rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Архитектурное кольцо

Архитектурное кольцо

Назначение Покровской площади, с ее прицерковным кладбищем, базаром, историческим градостроительным развитием, определяли особенности ее зодческого облика. Она была в основе своей контрастной: соединяла в себе крупные здания и небольшие домики. Соседнее пространство— бывший центр Димитровской площади освобождался от ветхих строений к концу XIX века. К этому времени у наиболее предприимчивых, удачливых промышленников, купцов сложились крупные капиталы. Поэтому вокруг площади в начале 20 века выросло несколько фундаментальных, оригинальных зданий, составивших своеобразное архитектурное «кольцо».

Бурно развивающаяся торговля и промышленный бум в конце XIX века требовали квалифицированных кадров. Ростовские купцы собрали деньги на строительство коммерческого училища. Оно было заложено чуть ниже Покровской площади на пересечении Богатянского переулка и улицы Никольской (Социалистической). Проект принадлежал одному из известных ростовских архитекторов - Николаю Матвеевичу Соколову, активному поклоннику так называемого «кирпичного стиля», отличающегося фигурной кладкой.

По проектам Соколова строился крытый рынок, хлебные амбары на берегу Дона, готический особняк братьев Мартын и весь комплекс механического завода, занимавшего дальнюю восточную сторону Покровской площади. По проектам Соколова был выстроен комплекс лечебных корпусов городской Николаевской больницы, почти на Границе с Нахичеванью.

Стройка коммерческого училища началась в 1900 году, но затянулась из-за нехватки средств, так как проект был грандиозный. Новое здание планировалось поистине с купеческим размахом — училище стало одним из крупнейших зданий в Ростове. Но выход был найден. Недостроенный корпус заложили, полученные дополнительные средства были пущены на завершение работ. 15 мая 1905 г. его освятили с участием наказного атамана Войска Донского князя Одоевского-Маслова. Через четыре года, к выпуску первой четырехклассной ступени, новое учебное заведение приобрело образцовый характер. И, по словам министра торговли и промышленности Тимашева, могло «составить гордость города Ростова».

Классное Ростовское мужское училище находилось в ведении Министерства финансов. Полный курс обучения включал восемь классов. Председателем попечительского совета был Ф.И. Мыльцын, директором — действительный статский советник П.М. Верховский, законоучитель, священник о. Василий Добротворский. Членами попечительского совета являлись знатные купцы Ростова: И.Т. Трифонов, М.И. Токарев, М. Матвеев, Т.В. Максимов.

Плата за обучение была довольно значительной. С детей местных купцов в 1-7-х классах собирали по 70 рублей, 8-х — по 125. Дети же других сословий должны были доплачивать по каждому разряду по 15 рублей. Правда, в оплату входили горячие завтраки. Обучение было поставлено основательно. Будущие работники различных коммерческих учреждений изучали 15 предметов. Среди них: бухгалтерия, коммерческая и политическая (!) арифметика. Под политикой в данном случае понималась финансовая конъюнктура, зависимость коммерции от политического развития общества (теория долгосрочных финансовых операций), теория вероятности и теория страхования жизни — говоря современным финансовым языком, форс-мажорные обстоятельства и риски.

Курс полного обучении включал общие понятия по законоведению, политической экономии, торговой и промышленной географии, элементарные курсы по иностранным языкам: немецкому, французскому, английскому (переводы и корреспонденция на этих языках), химию с товароведением, стенографию, каллиграфию, работу на пишущей машинке. Они тогда только входили в моду, и владение машинописью было важной обязанностью конторского работника (как сейчас использование компьютера).

Как видим, диапазон изучаемого материала был довольно широким и разнообразным. Кроме таких серьезных специальных предметов, необходимых для овладения непростым искусством коммерции, будущие работники торговли и финансов занимались изучением танцев (учитель А.В. Аведиков), пением (П.И. Близнюков), музыкой (Б.Ю. Варламов, О.Н. Чабан, Ф. Бирман) и даже... гимнастикой (учитель А.И. Кучера).

