rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Белая береза под его окном...

Белая берёза под его окном...

189Ветерану Великой Отечественной войны Фёдору Павловичу Куксе 20 января исполнилось 90 лет. Во дворе Фёдора Павловича Куксы растёт белая берёза. Толстый ствол невозможно обхватить руками, а по высоте дерево обогнало все соседские тополя. Этой берёзе около полувека. Её Фёдор Павлович посадил, когда выстроил дом, вырастил сына и дочь. Всё как положено.

Мысль о том, что у его дома должна раскинуть свои ветви именно берёзка, пришла ещё во время войны. Один из самых жестоких боёв, в котором участвовал юный Федя Кукса, проходил у березняка. Рядом рвались снаряды, один за другим, как подкошенные, падали на землю однополчане. Чтобы не сойти с ума, Фёдор думал о том, что всё это не зря — победа не за горами, скоро он вернётся домой, встретит любимую девушку, женится, выстроит дом. И посадит вот такую берёзу. Только бы выжить.

Воспоминания о войне

В ту войну он резко повзрослел. Пятнадцатилетнему мальчишке довелось пережить оккупацию родного села Абганерово, которое находилось в двух десятках километров от Сталинграда, его чуть было не угнали на работы в Германию, он переболел тифом и выжил благодаря медицинской помощи высокопоставленного румынского офицера, который квартировал в их хате.

Когда в октябре 1942-го село освободили, часть юношей (1924-1925 года рождения) ушли с нашими наступавшими войсками. Федю в эту первую волну не взяли: не прошёл по возрасту. Он остался в селе и с такими же, как он, мальчишками трудился на МТС, они готовили тракторы к весеннему севу. Но уже в феврале 43-го пришёл и их черёд.

— Нас, человек двадцать, ночью посадили в полуторку и привезли в Красноармейск, пригород Сталинграда, я его увидел впервые. Сплошные развалины и бесконечные колонны пленных немцев. Стужа стояла страшная, они замерзали сотнями. Трупы ставили у столбов, чтобы метель не засыпала, — вспоминал Фёдор Павлович. — Куда нас дальше повезут, не сообщили, но в товарняке ехали около недели. Выгрузились на Финском вокзале. Офицеры разобрали новобранцев по частям. У нашего старшего была лётная форма, я думал, лётчиком буду. А оказался в отряде аэрозаграждения. Мой пост находился у главных ворот Кировского завода, передовая — в трёх километрах от нас. Жили тут же, в землянке. 200 граммов хлеба в день. Наша главная задача — не допустить бомбежёк с воздуха завода, выпускающего продукцию для фронта. Каждую ночь его охраняли три-четыре аэростата. В каждом расчёте — восемь человек. Я был номером один. Номер один присоединяет инерционное звено между тросом и аэростатом, на которое крепится головка снаряда. Через год был назначен командиром расчёта аэростата.

На вопрос, сколько самолётов подорвалось на «его» аэростате, ветеран затруднился ответить:

— Авторство сложно установить. Скажу одно: где дежурили аэростаты, немцы не летали!

С марта 1943-го по май 1944 года он в составе поста аэрозаграждения защищал небо над многострадальным городом от налётов немецкой авиации.

Школа жизни

В мае 1944 года полк перевели под Нарву, там сержант Кукса минировал фашистам небо до конца войны. Там же встретил весть о Победе. За эти заслуги он получил медаль «За оборону Ленинграда».

После войны жизнь Фёдора Куксы складывалась довольно успешно: после демобилизации случайно попал в Ростов, нашёл работу, выучился в вечерней школе, затем была служба оперуполномоченным ОБХСС областного управления УВД.

— Но в первые дни в Ростове я получил хороший жизненный урок, — рассказывал ветеран. — В послевоенное время многих товаров было не достать. А мне нужны были штаны, старые износились, на работу и учёбу не в чем было ходить. Так вот я раздобыл новые у одного спекулянта. Собрал деньги, отдал за штаны, а он мне свёрток сунул. Я прыгнул в трамвай на Будённовском (дело было возле ЦУМа) и вдруг понял: что-то тут не то. Разрываю бумагу, а там — кукла, закрученный в бумагу мешок. Мошенника я бы уже не нашёл, поэтому привёз мешок домой. Мы его постелили у порога, а потом родные долго шутили: «Федя, ты не обижаешься, что мы о твои новые штаны ноги вытираем?» А я смеялся. Это была хорошая школа жизни.

Было бы желание...

Такой оптимистичный взгляд на вещи Фёдор Павлович сохранил по сей день. Наверное, если бы жаловался и брюзжал, не встретил бы свой 90-летний юбилей в кругу родных, друзей и последователей, не сохранил бы армейскую выправку и не приобрёл бы особую, благородную красоту, которую дарят только достойно прожитые годы.

В 1954-м Фёдор Кукса поступил на службу оперуполномоченным ОБХСС областного управления УВД. В 1965 году перешёл на преподавательскую работу в Учебно-консультационный пункт заочного обучения Саратовской специальной средней школы милиции МВД СССР, располагавшийся в донской столице. На заслуженный отдых полковник милиции Кукса вышел в 1984 году. Однако на пенсии Фёдор Павлович тоже не скучает: поддерживает тесные отношения с родным Ростовским юридическим институтом МВД России, участвует в патриотическом воспитании молодежи. И... пишет картины.

На 90-летний юбилей родные (а их у ветерана немало: двое взрослых детей, трое внуков) подарили Фёдору Павловичу мольберт и набор масляных красок. И даже заказали картину — берёзу, которая более полувека хранит мир и любовь в этом доме. Художник обещал, что задачу выполнит, но к делу подойдёт основательно и без спешки.

— До столетнего юбилея время ещё есть, было бы только здоровье, а желания жить у меня хоть отбавляй, — улыбнулся полковник милиции в отставке Фёдор Павлович Кукса.

На снимке: поздравить юбиляра приехали начальник Ростовского юридического института МВД России полковник полиции Дмитрий Архипов и курсанты 3-го курса

«Ростов официальный»,  № 5 (1104) от 27.01.2016
.