rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Именитые гости

Именитые гости

114В истории крепости Димитрия Ростовского оставили яркий след многие великие, выдающиеся или довольно известные люди. Одни из них (академики Гильденштедт, Чулков, Паллас) приезжали с научными целями, другие были проездом (император Александр Первый, генерал Раевский и Пушкин), третьи делали остановку во время путешествия (граф Безбородко), четвертые совершали деловые поездки в крепость (губернатор Новороссийского края граф Воронцов). Все именитые гости, высшие чины останавливались обычно в большом доме обер-коменданта или в «казенном доме для приезжих», своего рода небольшой гостинице.

Академик Иоганн Антон Гильденштедт (1745—1781), оставивший нам «Дневник путешествия в южную Россию», был в крепости спустя 10 лет после ее ввода в строй, в августе 1773 года. Будучи профессором натуральной философии, он прекрасно владел двумя важными составляющими изучения действительности, на которых стояла новая наука, — философией и натуралистикой. Он родился в Германии, учился философии в Берлине. В возрасте 21 года его пригласили в Россию, и Екатерина отправила молодого ученого в экспедицию по юго-востоку империи для научных изысканий. Он провел в почти непрерывных экспедициях в общей сложности семь лет, уже в 1771 году, в возрасте 26 лет, став действительным членом Петербургской Академии наук. Помимо уже известного нам «Дневника...» Гильденштедт оставил после себя и множество других трудов, содержащих обширный географический, биологический и этнографический материал по Кавказу и Украине.

В конце XVIII века в крепости побывал «знаменитейший из ученых академиков-натуралистов и путешественников екатерининского времени, которому география России более чем кому-либо другому, обязана точными описаниями нашей страны, до сих пор служащих основанием каждой общей и специальной географической работы». Петр Симон Паллас (1741—1811), также выходец из Германии (родился в Берлине), приехал в Россию в 1768 году по приглашению русского правительства и сразу же отправился в экспедицию по изучению России, созданную по предложению Екатерины Второй. Академик Паллас входил в ее состав как «один из главнейших исследователей». Он изучал Поволжье, Урал, Сибирь до китайской границы. На обратной дороге он повернул на Кавказ и побывал на Дону. Экспедиция продолжалась шесть лет. На основании собранного обширного материала Паллас издал 14 томов географических описаний.

В 1793 году он вновь направляется на юг России для изучения климатических условий. В это время по пути в свое имение в Крыму, подаренное императрицей, он побывал в крепости святого Димитрия. В двухтомных «Заметках путешествия через южные области русской империи» Палласа есть и описания нижнего Дона. Работы Палласа отличаются не только точностью, глубиной наблюдений, но «до сих пор поражают талантливостью многих научных идей, воспринятых поздними учеными в разных отраслях естествознания».

Среди высокотитулованных особ, посетивших крепость, был граф Илья Андреевич Безбородко (1756-1816), принадлежавший знатному роду. Деятельность его отца и брага также была связана с югом России.

Андрей Яковлевич (1711—1780) возвысился при малороссийских правителях князе Барятинском и графе Румянцеве и дослужился до чина генерального судьи. Его старший сын Александр Андреевич (1748-1799) достиг вершин карьеры — при Павле I стал канцлером правительства, и в его жизни также огромную роль сыграл П.А. Румянцев. В начале войны с Турцией 1768-1774 гг. 23-летний граф А.А. Безбородко воевал во 2-й армии под командованием Румянцева, тылы которой находились в крепости святого Димитрия. После подавления А.В. Суворовым выступления ногайских орд на Кубани А.А. Безбородко участвовал в переселении их за Волгу. Как дипломат (блестящие способности молодого Александра Безбородко заметила Екатерина) он вместе с Суворовым сыграл большую роль в присоединении Крыма к России.

Илья Андреевич Безбородко накануне войны с Наполеоном совершил путешествие на юг. Его путевые заметки «Вояж из Петербурга через Москву. Воронеж, Новочеркасск, Георгиевск Кавказской губернии, к минеральным водам, горячим и кислым, и обратный путь в Малороссию, 1812 года, с мая 16 числа» содержат краткие зарисовки крепости Димитрия Ростовского, города Нахичевани. «Сентября 2-го выехал в Нахичеван, армянский город Екатеринославской губернии, круговою дорогою, верст 20 от Аксая. Прибыл в Нахичеван в 10 часов утра, осматривал город. Был в гостином дворе, город многолюдный, регулярно расположенные улицы. Строения в армянском вкусе. Домы чистые, но большей частью крытые черепицею. Есть хорошие каменные домы. Церквей каменных несколько, довольно огромные. Положение города прекрасное на Дону».