В училище принимали с 10 лет Выпускники-отличники получали, как и в гимназиях, золотые и серебряные медали. «Окончивший полный курс удостаивался звания личного гражданина, а с отличием — кандидата коммерции» и право поступать в высшие учебные заведения. При училище работали и вечерние курсы по бухгалтерии и коммерческим операциям. «Вечерние коммерческие курсы имеют целью сообщить познания по предметам коммерческой специальности, необходимые для сознательною отношения к операциям в торговле торгово-промышленных и финансовых учреждениях». Так писали в рекламных текстах училища. «Сознательного», видимо, следует понимать не в смысле доброго отношения к делу и клиенту, а профессионального.

На вечерних курсах изучались те же предметы, но был разный объем времени — от одного года до четырех, и зависимости от целей обучения. На эти курсы принимались «лица не моложе 15 лет без различия пола и вероисповеданий». Это указывает на то, что на вечерние курсы привлекались молодые люди, имеющие какие-то практические навыки, уже работающие в торговых учреждениях — тем самым расширялся контингент учащихся.

О том, что училище старалось охватить широкий круг молодежи, говорит и тот факт, что в здании мужского коммерческого училища функционировало 4-классное женское. Оно готовило специалистов четыре года. Было два общеобразовательных класса и два специальных. Принимались девочки с девяти лет. Учебе предшествовали два подготовительных класса. Прием осуществлялся два раза в год, в мае и августе. В женском училище была такая должность: главная наблюдательница. Ее исполняла жена директора Е.Н. Верховская. Она же была и учительницей русского языка.

Здание коммерческого училища, сохранившееся до наших дней, остается одним из самых оригинальных в Ростове. Выложенное из темно-коричневого кирпича, оно смотрится несколько мрачновато и напоминает приземистый замок с остроконечными надстройками у входов с Никольской и Богатянского. Верхушки этих башенок, стилизованные с одной стороны под трезубцы, а с другой — под копье, и огромные окна центральной части здания, выходящей на Никольскую, приподнимали здание.

Н.М. Соколов, работавший над проектом, ездил консультироваться в Москву и испытал влияние новых зодческих веяний. Тем не менее, осталась его приверженность к разнообразию «кирпичных форм». На двух этажах левого крыла находилась небольшая церковь Николая Чудотворца. Замечательный иконостас был преподнесен ей крупнейшей табачной фирмой «Я.С. Кушнарев и товарищество». Так распорядился его глава, советник коммерции Яков Семенович Кушнарев. Но увидеть воплощение своего замысла ему не удалось — он скончался до окончания строительства училища.

На другом углу этого квартала — Никольской улицы и Покровского переулка — по проекту архитектора Петра Яковлевича Любимова в 1912 году было сооружено здание окружного суда. П.Я. Любимов как бы противопоставил свой проект коммерческому училищу. Поздний ампир, придающий монументальность архитектурным формам, утяжелен надстройками над крышей. Но именно в сравнении, на контрасте эти два здания вдвойне интересны. Они хорошо просматривались с Покровской площади, их фрагменты видны и сегодня из-за музыкального театра. Они подчеркивают разнообразие архитектурных стилей пространства. В первом здании коммерческого училища находится сегодня Ростовский государственный строительный университет, во втором — Дом правосудия.

Современная покраска, выделяющая все архитектурные элементы, еще более усиливает контраст этих величественных сооружений. К сожалению, корпуса РГСУ, построенные во дворе бывшего коммерческого училища вплотную к старому зданию, нарушают архитектурный облик старого ансамбля.

Напротив коммерческого училища по Никольской улице и Ботатянскому переулку находилась еврейская больница. Она называлась еще Александровской из преданности государю императору Александру Второму за царские милости, которыми он «осчастливил своих верноподданных вообще и евреев в частности...». Построена она была в основном на средства купца первой гильдии Я.С. Гурвича, владельца мельницы на Смирновском спуске и доходного дома по улице Тургеневской. Подрядчиком строительства, которое продолжалось один год, был А.М. Геронисимус. Больница была открыта 17 ноября 1881 года, она стала лечебницей Ростовской еврейской общины и содержалась в значительной степени на пожертвования. Невысокий корпус больницы рядом с фундаментальным зданием Коммерческого училища выглядел еще более приземистым.

