rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Это не акция, это событие

«Это не акция, это событие»

233Вернуться к теме «Бессмертного полка» заставил скандал, который взорвал интернет. 10 мая в интернете появились фотографии: портреты ветеранов, якобы брошенные на землю, и георгиевские ленточки в мусорном ящике. Версий было несколько — от «насильно заставили кого-то нести чужие портреты» до «провокация, организованная на деньги беглого олигарха».

На одном форуме читаем:

«Я шла в «Бессмертном полку» в г. Ростове-на-Дону. Никто не заставлял. Всё добровольно. Пока ожидали начало парада, пели песни военных лет... Молодёжь, конечно, военных песен почти не знает, но стояли, прислушивались, зато когда гимн России кто-то затянул — подхватили уже все! И никто никем не дирижировал и заранее не репетировал. Всё было в едином порыве!»

— Я не верю в эти фотографии, — говорит Андрей КУДРЯКОВ, координатор «Бессмертного полка» в Ростове-на-Дону. — Сфотографировать кем-то где-то складированное и сказать: бросили. Как бессовестно.

— Ни одного человека в полк насильно не привлекли, не заставили. Думаю, что мы даже чего-то не сделали, чтобы привлечь внимание людей, которые хотели бы выразить отношение к памяти своих близких, но не знали как. А те, кто пришли, — по зову сердца. Надо было видеть их глаза, их лица, — говорит Сергей СУХАРИЕВ, заместитель главы администрации Ростова.

Я видела «их глаза, их лица», о которых говорит Сухариев, потому что шла рядом. И до сих пор не могу слушать диктофонные записи того дня без слёз, и беспристрастного журналиста не получается. Но я должна задать этот вопрос:

— Волонтёров, которых загоняли в полк, не было?

234Кудряков отвечает:

— Вы бы их увидели.

Мы сидим втроём в кабинете Сухариева и пытаемся подвести итоги. Итоги чего? Слово «мероприятие» к происшедшему не подходит, звучит слишком чиновнически. Слово «акция» даже сам Кудряков произносит неохотно, хотя изначально так это и называлось. «Событие», — наконец находит он подходящий термин. И мы с этим соглашаемся.

Так почему нынешняя акция, третья по счёту в Ростове, превратилась в событие?

— Мы осознали, что мы граждане великой страны. За нами замечательная история. Мы победители, и сознаём, какие потери понесли, чтобы страна осталась жива, и ценим это, — считает Сергей Сухариев.

— Общество и страна проделали огромный путь за последние даже не 20 лет, а два года. Изменилась страна, изменился город. Люди осознали историю и свою сопричастность к ней. Мальчики, девочки, которых мы привыкли видеть в другой роли, вышли искренне. Да, были проректор из ЮФУ, руководители из ДГТУ, но они сами пришли, без студентов, с портретами. Были трудовые коллективы, но они сами собирались, — рассказывает Андрей Кудряков.

— Я знаю как минимум одного человека, который не пошёл потому, что не знал, в каком полку воевал его дед, не смог зарегистрировать его на сайте, — говорю ему.

— Мы сейчас обобщаем все опасения, пожелания и предложения, — отвечает Кудряков. — Но подскажите ему, что не надо было этого бояться, и можно было прийти без регистрации на сайте. Хотя это очень важно — не просто пройти с фотографией, а изучить историю семьи и военный её период. Историю войны изучить. Это очень большое дело, и к этому нужно готовиться. Внутренне готовиться. «Бессмертный полк», это видно по звонкам, уже подтолкнул к интересу изучения своей семьи. Я наблюдал на студентах-поисковиках. На «Бессмертный полк» был общественный запрос. Поэтому это уже не полк. Армия получилась. (В Ростове пришло 40 000 человек.)

Сухариев добавляет:

— Я недавно принимал участие в Совете ректоров вузов. На нём приводили цифры социологического исследования. Выяснилось, что некоторые школьники и даже студенты не знают, когда началась война. Не знают полководцев, не знают о крупных сражениях, которые решили исход войны. Я всегда считал, что война — в наших генах. Что мы просто не в состоянии её забыть. Но, получив такую информацию, начинаешь задумываться. Мы, наверное, не всё хорошо делаем для того, чтобы детвора знала нашу историю. Вот эта акция (событие) — это как раз то, что нужно. На какое-то время мы начали терять связь поколений. Наши соседи такую связь потеряли, поэтому там всё так и происходит.

