rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Первый историк Ростова

Первый историк Ростова

Торговля была душой Ростова, основным двигателем его развития. Товары, приходящие на юг со всей России и из-за границы, распределялись по разным торговым фирмам, складам, магазинам, лавочкам. Ростовские ярмарки, базары, и Покровский в том числе, были конечными пунктами движения всевозможных товаров. Они демонстрировали уровень экономики, промышленные технологии, покупательский спрос и покупательскую способность населения.

Одно только перечисление торговых складов, магазинов и лавок, находящихся на Покровском базаре и вокруг него, представляет собой настоящий «калейдоскоп»: от тяжелых сельскохозяйственных орудий, паровых машин до продуктов питания и мелкой бижутерии.

Ростову повезло. Если самые первые годы жизни крепости Димитрия Ростовского описал ее строитель Александр Иванович Ригельман, то в первой половине ХIХ века наш город попал под пристальное внимание выдающегося ученого-экономиста, литератора Аполлона Александровича Скальковского (1808—I898). Он стал его первым историком, серьезным и основательным.

Сын помещика Киевской губернии А.А. Скальковский родился 1 января 1808 года в Житомире. Сначала он изучал медицину, потом юриспруденцию. Кандидат права, он получил не только блестящее образование, но и ученую степень, которая в то время ценилась очень высоко.

В молодые годы в кружке, который собирался в доме отца, он дружил с княгиней Зинаидой Волконской, Адамом Мицкевичем… Кружки молодой интеллигенции XIX столетия, в которых обсуждались не только новинки литературы, театральные постановки, но и все политические новости, были самой лучшей школой социально-политической активности, нравственности, свободомыслия.

С июня 1828 года молодой чиновник Аполлон Скальковский служит в канцелярии губернатора Новороссийского края Михаила Семеновича Воронцова и начинает активное историческое, экономическое, этнографическое исследование Юга России. Граф, а позже и князь, Воронцов, человек большого ума, энергии, оказал на молодого ученого огромное воздействие. Вот как описывает свою первую встречу с Воронцовым Скальковский, только что прибывший в Одессу: «Ко мне вышел из кабинета высокий, бледный и довольно худощавый, в военном сюртуке без эполет господин с большим крестом св. Георгия на шее, с самою приветливою улыбкою, светлым взором добрых глаз...» Эта первая встреча произвела на Скалъковского очень сильное впечатление. Воронцов не только одобрял и поддерживал работу молодого экономиста, но и всей своей деятельностью учил его смотреть на вещи широко, крупно. Это и пригодилось Аполлону Александровичу в его дальнейшей работе.

В 1835 году создан Одесский статистический комитет по инициативе Воронцова. И Скальковский становится его первым секретарем, а в начале 40-х годов возглавляет его. При участии Скальковского создается Императорское Одесское общество истории и древностей. Аполлон Александрович, благодаря своим недюжинным способностям, научным и организаторским, быстро продвигается по служебной лестнице. В начале 40-х он организовывает и возглавляет в Одессе архивный комитет Министерства внутренних дел.

Начинается активный сбор, изучение и систематизация архивных документов. Благодаря энтузиазму и подвижничеству Скальковского спасены масса ценнейших архивных материалов— на их основе он создает блестящие работы. В Одессу попадает часть архивов крепости Димитрия Ростовского.

Благодаря А.А. Скальковскому, «человеку выдающихся дарований», как писали его современники, центр историографии на юге перемещается в Одессу. «Он, как Колумб, открывал Америку, он был Карамзиным Новороссийского края». В особняке Скальковского в Одессе собирается кружок образованной молодежи, на встречи приходил и будущий министр финансов С.Ю. Витте, на которого хозяин дома оказал заметное влияние. Принимали участие в этих интеллектуальных вечерах и дети А. Скальковского, в первую очередь его сын Константин — будущий продолжатель дела отца.

Аполлон Александрович Скальковский является автором более 35 книг, посвященных истории казачества, экономике Юга России, торговле и демографии, финансам, фольклору. Уже одно перечисление тем, которые его интересовали и которые он активно изучал, а главное, по которым остановил интересные и основательные работы, говорит о широте его кругозора, о системности походов к исследованию материалов.

Он активно сотрудничает в Журнале Министерства внутренних дел, Министерства народного Просвещения, «Одесском вестнике», «Северной почте», «Киевской старине»...