В 1898 году больничные покои располагали всего пятьюдесятью кроватями и детским отделением для инфекционных больных на двенадцать мест. Хотя больница называлась еврейской и принадлежала еврейской городской общине, лечились в ней все жители Ростова. Ростовчане знали, что здесь «принимают всевозможных больных без различия вероисповеданий, кроме душевнобольных и эпидемиологических». Проводился также амбулаторный прием и отпуск лекарств.

После расширения больничной территории за счет строительства второго этажа в ее отделениях: хирургическом, терапевтическом, гинекологическом, туберкулезном, родильном и детском (скарлатинном) — количество мест увеличилось в два раза. В 1920 году еврейская лечебница получила название больницы скорой помощи имени В.И. Ленина. Долгое время в ее восточной части работал городской травмпункт, а в западной — больница №4. В 80-е годы добавилось еще и поликлиническое отделение Кировского района.

На противоположном углу был выстроен двухэтажный дом Андрея Петровича Тарутина, которым он владел до 1913 года. Потом особняк принадлежал атаману Буланову. После 1920 года дом был национализирован. По рассказам старожилов, Буланов просил милостыню на Большой Садовой.

В 30-е годы здесь была квартира инженера-мостостроителя Алексея Корнилова. Под его руководством закладывалась взрывчатка под железнодорожный мост в 1941 году, когда немцы подходили к Ростову. Мост был восстановлен после того, как город был отбит. Второй раз А. Корнилов взрывал мост летом 1942 года, а после войны восстанавливал его.

В этом доме родился и жил известный исследователь донской печати, профессор РГУ, литератор Евгений Алексеевич Корнилов. Его перу принадлежит историческая пьеса об атамане Каледине «Честь имею». Сейчас в этом здании по Богатянскому в подвальном помещении находится фирма спортивных товаров «Александра» и магазин «Шик-спортив».

К Покровской площади с востока примыкал целый комплекс построек, которыми владела в конце XIX — начале XX веков семья Мартынов. Основателем фирмы был Джон Мзртин, вероятно, американец по происхождению. Он женился на русской купчихе Полине Ивановне, которая и выстроила в 1893 году на углу Крепостного и Большой Садовой один из самых самобытных особняков Ростова (Крепостной, 71, Большая Садовая, 125). И была его владелицей, пока он не перешел по наследству к ее сыновьям. Джон позже стал Иваном, фамилия Мартин трансформировалась сначала в Мартын, а потом — в Мартынов.

Через четыре года рядом с особняком сооружается механический завод, он выпускал детали для машин. Торговый ДОМ «Джон Мартин и К'» находился на углу Большой Садовой и Малого (Чехова). Позже торговая фирма перешла к братьям Василию и Георгию Ивановичам Мартынам. Георгий был еще и консулом Северо-Американских Штатов в Ростове — скорее всего, по протекции отца.

Комплекс жилых и производственных зданий возводил архитектор Н.М. Соколов. Идея такой постройки (имитация крепости, стена завода и стилизованного готического замка) предоставила большие возможности для фантазии зодчего и воплощения в жизнь целого каскада интересных деталей.

Территория завода, действительно, напоминала маленькую крепость, обнесенную «фирменным» забором. Ворота с широким балконом над ними, кованые решетки и небольшая сторожка — так был оформлен вход с Садовой. Стена с узкими бойницами (по Крепостному) и зубцеобразные выступы усиливали эффект. «Красной нитью» украшения углового здания являются каменные кресты, стилизованные под лепестки цветов. Они высечены под окнами и угловым балконом. Кованный флюгер на башенке придавал замковому сооружению, устремленному в небо, одновременно земной, «жилой» вид. Замыкал территорию завода по Мало-Садовой (Суворова, 70) еще один дом. Со стеной и другими постройками его «роднила» кирпичная декоративная линия под карнизом.

В советское время бывшее предприятие братьев Мартынов выпускало поршни для автомобилей. По генеральному плану 70-х годов его и завод имени Ворошилова (бывший Нитнера) намечалось перенести из центра на окраину города. Но он был закрыт лишь в 80-е: его превратили в склад, и только в начале 2004 года завод был разобран.