В городе более 100 школ, во всех есть или музей, или в рекреациях, в кабинетах уголок, посвящённый Великой Отечественной. Все школы участвовали в перекрёстном посещении музеев.

У Андрея Кудрякова свой опыт:

— В нашем поисковом объединении «Миус-фронт» и школьники, и взрослые. Так сложилось, что мы стали работать, сами того не планируя, с трудными ребятами. Сначала парень привёз со двора подростка, говорит: родители совсем тяжёлые, он брошен. Потом ещё кто-то привёл кого-то. И многие ребята, с которыми мы начали 10 лет назад работать, уже и срочную отслужили, стали офицерами. Замечательные люди вырастают. Не нужно никого бросать. Нужно работать. Не нужно отказываться. Мы со школами работаем с самого становления нашей организации.

235— Насколько много рядом с вами единомышленников?

Кудряков отвечает:

— По области около 1 тысячи человек. Но у нас много школьных отрядов. Мы организуем для них экскурсии, в том числе и по Ростову. Люди открывают для себя Ростов. Например, мало кто знает, что в здании администрации города в 1941 году была настоящая Брестская крепость. За несколько дней эскадрон охраны штаба майора Нечаева отразил более 30 атак немцев. Держал круговую оборону. Наша армия уже отошла в Батайск, а они обеспечивали связь между разрозненными группами бойцов, которые держались в городе. Потом они получили приказ и организованно покинули здание. Те, кто выжил.

Ростов достоин такого же величия, как и Сталинград. Бои 1941-го, 42-го, 43-го. Я общался с теми, кто воевал под Москвой в 1941 году. Когда они узнали, что Ростов освобождён, это, говорили они, вселило уверенность и надежду на победу. Ростов был прологом победы под Москвой.

Разговор заходит о том, что «Бессмертный полк» — это событие, которое сотворил народ, и оно само по себе бессмертно (на одном форуме так и написано: «Мне очень жаль, что до следующего 9 Мая ждать целый год»). А было нечто подобное раньше?

Андрей Кудряков рассказывает:

— У меня один дедушка защищал Севастополь, другой его освобождал. В Севастополе с 45-го года на шествия выносили либо кителя, либо награды, либо фотографии тех, кто сражался за Севастополь. Идёт женщина в чёрном платочке, несёт китель. Простой китель, на нём 2-3 медали. Вот такие формы памяти. Когда из Томска позвонили, спросили, поддержите ли акцию, мы ответили: безусловно. Они знали о нашей поисковой деятельности, мы же сибиряков, которые воевали под Ростовом, отправляем туда. Ничего случайного не бывает.

...После потрясшего всех празднования 9 Мая прошло десять дней. Город ещё в юбилейных плакатах, георгиевских ленточках, и хочется, чтобы их подольше не снимали. Наклейки на машинах «Спасибо деду за Победу!» всё так же колесят по городу. И, что удивительно, молодые ещё продолжают уступать место старикам в общественном транспорте. С нами действительно что-то происходит?

Между тем

Межрегиональное историко-патриотическое движение «Бессмертный полк» выяснило, что одна из фотографий, сваленных в кучу портретов, была сделана 9 мая в Комсомольске-на Амуре. После завершения акции 80 штендеров с фотографиями, которые несли юнармейцы, были сложены возле здания на площадке. В течение часа штендеры были перевезены в сохранное место. Изображённые на транспарантах ветераны не имеют родственников, которые могли бы пронести их портреты в рядах полка. Поэтому транспаранты пронесли участники регионального молодёжного патриотического движения. Одновременно организаторы «Бессмертного полка» обратились в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить фотографии: сделаны ли выложенные в сеть фотографии 9 мая 2015 года в Москве; если да, то при каких обстоятельствах.

«Ростов официальный», № 21 (1068) от 20.05.2015
.