rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Про фонари обыкновенные

ПРО ФОНАРИ ОБЫКНОВЕННЫЕ

Уличное освещение

216В Ростове одновременно сосуществовали передовое электрическое освещение и архаичное керосиновое, керосинокалильное, газовое и свечное. Причём керосиновые фонари загорелись в Ростове раньше всех, 1 сентября 1864 года, газовые - в 1879 году, а первая электрическая лампочка (экспериментальная) - в 1896 году.

Самыми занятными были керосинокалильные уличные фонари, что при горении шумели, как старые примусы.

Кстати, их и подкачивать приходилось как примус. Они светили за счёт накаливаемого керосиновыми парами сетчатого колпачка. Непонятно вообще, зачем их устанавливали на улицах, ибо свет от этих замысловатых ламп не достигал тротуаров, почти не проходя сквозь закопчённые стёкла.

Таким образом, освещение это было чисто символическим, и ростовские окраины тонули во мраке.

Все фонари укреплялись на высоких чугунных столбах, чтобы обыватели не воровали из ламп керосин. Сверху на столбе была устроена крестообразная перекладина, к которой фонарщик приставлял свою лестницу. Фонари гасились и зажигались каждый в отдельности. Унылая фигура фонарщика с лестницей на плече и с бидоном выглядела неотъемлемой частью вечерней и утренней ростовской улицы.

Много было и свечных фонарей. На их стеклах писали названия фирм и магазинов или номера домов.

При входе в «весёлый дом» с «девочками» фонари устраивали из красного дутого стекла, иногда шарообразной формы. При входе в питейное заведение порой вешали зеленый фонарь.

Архаичное освещение на ростовских окраинах дотянуло до 1920 года, а сами крестообразные ржавые остовы старинных фонарей еще в начале 1930-х годов маячили на городских улицах. Старожилы утверждали, что один из таких столбов специально спилили и увезли на «Мосфильм» для образца - «делать какое-то кино про Чехова».

15 сентября 1896 года германская фирма «Феттер и Гинкель» осчастливила Ростов: «Сего дня Большая Садовая будет освещаться сорока электрическими фонарями по тысяче свечей!» - ликовали ростовские газеты. Правда, фонари эти горели до часу ночи (согласно договору с Думой). Концессия на освещение была взята скрупулезными и предусмотрительными немцами аж до 1922 года. (Бедолагам-концессионерам и в кошмарном сне не могли присниться катаклизмы двух революций и Гражданской войны. Впрочем, немцев-фирмачей выгнали из Ростова ещё раньше, в 1914 году, из патриотических побуждений. Но это потом). В 1896-97 годах, пользуясь своим монопольным положением, фирма сдирала по 25 рублей за вкручивание одной лампочки и устройство проводки для неё (одна «обыкновенная» месячная зарплата того времени). Вот почему первыми потребителями электричества были не частные лица, а только богатые магазины, клубы и гостиницы.

217Через восемь лет, в 1904 году, кроме Садовой были освещены электричеством и фешенебельная Пушкинская улица, и часть Таганрогского (Будённовского) проспекта. Однако остальные прилегающие улицы всё ещё тонули во мраке керосиновых и газовых горелок. Там по ночам пешеходы ломали ноги и раздавались вопли ограбляемых (ситуация, и сегодня знакомая жителям нашего города, несмотря на давно осуществлённую программу электрификации всей страны).

Тем не менее «процесс пошёл», и к 1910 году осветили уже все центральные улицы, заводы, вокзал и частные особняки. Количество уличных электрических фонарей достигло 600, а всех электрических лампочек - 47 тысяч (при населении города 120 тысяч человек). И это благодаря тому, что сильно упала плата за электричество, поскольку у «Феттера и Гинкеля» появились конкуренты, и прежде всего петербургская фирма «Зигель». Эта фирма прославилась тем, что ещё в 1885 году дала городу телефон с количеством абонентов 6 единиц и с ежегодной платой в 125 рублей. В 1895 году было уже 800 абонентов, в 1901-м - 1000, которых обслуживало 18 телефонных «барышень». Их рабочий день составлял 12 часов при зарплате 25-30 рублей. В 1910 году абонентов было 1800 при 45 «барышнях», двух механиках, четырех монтёрах и... четырёх надсмотрщиках. Чистый годовой доход «Зигеля» составлял 120 тысяч рублей (следует напомнить, что тогдашние рубли были обеспечены золотом и котировались «тяжелее» доллара вчетверо!)

В 1910 году, когда срок концессии у «Зигеля» кончился, Дума поспешила выкупить телефонную станцию и разместила её у себя в «новопостроенном Доме городской управы» (недавний обком КПСС). В руках иностранных концессионеров был также так называемый «электрический рельсовый вагон», или попросту трамвай. Но об этом уже было сказано выше.

ВАСИЛИЙ ВАРЕНИК «РОСТОВЪ И РОСТОВЦЫ»
.