В архитектурное кольцо вокруг Покровской площади входит и доходный дом А.С. Кистова (Б. Садовая, 105). Его возвели в канун Первой мировой войны архитекторы Г.Н. Васильев и А.Х. Закиев. На фоке зданий того времени особняк выглядел особенно монументально. Он считался одним из самых дорогих в Ростове.

Крупные полуколонны, головы львов между третьим и четвертым этажами — элементы позднего классицизма сочетаются с деталями модерна, — узкими окнами. Небольшие балкончики и окна усиливали массивность, фундаментальность сооружения.

В 1935 году с выделением из Донского университета медицинского и экономического факультетов, которые стали самостоятельными институтами, главный корпус университета перешел в здание бывшего дома Кистова. Ткачевский переулок переименовывается в Университетский.

На углу Ткачевского и Малой Садовой между двумя домами, принадлежавшими Ткачеву, возвышалась греческая церковь во имя Благовещения Пресвятой Девы Марии.

Она представляла собой целый ансамбль: церковь с изящной, двухъярусной колокольней, увенчанной легким шпилем, школу, над которой высился барабан, «роднящий» ее с храмом. Неоклассический стиль колонн, высокие удлиненные окна контрастировали с тяжеловесными на этом фоне домами Ткачева и придавали сооружениям еще большую «отрешенность» от земных забот.

Деньги на постройку церкви собирала греческая община. Греки были прекрасными коммерсантами, и в городе жило немало богатых семей, имеющих крупные предприятия, торговые фирмы, магазины...

В коротком Греческом переулке, идущем параллельно Мало-Садовой на расстоянии всего лишь одного квартала, в доме №8 жил в начале 50-х годов будущий историк города Ростова, а тогда студент историко¬филологического факультета Владимир Сергеевич Сидоров, оставивший свои воспоминания о беседах с хозяевами этого дома, работавшими в церкви. Старики рассказывали, что при закладке церкви богатые гречанки бросали под фундамент золотые деньги, броши, кулоны, цепочки, кольца, серьги, браслеты и пр.». Ходило в старые годы такое поверье: здания, стоящие «на деньгах», будут жить долго. Увы, эти надежды не оправдались...

Церковь строилась при активном содействии о. Саввы Парисиса, грека, приехавшего в Гостов в 1905 году, потрясшем город революционными выступлениями рабочих. Время было не лучшим для эмиграции в Россию, но новые заботы полностью поглотили помыслы и дела энергичного священника. Возводился храм по проекту И.П. Злобина и его учеников. Роспись принадлежала художнику Е.П. Черепахину.

Новый храм пополнил архитектурный ансамбль церковных сооружений Ростова. Этот ансамбль был действительно разнообразным не только по принадлежностям к разным конфессиям: православные храмы, еврейская синагога, лютеранская кирха, мусульманская мечеть, но и по зодческим решениям.

Даже всего три церкви, находящиеся недалеко друг от друга в районе Покровской площади, — Ново-Покровский храм, удивительная по своей красоте и изяществу церковь Архангела Михаила (Красного Креста) при Николаевской больнице и белая, напоминающая лебедь, греческая церковь — демонстрировали это разнообразие в полной мере. О. Савва Парисис стал первым настоятелем нового храма. Церковь быстро превратилась в духовный и культурный центр греческой колонии. При церкви функционировала школа. Она существовала и после разрушения храма, но недолго. Храму после его упразднения «повезло» - больше других. У него снесли все верхние ярусы, но сохранили основу здания и колоннаду (нынешний дворец бракосочетаний).

Еще в 50-е годы здесь продолжалось богослужение. Старики рассказывали, как в дни крупных церковных праздников к храму тянулись люди с эажженными свечами, ладонями прикрывая язычки пламени от ветра. На Пасху несли святить куличи, крашеные яйца. В рождество — небольшие лампадки, свечи в картонных самодельных коробочках.

Когда храм стали сносить, а произошло это в 1964 году, люди, стоящие на противоположной стороне, на тротуаре, не скрывали слез...