Одновременно пробует силы и на литературном поприще. Создает цикл повестей «Порубежники» {канва для романов). Две из этих повестей («Кагальничанка» и «Хрустальная балка») посвящены событиям конца XVIII века на Нижнем Дому, в том числе в крепости Димитрия Ростовского и ее окрестностях.

Первый раз А.А. Скальковский побывал в Ростове-на-Дону в 1846 году. Это была очень важная веха в истории города. Как когда-то Ригельман описал только что построенную крепость, Скальковский изучил город в его переходной фазе: от крепости к новому городу. И валы крепости еще стояли, и частично ее постройки, и в то же время начинался рост будущего центра города, формирование всех его основных градостроительных участков и узлов.

25 марта 1845 года, как раз за год до приезда Скальковского в Ростов, высочайше был утвержден план, по которому «крепость Димитровская со всею эспланадою (прежней планировкой — В.С.) предположена к соединению с Ростовом и в ней назначено было более 500 мест к эастроению».

Аполлон Александрович осмотрел старую крепость, Покровскую площадь, заходил в Старо-Покровский храм. Все эти детали, увиденные им на месте, он использовал в описании крепости в своей исторической повести «Кагальничанка».

А вот страницы из его книги «Ростов-на- Дону»: «В 1846 году ее валы <крепости> и здания разрушались временем и рукою человеческою, церковь св. Димитрия Ростовского, краеугольный камень Ростова, весьма была ветха, и около нее валялись полузарытые в землю остатки огромных боевых часов, подаренных правительством для крепости св. Анны. В одном из амбаров хранился архив этого несчастного укрепления и его бывших гарнизонов. В том же году против этой крепости у столь знаменитого "Богатого Колодезя" инженер-капитан барон Фирск устроил было стеклянный завод, плачевно окончивший свое существование. Но это учреждение, не принесшее никакой прибыли заводчику, дало однако ж пользу нашему городу, что было началом значительных построек в этой великолепной местности и подало мысль устроить водопровод от этого истинно "богатого источника"».

В 1847 году в Санкт-Петербурге вышла книга А.А. Скальковского «Ростов-на-Дону». Она представляет собой историко-экономическое, статистическое описание становления и развития нашего города. К этому времени Ростову исполнилось почти сто лет. Все свои работы и книгу о нашем городе Скальковский основывал на архивных документах. Первый этап — предысторию Димитровской крепости: «транжемент» и крепость святой Анны — очерчивает 1709—1735 годами.

Книга Скальковского посвящена в основном торговле. В ней много статистики, но в то же время интересных деталей из истории Ростова. А самое главное — выбранный автором подход позволяет высветить самые важные характеристики, понять существо внутреннего развития.

Говоря о начале торговли в Темерницком порту, Скальковский отмечает инициативу первых купцов, которые предложили правительству свои «кондиции», и те были приняты, и «выдана привилегия их кампании на исключительную торговлю русскими и иностранными товарами морем и сухопутно, как за границею, так и внутри империи». Обердиректором по просьбе кампании стал один из ее основателей — купец l-й гильдии Хастатов.

К тому времени, когда в крепость прибыл А В. Суворов, в 1782 году, по данным Скальковского, здесь было «3 церкви, 400 домов цивильных жителей, купцов 131, мещан 154, цеховых — 70. Разного звания людей обоего пола 1400 человек». Это был год, когда в Димитровской крепости последний раз был ее строитель А.И. Ригельман.

В 1823 году в Ростове «было 40 капиталов, 3 гильдии, в которых 192 душ обоего пола».

Скальковский описывает и некоторые товары, которые он встретил в торговых лавках на Покровской площади крепости: кофе, деревянное масло, греческое и крымское вино, восточную и европейскую мануфактуру. В то время на площади еще не было базара, он сложился позже, но торговые лавки образовали уже его подобие, Первые временные лавки, располагавшиеся на площади со времен строительства крепости, были заменены на более основательные, естественно, расширился и ассортимент товаров.

Вот как описывает Скальковский «внутренне состояние Ростова» в 1846году: «Упраздненная крепость св. Димитрия Ростовского. В ней деревянная церковь, военный госпиталь и разных зданий (большею частью ветхих) 18, да пороховых погребов.

