rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Еврейский погром

ЕВРЕЙСКИЙ ПОГРОМ

Немногим известно, что осенью 1905 года в Ростове действительно был погром. Сведения о нём можно почерпнуть в основном в трудах нашего земляка, писателя и краеведа В.С. Сидорова, и в дореволюционных газетах.

Пик еврейских погромов в российской истории (358 за один месяц!) приходится на октябрь 1905 года. Ростовский погром, во время которого погибло, по неточным данным, около 300 человек- по неофициальным данным (по официальным же, как сообщали, погибло «всего» 60 человек) - третий по количеству жертв после одесского и кишинёвского, где счёт убитых вёлся на тысячи.

Почти треть людей, чья жизнь была оборвана во время погрома в Ростове, не были семитами. Еврейских магазинов не хватало на всех желающих поживиться. Поэтому часто грабили и соседние, принадлежащие русским, армянам, грекам и др. Пострадали также немцы и поляки, которых ошибочно, из-за сходства фамилий, приняли за иудеев. Кроме того, гибли и погромщики, поскольку евреи были вооружены револьверами и нередко пытались отстреливаться в своих магазинах. На Московской улице (в районе нынешнего Газетного), как утверждает тот же В.С. Сидоров, отряд «еврейской самозащиты» успел соорудить баррикаду, которая, впрочем, продержалась только четверть часа и пала под натиском десятитысячной толпы нападавших.

За три дня (18-20 октября по старому стилю) были разгромлены, разграблены и сожжены все еврейские и смежные с ними нееврейские магазины, лавки, дома и квартиры на Садовой, на Таганрогском (Будённовском), Большом (Ворошиловском), Богатяновском (Кировском), Соборном, на Старопочтовой (Станиславского) и т.д. Разгромлен был весь Новый базар (нынешняя площадь Советов) и были сожжены торговые ряды на Старом базаре и вокруг него. Выгорели почти вся центральная часть города и районы, прилегающие к набережной. Все три дня царило полное безвластие и бушевали грандиозные пожары, которые грозили охватить весь город. Зарево над Ростовом было видно за 30 вёрст.

245Начало погрома было инспирировано тайной полицией и жандармерией не без ведома ростовского градоначальника Коцебу фон Пилара и полицмейстера полковника Прокоповича. После этого толчка события развивались уже стихийно и быстро вышли из-под всякого контроля, поскольку силы правопорядка в тогдашнем 120-тысячном Ростове были ничтожны (50 солдат, 57 полицейских, 20 жандармов, 100 казаков местной команды).

В новейшей историографии принято считать, что в целом по стране инициатива тайного поощрения погромов исходила от части столичной «правой оппозиции» - высокопоставленных противников курса реформ, премьер-министра Витте и трансформации феодально-самодержавного абсолютизма в конституционную монархию. Они надеялись скомпрометировать идею политических свобод и добиться отмены царского Манифеста о даровании этих свобод от 17 октября 1905 года. Не случайно погромы были инспирированы на следующий же день после обнародования Манифеста (смотрите, дескать, до чего демократия довела!).

«Движущими силами» погрома были члены Союза русского народа и переодетые работники тайной полиции, весь городской люмпен-пролетариат (преимущественно в лице портовых грузчиков). На второй день втянулись и массы мещан с окраин, и население сел и слобод Батайска и Койсуга. Количество всех прямых участников погрома колебалось от 15 до 25 тысяч человек. Тогда же были устроены стихийные торги, где награбленное имущество распродавалось за бесценок.

Роль казаков свелась к охране Госбанка и тюрьмы. В город были посланы регулярные конные казачьи разъезды, но они, как сообщает В.С. Сидоров, «тонули в разливе погрома». Подкрепления, прибывшие из Новочеркасска, образовали линию пикетов на мостах и между Ростовом и Нахичеванью, в результате чего беспорядки не перекинулись на соседнюю Нахичевань.

Погром затих на четвёртый день сам собой, поскольку участники его устали, всё было разграблено и центр города сгорел, а территория, где временно воцарилась анархия, была локализирована.

ВАСИЛИЙ ВАРЕНИК «РОСТОВЪ И РОСТОВЦЫ»
.