Из рассказа Ольги Ивановны Лысенко: «Я была еще девочкой, но хорошо помню и торжественные праздники, и то, как ломали церковь. Люди говорили; здесь особая кладка— на яичном белке. Особенно долго не могли справиться с куполом, его не брали даже отбойные молотки, и рабочим приходилось буквально «вгрызаться» в него н отбивать по кусочкам...».

Очередная волна сноса церквей в СССР, прокатившаяся в 60-е годы, была блажью «последнего романтика социализма» Н.С. Хрущева. Он уже объявил о скором «пришествии коммунизма», а тут — храмы... Если в 30-е годы церкви, по мнению ее идеологов, действительно мешали строительству новой жизни, то в 60-е, когда выросло уже новое поколение атеистов, «наскок» на христианские церковные святыни, был скорее формальным. Власть уже не боялась церкви, все «творилось» как бы между прочим.

Идея восстановления греческой церкви осуществляется в наши дни. В 2009 заложен фундамент нового храма, в сквере имени Первой Конной армии.

За греческой церковью, на углу Ткачевского и Греческого переулков (Университетский, 52) в особняке «цветочного короля» Ростова Б.В. Рамма размещалась главная контора фирмы «Ф. и Б. Рамм». Ее владельцы — Фридрих Георгий Рамм и его племянник Борис Владимирович держали в городе целую сеть цветочных магазинов, которыми пользовались состоятельные люди. Один из них — «Флора» — находился на Большой Садовой, недалеко от перекрестка с Николаевским переулком (пр. Семашко).

Оригинальность здания Раммов заключается в резком контрасте первого (рабочего, офисного) этажа и второго. Нижний этаж представляет собой обыкновенную «коробку» с довольно большими окнами. Второй этаж украшен декоративной лепниной- Она выполнена в виде каменных «наличников». Вероятно, архитектор учитывал специфику профессии хозяев — окна словно цветут белым камнем. Крышу венчают две небольшие надстройки, вынесенные вверх на красивых колоннах, «растущих» по краям здания, — они напоминают теремки. Небольшие колонны, в свою очередь, рассекают их, а шатрообразные купола венчают эти сооружения.

Вся семья Раммов успешно занималась цветоводческим бизнесом, Владимир Георгиевич 30 лет заведовал дворцовым садом Великого князя Михаила Николаевича в Боржоми. Его братья владели садоводческой фирмой «К.Е. Рамма в Кременчуге», в императорском саду в Санкт-Петербурге и в Германии (там вел дело гражданин Любека Фридрих Рерогиевич Рамм).

Сын Владимира купец Борис Владимирович стал основателем ростовской фирмы. После 25 лет работы эта процветающая в полном смысле слова фирма заняла одно из первых мест в России, ежегодно отпуская сотни тысяч плодовых и декоративных деревьев и до 125 тысяч кустов роз и прочих растений. В итоге фирма получила звание «Поставщика двора его Императорского величества».

Имя Рамма было широко известно в России, а в Ростове стало еще и элементам быта. Оно ходило даже в частушках. Вот один из образцов, опубликованных в «Маленькой газете», издававшейся в годы Гражданской войны.

Ты купи у Рамма розы,

У Филиппова конфет —

И приду я по морозу

На свиданье, на проспект.

Течет речка по песочку

Течет речка Темерник —

Я страдаю день и ночку

В тюрьме милый — большевик.

Ах, придут, придут когда

К нам революционеры,

Я за керенку тогда выдам офицера.

Эти «частушки», опубликованные под рубрикой «Маленький фельетон», — любопытная черточка бытовой жизни в годы Гражданской войны. И еще одна интересная деталь уже из нашего времени. В начале 90-х годов в особняке Рамма находился «секс-шоп! Правда, к концу 90-х профиль изменился: здесь открылся лечебно-диагностический центр «Здоровье» и Центр планирования семьи и репродукции. Во дворе же — Федеральное государственное предприятие Ростовсортсемовощ и магазин «Семена». Это уже ближе к профилю Раммов.

Архитектурное кольцо облагораживало территорию, примыкающую к Покровской площади, формировало культурно-просветительские «центры», которые в дальнейшем приобрели более выраженные черты. Это относится в первую очередь к количеству учебных заведений, сосредоточенных в этом микрорайоне.

В. Смирнов. «Покровская площадь»
.