Церквей православных (считая и крепостную) 8. Для католиков устроена городничим, г. Бобятинским, особая часовня, в собственном его доме. Домов и зданий каменных — 278, деревянных— 1214, всего— 1492. Лавок: биржевых на берегу — 16, каменных в городе— 40, деревянных— 29, всего— 85. Мельниц— 23, гостиниц— 7, ренсковых погребов— 17, Заводов: кожевенных - 5, овечных и салотопных— 4, овчинных — 8, воскобойных — 1, макаронный— I, пивоваренный— I, рыбоспешных — 9, кирпичных и известковых — 3, стеклянный — 1, чугунно-литейный — 1. Всего заводов — 34. Шерстомоен — 5. Кузниц — 22, колодезей — 4. Бань — 3. Аптека — 1, общественный сад — 1.

«Все пространство, занимаемое городским округом, составляет едва 4 000 квадратных десятин, в том числе под одними строениями до 2500 десятин, так что для выгона, огородов и даже рыбной ловли по берегам Дона Ростов имеет гораздо меньше угодьев, нежели все другие уездные города Екатеринославской губернии: рядом стоящий армянский город Нахичевань втрое богаче и землею, и рыбными угодьями».

Эта статистика в полной мере демонстрирует характер и масштаб развития города, основные, самые необходимые предприятия для его будущего роста.

Важны для казны города были и частные гостиницы. Они были самого разного уровня: небольшие и дешевые постоялые дворы, хозяева которых платили всего лишь три рубля в год пошлины от их содержания, до довольно крупных гостиниц, приносящих казне 4 тысячи ассигнаций в год. Самая большая гостиница стояла на территории Покровской площади, рядом с домом коменданта. Но судя по замечанию Скальковского, и она, как и все крепостные строения, была стара, хотя, в отличие от других «ветхих» деревянных строений крепости, выглядела еще достаточно прочной.

Требует пояснения слово «рыбоспешный». Это были заводы по «спеянию», заготовке рыбы впрок: засолке, вялению. Таким промыслом занимались не только в самом Ростове, но и в Аксайской станице. Эти два населенных пункта веди «огромную торговлю соленой и вяленой рыбою». В ней было занято белее тысячи человек. Поэтому и «рыбоспешных» заводов было в Ростове самое большое количество — 9.

Скальковский называет фамилию городничего — господина Бобятинского. Если учесть, что во время существования крепости функции главы администрации исполнял ее комендант и городничего не было, хотя была шестигласная дума, Бобятинскяй был, возможно, первым официальным городничим Ростова.

Второй раз А.А. Скальковский побывал в Ростове через десять лет, в 1856 году. Это было очень важное десятилетие, во многом определившее застройку центра, соединение бывших форштадтов и территорий крепости и планировку земель, освободившихся после срытия крепостных валов. «Между 1845 и 1856 годами, — пишет ученый, — город принял весьма обширные размеры, воздвиг новые великолепные церкви, большею частью на частные жертвы построенные, а его купечество усердно действовало не только для своей, но и для общественной пользы. К Дону и так называемой железной бирже отделаны были спуски отлично вымощенные, а на берегу строились большие каменные магазины с небольшими пристанями дли стоянки пароходов и погрузки товаров на каботажные суда».

Скальковский отмечает важный факт: город разворачивается лицом к Дону. Начинается первое благоустройство спусков. Если в 1846 году в городе был уже общественный сад (небольшой парк), то следующим этапом стало мощение улиц, ведущих к пристани, торговым магазинам на берегу.

Аполлон Александрович хорошо изучил донскую дельту, понимая ее значение для торговли. Князь М.С. Воронцов, принимавший, по словам Скальковского, «живейшее участие в судьбах Ростова», сразу после упразднения крепости «хотел устроить громадную дамбу для соединения Ростова и Батайска на пространстве, потопляемом ежегодно разливами Дона и мелких речек, в него впадавших, к сожалению, это дело не вполне осуществилось, и эта дамба устроена в Аксае». Вторично генерал-губернатор поднимал вопрос об очистке донских гирл в 1840-х годах, «вопрос первостепенный для прочности международной торговли всей юго-восточной России».

Эту дельту Скальковский описал и географически, и экономически, высказывая ряд интересных предложений по ее преобразованию. Он говорил, что ее «изучение будет нелишним не только для экономистов, но и для будущих администраторов Ростова— этой Венеции нашего отечества». Венеция— это сказано, конечно же, сильно. Скорее, ею был северный Петербург, изрезанный каналами и речками. Но то, что так сказано о Ростове, — дань Нижнему Дону. И хотя сам Ростов стоит на высоком берегу, нижнее течение Дона играет в его судьбе и жизни определяющую роль.

