карьеры и жестокий пресс репрессий.

Аркадий Михайлович Стамблер родился б ноября 1898 года в Белоруссии, в Могилевской губернии. Его отец в 1910 - 1911 годах владел небольшим гончарным производством (как отмечалось в анкетах 30-х годов - «держал наемную рабочую силу»). Не закончив гимназию, Аркадий с 1915 года идет работать токарем по металлу на завод Леснера в Петрограде. Он стал называться после революции «новый Леснер». Революционный Петроград круто изменил жизнь молодого человека. В мае 1917-го он вступает в ряды ВКП(б}, становится бойцом Красной гвардии. Затем долго носили его по стране кровавые волны Гражданской войны. Он изучает основы Революции, защищая советскую власть. Участвовал в боях с Колчаком, потом воевал на Юге. Комиссар полка, бригады, дивизии, награжден орденом Красного Знамени и личным оружием. После разгрома Деникина жил с 1921 года в Ростове-на-Дону. Первое время - на военной службе - комиссар полка 4-й кавалерийской дивизии, зятем - 24-й донского полка. До 1928 года работает на «фронте агитации и пропаганды»: завагитпропом Пролетарского района городя, затем заведующим агитпропом Донского окружною комитета ВКП(б). С 1926-го - управляющий зрелищными предприятиями в Ростове-на-Дону. Этого опыта оказалось достаточным, чтобы доверить бывшему токарю, политкомиссару и культработнику крупную стройку. В этом легко просматривается кадровый почерк тех бурных лет.

Аркадий Стамблер со всей энергией взялся за новое сложное дело. У него не было своей семьи, и он практически пропадал на стройке. В эти время строились крупные театры в Новосибирске, Иваново, Сочи, и ростовчане негласно соревновались со своими коллегами из этих городов и, надо сказать, опережали своих «конкурентов».

Руководители стройки и сами рабочие воспринимали порученное дело как «волю депутатов 8-го созыва Ростовского горсовета, как наказ избирателей и депутатов». Трудно представить, но одновременно со строительством театра Стамблер руководил еще и строительством гостиницы «Ростов», дома актеров и школы Ростсельмаша.

Завершение строительства театра несколько раз отодвигалось. На это были объективные причины и, в первую очередь, гигантские масштабы этого «дворца искусств», который стал архитектурным памятником эпохи. Театр, который уже получил имя М. Горького, открыл свои двери для зрителей в ноябре 1935 года. Возведение ростовского театра-гиганта было всероссийской стройкой.

По постановлению Совнаркома РСФСР 25 октября 1935 года была образована комиссия по приемке Ростовского драматического театра. Вот строки из протокола ее заседания: «Комиссия констатирует хорошее качество исполнения строительных работ и особенно подчеркивает тщательность и продуманность выполнения отделочных деталей - искусственный и естественный мраморы, оконные и дверные приборы и отделочных работ в целом Однако были отмечены и некоторые недоделки, которые комиссия указала в своем постановлении: «Театр принят во временную эксплуатацию при условии оборудования независимого аварийного электроосвещения и организации усиленной пожарной охраны. Впредь до устранения пожарной сигнализации устранить недоделки».

Грандиозная стройка, продолжавшаяся почти пять лет была завершена. Так что у строительства Ростовского театра была своя «пятилетка». Премированы руководители стройки (А.М. Стамблер - легковым автомобилем) и 77 ударников получили премии - лучшим рабочим было выделено 12 100 рублей. В день постановки первого спектакля А.М. Стамблер писал» «Постройка такого грандиозного и замечательного здания, как новый ростовский театр - это прекрасная иллюстрация к словам вождя народов Иосифа Виссарионовича Сталина: «Жить стало лучше, товарищи, жить стало веселее».

На одной из «гусениц» театра-трактора была установлена мемориальная доска с фамилией начальника строительства А.М. Стамблера. После введения в строй здания театра Стамблер становится его директором. Ростовский драматический театр не только ставил спектакли, но и вел большую шефскую работу, ею также руководил его первый директор. В частности, ростовчане шефствовали над одним из районов Азово-Черноморского края - Черноерковским: давали свои спектакли, помогали создавать колхозный театр. Аркадий Михайлович был гостем в подшефном районе - он был принят в почетные казаки казачьей сотни черноерковцев.

Свидетельствует газетная документальная хроника: от всей души благодарим всех актеров и особенно директора театра, почетного казака казачьей сотни нашего района тов. Стамблера, за то, что Вы настойчиво помогаете нам навсегда покончить с вековой отсталостью и бескультурьем - писала группа колхозников в районной газете «Ленинской путь».