Эта небольшая зарисовка Ильи Безбородко показывает сложившийся город, со своим лицом и особенностями. Крепость же во второе десятилетие девятнадцатого века вступает уже запушенной. Особенно этот контраст ощущается на фоне растущих Нахичевани и Ростова. Значение крепости надает, значение города — растет. «Остановились в доме головы городского, ездили в крепость св. Димитрия Ростовского — регулярная и обширная, имеет восемь бастионов и к реке Дону несколько батарей, но запушена. В ней строение каменное, казармы, дом коменданта и еще несколько домов каменных, есть арсенал, в коем много пушек и старинных, н вновь привезенных, много старинного оружия, более двадцати старинных, прежних государей знамен.

В крепости комендант генерал-майор Баранов. Трое ворот в крепости, магазейны: пороховой и хлебный. Город и предместье - Ростов в полутора или двух верстах от крепости. Город сей уездный, Екатеринославской губернии. Положение при той же реке Дону прекрасное! Много судов по сей реке, домов несколько каменных, а более деревянные. В городе на барках, для переезда чрез реку Дон на ту сторону в разные места...».

115В 1820 году по дороге на Кавказ через Ростов проезжал генерал от кавалерии Николай Николаевич Раевский с семьей. С ними ехал н Александр Сергеевич Пушкин. Раевский еще двенадцатилетним мальчиком, в 1783-м, около кода жил в крепости Димитрия Ростовского с матерью. Его отчим, полковник Л.Д. Давыдов, в это время служил в Кубанском корпусе под командованием А.В. Суворова и усмирял ногайцев. Вполне возможно, что юный Раевский видел в крепости и Суворова. Здесь же Николай Раевский познакомился с девочкой Аленой Пеленкиной, дочерью офицера крепости. Он навешал ее в 1795 году, будучи уже полковником, опять таки по дороге на Кавказ. Во время поездки 1820 года Раевский вновь побывал у А. Пеленкиной, теперь уже с Пушкиным. Крепость к тому времени уже не производила того впечатления, которое она оказала на юного Раевского. С утратой своих оборонительных функций она все больше напоминала сам город и жила в значительной степени не по жестким предписаниям военного укрепления, а по законам мирного времени.

Провинциальные впечатления оказывали огромное впечатление на молодого Пушкина, выросшего в светском кругу. Исследователь творчества поэта И.А. Балашова высказала предположение, что вид Димитровской крепости и мнение его друга Раевского отложились в памяти, и позже он использовал их в работе над «Капитанской дочкой». В частности, оно просматривается в удивлении Гринева при виде Белогородской крепости, описание которой в повести напоминает крепость на Дону. Н.Н. Раевский и А.С. Пушкин не задержались в Ростове, осмотрев крепость, они направились в Аксай и затем дальше на юг.

116К этому времени Ростов был уже уездным городом - этот статус он полупил в 1796 году, а 17 августа 1806 г. указом Александра I впервые назван городом Ростовом. Сам император Александр побывал в Ростове в 1818-м, следуя из Таганрога в Новочеркасск. К приезду царствующей особы были починены все дороги, по которым он мог подъехать к Ростову, поправлены все мосты. Территорию крепости и все форштадты также привели в показательный вид, провели смотр гарнизона. Но Александр не задержался в Ростове.

Второй раз он был на Дону несколько дней в октябре 1825 гола. Во второй половине своего 24-летнего правления, под влиянием ряда факторов и обстоятельств, император вел образ жизни, можно сказать, диаметрально противоположный тому, который был характерен для начала его правления. «После Отечественной войны совершился важный перелом в душевном настроении Александра. Испытанные им во время борьбы с Наполеоном волнения, сильное умственное напряжение, природная склонность к мечтательности, обеднение страны, казнокрадство — все это способствовало развитию в нем мистического настроения». После победы над Наполеоном Александр стал триумфатором, но вместо того, чтобы пользоваться плодами великой виктории, он все больше отходил от государственных дел.

Итак, крепость святого Димитрия снова ждала царя. Все ее постройки, площадь и гавань на берегу были приведены в полный порядок. Генерал-вагенмейстср, сопровождавший царя в поездке со свитой, писал из Таганрога: «...11 октября его величество изволит отправиться в вояж со всею своею свитою в Ново-Черкасск, а 15 обратно в Таганрог... Государь император изволил предпринимать путешествие в Ростов, Нахичевань, в Черкасск, Азов и потом обратно чрез Ростов, Нахичевань». На обратной дороге из Новочеркасска в Таганрог Александр остановился в Ростове. 117Император и раньте не особенно интересовался фортификацией, а теперь тем более, но крепость осмотрел, а заодно и торговую пристань. Зашел помолиться в Покровскую церковь. Ее настоятель священник О.Н. Иванов отслужил церемонию согласно царственному сану, как и полагалось по такому случаю правилом Священного Синода. Это было 15 октября 1825 года, и это посещение стало последним официальным визитом перед смертью императора. которая последовала через четыре дня — 19 октября 1825 года — в Таганроге.