Вторая большая работа А.А. Скальковского была опубликована в приложении к Журналу Министерства внутренних дел, которое издавал Центральный статистический комитет, — «Статистическом временнике Российской империи» в 1866 году. Обратим внимание на важную деталь: в старой России статистика находилась в ведении и под контролем Министерства внутренних дел — это говорит о понимании ее стратегического значения.

Фрагменты этой большой работы вышли отдельной книжкой в 6S-1866 годах — «Ростов-на-Дону и торговля Азовского бассейна 1749—1863». Автор вынес на титульный лист эпиграф из текста летописи Нестора: «... Видите ли горы сия — ...яко на сих горах воссияет благость Божия, имать град велик быти и церкви многие Бог воздвигнути имать...»

В 1866 году население Ростова составляло уже 39 992 человека, за двадцать лет оно увеличилось почти на 31 тысячу. Это был, пожалуй, самый крупный демографический сдвиг с 1860 года (17 574 человека).

Издание второй книги Скальковского одобрил сам князь Воронцов. Небольшая по объему, эта книга — панорамна. В ней затронуты все основные аспекты жизни ростовчан, кроме истории: дана картина настоящего города, описан состав населения, промышленность и торговля, промыслы, каботаж, ярмарки, общественное управление и образование.

Особенно интересен взгляд автора на нужды города Ростова и предположения о его будущем. Он рассматривает проблемы судоходства на Нижнем Дону увеличения числа шкиперов, вопросы очистки устья Дона. При уничтожении Азовской крепости основной рукав реки был «сильно засорен», «каменные стены брошены были в реку и так занесли старое русло ее, или «Старый Дон», что теперь при содействии времени он уже вовсе неспособен к судоходству».

Торговля Ростова требовала прохождения в его порт более крупных судов, а не каботажных лодок и барок. От этого зависела и интенсивность торгового судоходства. Если в 1823 году в Ростов пришло из Азовского и Черного морей 120 судов, то в 1846 уже 1593.

Торговый порт расширялся, он подошел к Богатянскому спуску. Отсюда часть товаров поднимали на возах сразу на Покровскую площадь.

Одним из первых Скальковский заговорил о необходимости создания в Ростове цивилизованной набережной. Поселение у Богатого колодца, выходящее к самой реке ниже Покровской площади, было застроено, как попало. Оно представляло собой «беспорядочную кучу глиняных хат, крытых камышом. В нем не было ни улиц, ни переулков, нередко к хате нельзя было даже подъехать».

Район Богатянского спуска, а позже — переулка, по которому теперь стали поднимать воду, а вместе с ней и часть товаров, приходящих в соответствующую часть порта, стал перестраиваться постепенно. Покровская площадь формировала нижние улицы, спускающиеся к Дону. «Порядок» приходил с верху и опускался все ниже и ниже к реке.

Такую же пеструю картину представлял собой и порт, начинавшийся чуть западнее Богатянского спуска.

А. А. Скальковский, конечно же, видел всю стихийность и «мелкодворье» застроек ниже Покровской площади, когда изучал работу Ростовского порта. Но он смотрел далеко вперед, видел картину будущего. Более того, он стал первым говорить о Ростове как о европейском городе, крупном порте, у которого «великое будущее». Ростов все больше привлекал внимание Европы. «Мы смело говорим: "всеобщее внимание", ибо решительно вся тортовая Европа знает Ростов как главное дело маслобойных семян и гирки».

Аполлон Александрович Скальковский прожил долгую и плодотворную жизнь. Он умер в возрасте 90 лет 29 декабря 1898 года, похоронен 31 декабря на старом кладбище в Одессе.

Весь его богатейший архив: документы, рукописи — перешли к сыну Константину Аполлоновичу Скальковскому (1843—1909), не менее известному ученому, писателю и административному деятелю. Он тоже написал более 30 книг по истории, статистике, торговле. Совершил множество путешествий по России, по поручению Министерства финансов объехал почти весь земной шар. Каких только книг он не писал: «О женщинах: мысли старые и новые» — 11 изданий, «В театральном мире его литературный псевдоним был "Балетоман"», «Историю балета», «В Париже», «О том о сем», «Очерки и фантазии», «Вокруг света». Он так же, как н его отец, изучал торговлю на Юге и на Нижнем Дону. Его книга «Русский тортовый флот и срочное пароходство по Черному и Азовскому морям», изданная в Санкт-Петербурге в 18S7 году, содержит огромное количество статистических материалов, относящихся к нашему краю.

В. Смирнов. «Покровская площадь»
.