На одной из встреч с колхозниками Стамблер говорил: «В колхозах мы имеем неисчерпаемые источники театрального искусства. Надо это только выявить и взяться за работу на культурном фронте с таким же энтузиазмом, как вы взялись за удвоение урожайности на колхозник полях. Мы вам в этом поможем всеми силами и средствами». До ареста Стамблера оставалось меньше года.

Массовые репрессии, проходившие в СССР в 1937 году, готовились постепенно. Ранее «удары» по врагам народа были еще локальными, частными (Шахтинское дело, дело Промпартии, разоблачение троцкисто-зиновьевского блока, «Ленинградское дело» после убийства Кирова). Они создали одновременно пропагандистскую «базу» для массовых репрессий. ЦК ВКП(б) подготовил два закрытых письма (13 января 1935 г. и 29 июля 1936 г.), в которых давалось «теоретическое» обоснование предстоящих арестов и расстрелов.

Мне не раз приходилось в 60-е годы слышать от «простых» людей, что Сталин, мол, не знал о творящемся в стране произволе, это все было делом рук НКВД. (Так объяснял потом и сам Сталин, убирая Ежова). Но есть одна небольшая брошюра (уже не закрытые письма, а печатный документ, выпущенный тиражом в пять миллионов экземпляров!) «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных «двурушников». Это текст доклада И.В. Сталина на Пленуме ЦК ВКП(б), состоявшегося 3 марта 1937 года. В нем секретарь большевистской партии обосновывает борьбу с «гнилыми теориями», политической беспечностью и благодушием во времена «капиталистического окружения» и головокружением от успехов в строительство социализма. В тексте не говорится открыто о мерах преследованию врагов, но главная мысль вынесена в название доклада «О мерах по ликвидации (читай - уничтожению) троцкистов и иных двурушников».

Массовые репрессии 1937 года начались в январе, но Сталин был недоволен их масштабом. Он указывает на недостаточность разоблачения врагов народа, «идущую от «наивности и слепоты» многих коммунистов, которые будучи увлечены хозяйственными компаниями и колоссальными успехами на фронте хозяйственного строительства, «забыли» о вредителях, шпионах, диверсантах, убийцах, забыли об обострении «классовой борьбы».

Ордер на арест и обыск №1852 был предъявлен Стамблеру 17 января 1937 года, т.е. ростовский инженер попал в группу самых первых жертв 37-го года, значит, он представлял особую опасность. Обвинение базировалось сразу на трех пунктах самой страшной 58 статьи. Дело было начато 18 января. В нем отмечалось, что «гр. Стамблер достаточно изобличается в том, что является скрытым троцкистом, был тесно связан с активными членами троцкистской террористической организации Лейбовичем и Овчинниковым, с последними в беседах неоднократно допускал клеветнические высказывания в отношении партии».

Любопытны результаты обыска. У Стамблера оказался целый «склад» огнестрельного оружия: четыре пистолета, разных систем, в том числе, маузер и парабеллум (среди них - один наградной), охотничье ружье, японский карабин. И патроны к этому оружию. (Но нигде потом в деле это оружие даже не упоминается). Значились золотые часы фирмы Буре и «партийные секретные документы» (?). Найдены также книжки Каменева «Наши достижения» и Зиновьева - «Студенчество» и «Пролетарская революция». По тем временам это серьезные улики, но и они также не фигурировали в деле. На первом же месте списка обнаруженных вещей - «пузырек с таблетками сулемы». Почему сотрудник НКВД (а обыск проводил уполномоченный 4-го отдела Управления комиссариата безопасности Анисимов) яд поставил на первое место, а, скажем, не «партийные секретные документы»? Обвиняемый мог отравить кого-то? Себя? Деталь - показательная.

Схема сбора компрометирующего «материала» была проста: из тех, кого арестовывали раньше, выбивали показания на других людей. Под «давлением» следствия арестованный должен был сознаться во всех обвинениях и оговорить очередные жертвы. Признание вины - было ее подтверждением. Стамблера за день до его ареста «оговорил» председатель Ростовского горсовета В.Ф. Овчинников. «Показания» против директора театра содержались также в материалах допросов М.М. Малинова - второго секретаря Крайкома ВКП(б), заместителя председателя Азово-Черноморского крайплана Фрумкина, прокурора края И.Л. Драгунского. Все они сознались в своих троцкистских «грехах», и их ждала суровая кара.

