rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

"Мы еще придем..."

"Мы еще придем..."

Среди мемориальных досок, укрепленных на фасаде областной филармонии, есть и такая: "В этом здании в 1917 году находился городской Совет рабочих и солдатских депутатов и штаб Красной гвардии".

В предреволюционные годы здесь был театр-варьете "Марс", 31 августа 1917 года его реквизировали, и в это помещение перешел Совет рабочих и солдатских депутатов. Здесь же разместился и штаб Красной гвардии, занимавший три комнаты на первом этаже (до этого штаб собирался несколько раз в доме, где ныне расположен РИНХ). Возглавлял штаб Иван Дмитриевич Ченцов, за плечами которого были уже годы подпольной революционной работы. Его правой рукой стал также испытанный боец партии Иван Тулак. Затем, когда в начале ноября 1917 года Ченцов был направлен с важным партийным поручением в Севастополь, начальником штаба Красной гвардии стал Н. Г. Захарьянц.

Решения УI съезда большевистской партии, взявшего курс на вооруженное восстание, нашли горячую поддержку и одобрение ГОРОДСКОЙ партийной организации. На предприятиях стали создаваться отряды Красной гвардии. Вначале это были небольшие отряды, возникавшие как правило на крупнейших предприятиях города. Но божившаяся обстановка настойчиво требовала принятия решительных мер для вооружения рабочих и обучения их военному делу. И Ростово-Нахичеванский большевистский комитет рассматривал эту задачу как наиболее важную в данный момент и подчинил ей всю свою деятельность. По инициативе большевиков ростовский пролетариат охотно вступал в боевые отряды, чтобы быть готовым дать достойный опор врагу, если он попытается восстановить ненавистные старые порядки.

Созданный в начале сентября штаб Красной гвардии призвал рабочих грудью встать на защиту революции, Собрание представителей фабрично-заводских комитетов, состоявшееся 26 сентября, решительно высказалось за немедленное вооружение рабочих боевых дружин. Собрание постановило отчислить однодневный заработок на приобретение оружия.

Штабу Красной гвардии выпало на долю руководить и созданием отрядов, число которых день ото дня росло, и заботиться об их вооружении, а также обучении. Однако приобретение оружия в тех условиях было делом непростым, требующим немалых усилий, изворотливости, сметки. Нелегко было и наладить обучение. Трудности возникали на каждом шагу. И только упорство в достижении цели и закалка, полученная в классовых битвах, позволяли справляться с порученным делом.

Обучение красногвардейцев военному делу в большинстве случаев проводили солдаты и унтер-офицеры. Занятия проходили после работы, зачастую на территории предприятия. С наступлением темноты собирались на сборные пункты - у городского сада, нахичеванского театра, милицейского участка на Темернике. Этим группам боевую задачу на ночь ставил штаб, сообразуясь с обстановкой. Ведь выступление контрреволюции можно было ждать в любой момент.

Однако, несмотря на все старания штаба, оружия и боеприпасов явно не хватало, особенно винтовок. Поэтому пришлось приступить к изготовлению бомб из подручных средств. Боевую мощь красногвардейцев должна была усилить вооруженная помощь Черноморских моряков, которых ждали в Ростове со дня на день. Надо было предусмотреть и такое немаловажное обстоятельство, как оказание первой помощи раненым -в бою. Для этого был создан специальный санитарный отряд, деятельность которого в разыгравшихся событиях трудно переоценить.

Надо сказать, что, когда в Ростове стало известно о победе Октябрьской революции, Ростово-Нахичеванский большевистский комитет создал штаб по руководству вооруженной борьбой с силами контрреволюции - Военно-революционный комитет.

Не дремали и во вражеском стане. Здесь тоже готовились к боевым действиям, принимались срочные меры к подавлению революционного очага в Ростове. Каледин провозгласил войсковое правительство государственной властью. В городе им было введено военное положение. Начальник ростовского гарнизона генерал Потоцкий, расположившийся со своим штабом в Шаховском училище на Темернике, выставил охрану на почте, телеграфе, расквартировал в Нахичевани юнкеров. Обстановка была накалена до предела. Взрыв мог произойти каждую минуту.

25 ноября в зале театра "Марс" проходило торжественное заседание Совета рабочих и солдатских депутатов, посвященное прибытию в Ростов моряков Черноморского флота. Оно длилось допоздна. А в ночь на 26 ноября из засады - со двора Коммерческого клуба (ныне Первомайский сад) - юнкеры и офицеры обстреляли здание, захватили помещение Ростово-Нахичеванского Совета, штаба Красной гвардии и Военно-революционного комитета, перебили всех, находившихся там людей. Среди жертв налета белогвардейских насильников оказались член штаба Красной гвардии А. С. Казбирюк, член Совета Л. Н. Кунда и другие. В ту же ночь было совершено нападение на ротонду городского сада, где помещался большевистский комитет.

Началась вооруженная борьба с поднявшей голову контрреволюцией. В течение двух дней продолжались ожесточенные бои Красной гвардии с белобандитами. Они шли в районе вокзала, станции Нахичевань, Балабановской рощи, Софиевского кладбища, балки Кизитеринка, на городских улицах. Утром 28 ноября штаб генерала Потоцкого был взят в плен. Контрреволюции был нанесен сокрушительный удар. Чудеса героизма и храбрости, беззаветной преданности революции проявили ростовский пролетариат и черноморские моряки.

Хотя и была одержана победа, красногвардейцы не выпускали оружия из рук, заняв оборонительные рубежи. Враг наседал, на Ростов были брошены отборные части, схватка продолжалась. Но силы были неравны. Белогвардейские головорезы 2 декабря захватили город.

Пролетариат Ростова понимал, что отступление красногвардейцев было вынужденным. Горячий отклик в сердцах рабочих нашли слова воззвания Военно-революционного комитета "Мы еще придем". В ночь с 23 на 24 февраля 1918 года части Красной гвардии освободили Ростов.
И. Гегузин. Страницы ростовской летописи
.