В описаниях тех, кто побывал в крепости святого Димитрия в 1830-1840-е годы, больше внимания уделяется уже городу Ростову — крепость сама по себе все меньше привлекала внимание гостей.

В 1827 году по заданию графа Воронцова в крепость прибыл государственный чиновник, статистик П. Сафонов. В своем «Описании города Ростова-на-Дону» он отмечает: «Город сей сам по себе не так велик, но в соединении с крепостью Ростовской св. Димитрия, близлежащим городом Нахичеваном, кажется чрезвычайно обширным. Впрочем его одушевляет какая-то деятельность, свойственная всем торговым городам, причиною оной — благодетельный Дон, быстро текущий у самого Ростова. Сойди с пристани — и ты удивишься, увидев берега реки, заваленные хлебом, железом, медью, лесом и проч. Огромное количество хлебных запасов, как частных, так и заготовленных для казны в Воронежской, Курской и других хлебородных губерниях, привозятся сюда на барках. Ежегодно доставляют сюда бесчисленное множество железа, меди из Сибирских губерний, лесная торговля ежегодно обращается на несколько тысяч рублей. Здесь-то сии произведения частью поступают на каботажные суда и развозятся в различные места, а частью грузятся на так называемые подвозные лодки, кои пройдя у Таганрога донские гирла, подвозятся к судам и там перегружаются. Очевидно, что гирлы сии затрудняют ход торговли, препятствуют судам проходить к Ростову, если бы открылась возможность почистить оные, то как бы это усилило здешнюю торговлю, хотя впрочем, и теперь биржа ростовская представляет собой весьма живую картину.

Положение Ростова на возвышенной горе довольно приятно. Хороших зданий, исключая прекрасные церкви, вообще нет. Весь город заключает в себя 1007 домов, т.е. изб, землянок, жителей мужского пола 1568. женского — 2745, всего 5255 душ обоего пола».

Мы видим, что Ростов ни всем описаниям представляется «обширным городом», хотя в нем пять с четвертью тысяч человек. Но уже просматривается его большое торговое будущее, предопределенное местом строительства Темерницкой таможни и крепости Димитрия Ростовского.

По свидетельству А.А. Скальковского. не раз посещал Ростов и крепость губернатор Новороссийского края князь М.С. Воронцов. Генерал-фельдмаршал Михаил Сергеевич Воронцов (1782-1856) принадлежал к плеяде видных государственных деятелей России. Воронцовы оставили глубокий след своими делами и в военном искусстве, и в дипломатии, и в культуре, и на царской службе. Большая энциклопедия, изданная до революции, включает десять представителей этого рода!..

Михаил Сергеевич Воронцов был губернатором Новороссийского края 21 год, с 1823-го по 1844-й. Человек необычайной энергии и выдающийся организатор, он много сделал для развития всего края, в том числе и крепости Димитрия Ростовского и Ростова-на-Дону.

118В 1834 году граф Воронцов направляет в Ростов еще одного ученого — экономиста и топографа Юлия Андреевича Гагенмейстера (1806—1878). Побывав на нижнем Дону, он представил губернатору Новороссийского края подробную записку о своем путешествии и исследование этой местности «столь живую и столь справедливую картину торговли и промышленной деятельности этого города, что князь Воронцов испросил у Высочайшей власти соизволения о возобновлении в нем таможни для торговли». Указ об учреждении новой таможни в Ростове-на-Дону вышел 20 ноября 1835 года. Эти события происходили во время упразднения крепости святого Димитрия. Это был важный знак. Крепость прекратила свое существование, заработала новая таможня.

Изучая торговлю в низовьях Дона, Гагенмейстер говорил о Ростове «как важнейшей точке на Дону и что его торговая деятельность в это время — удивительная и теперь приобрел он еще новое значение, сделавшись сказочным местом для провиантского заготовления Кавказской армии».

Таможня была открыта 12 марта 1836 года. В том же году в ростовский порт пришло 490 торговых судов, ушло — 500. Доход составил 340 000 рублей серебром. Население Ростова ко времени упразднения крепости составило семь тысяч человек.

В. Смирнов. «Димитровская крепость»
.