А.М. Стамблер оказался «твердым орешком». На протяжении всех допросов и очных ставок он категорически отрицал обвинения. Вот лейтмотив его ответов: «Участником контрреволюционной организации я никогда не состоял и никакой вредительской деятельностью не занимался».

Доказательств, кроме оговоров, никаких не было. И все-таки Стамблер был причислен к членам террористической организации. Такая организация в Ростове была «обнаружена», значит должны же быть в ней и ее члены. «Управлением НКВД по Азово-Черноморскому краю в 1937 году вскрыта, и ликвидирована троцкистская террористическая и вредительская диверсионная организация, которая ставила своей задачей применение индивидуального террора в отношении руководителей ВКП(б) и организации вредительских и диверсионных актов на промышленных предприятиях Азово-Черноморского края».

Приговор, вынесенный Стамблеру 9 августа 1937 годя Военной коллегией Верховного суда СССР, гласил» «Тюремное заключение 10 лет с поражением политических прав на 5 лет с конфискацией лично ему принадлежащего имущества. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».

Но… Возможно редкий случай для того времени: председатель Верховного суда СССР вынес протест по делу Стамблера: «нет убедительных доказательств». Вероятно, сыграло свою роль то обстоятельство, что он ни в чем не сознался. Дело было передано на дополнительное расследование.

Теперь в обвинении меняются акценты - упор делается на обвинение Стамблера во вредительстве при строительстве театра (в безотчетном расходовании 20 тысяч рублей, всего на строительство театра потрачено 20 миллионов рублей). Часть этих 20 тысяч была пошла на перевозку из Москвы группы актеров под руководством режиссера Ю. Завадского. Вел дело старший следователь следчасти УНКГБ по Ростовской области сержант госбезопасности Магала.

Пока шло доследование Стамблер находился в Норильском лагере НКВД желдорстроя, который располагался у горы с явно неподходящим для тех мест романтическим названием «Гора Надежды». Но Стамблер не падал духом и своей надежды не терял. Из лагеря он пишет письмо-обращение к секретарю ЦК ВКП(б) А. А. Андрееву, возглавлявшему комиссию партконтроля. С января 1928 по декабрь 1930 годов Андреев был секретарем Северо-Кавказского края, сменил на этом посту А. Микояна. В его честь один из центральных районов города был назван имени А.А. Андреева - в начале января 1931 года он был переименован в Андреевский. (После убийства С.М. Кирова назван Кировским). Андреев еще работал в Ростове, когда началась строительство драматического театра, и он знал Стамблера.

Бывший начальник строительства театра писал в своем обращении: «Врагом народа, Родины, партии я никогда не был. Интересы партии, судьбы Революции мне всегда были и есть дороги... Для меня, рядового члена БКП(б), вопрос партийности есть вопрос жизни и смерти».

Стамблер писал также о том, что театр, который он построил, стал гордостью отечественной архитектуры - в чем же тогда заключалось его вредительство?

В мае 1941 года А.М. Стамблера возвращают в Ростов. Ему дают возможность ознакомится с его делом. Стамблер пишет: «Показания считаю клеветническими, прошу дать очные ставки с Малиновым, Фалькнером, Драгунским, и Овчинниковым». Смысл резолюции Магалы ясен: «Дать очные ставки не предоставляется возможным». И заключение следователя: «Вещественных доказательств по делу нет».

Но НКВД так просто не выпускал тех, кто попадал в его застенки. 6 июня 1941 года дело выносится на рассмотрение Особого совещания при НКВД РСФСР.

Особое совещание утверждает прежний срок - 10 лет. И вот, наконец, последняя резолюция 3 июля 1941 года - 8 лет исправительно-трудовых лагерей. Шла уже война.

Фронт быстро приближался к Ростову- на-Дону. В ноябре вместе с другими политическими заключенными А.М. Стамблер эвакуируется из города. 19 ноября 1941 года он умер в дороге, на станции Увэк Саратовской области.

Сохранились два портрета Стамблера. На одном - он, начальник строительства Ростовского драматического театра, молодой, красивый, с орденом Красного Знамени на груди. Другая фотография сделана в заключении - на нас смотрит изможденное лицо человека, прошедшего все «круги ада», но не сломленного тяжелыми испытаниями. Он не только не признался в надуманных обвинениях, но и не бросил тень ни на одного своего товарища и сослуживца.

В июне 1956 года по ходатайству Военного трибунала Северо-Кавказского военного округа Аркадий Михайлович Стамблер был полностью реабилитирован. Здание театра стало ему памятником.

Владислав Смирнов. «Театральная площадь»
.