rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Не покорившиеся

Не покорившиеся

С лета 1918 г. по всему югу страны заполыхали кулацкие мятежи. К восставшим примкнули середняки, испугавшиеся уравнительного передела земель. В казачьих областях утвердилась власть войсковых правительств во главе с атаманами. Все они получали финансовую, военную и техническую помощь сначала главным образом от Германии и Турции, а после их поражения и окончания первой мировой войны в ноябре 1918 г. — от империалистов Антанты. С лета 1918 г. донским атаманом стал Краснов.

На Дону и Северном Кавказе установился свирепый белогвардейский режим, при котором рабочий класс был поставлен вне закона. Для того чтобы белогвардейцы бросили я тюрьму без суда и следствия, достаточно было иметь женщинам короткую прическу, как неопровержимый признак «комиссарства».

В Ростове, как и на всей оккупированной территории, белогвардейцы ликвидировали социальные и экономические преобразования, осуществленные Советской властью, восстановили господство буржуазии и помещиков, промышленность довели до полного расстройства. Только в Ростове безработных насчитывалось 30 тыс. человек. Повсюду царили голод, произвол, грабежи, насилия, расстрелы.

Белогвардейский режим в Ростове существовал 20 долгих месяцев. Но и в этот, один из самых трудных в истории города, период пролетариат, трудящиеся не склонили головы и не стали на колени.

Борьбой руководили большевики. По предположению белогвардейской контрразведки, в городе их насчитывалось в июне 1918 г. около восьмисот. Большую и всестороннюю помощь на протяжении всего периода подпольной деятельности в условиях белогвардейского режима большевикам оказывал ЦК РКП (б). Он координировал их работу, в помощь направлял своих представителей, снабжал средствами.

Нелегальные большевистские организации появились на предприятиях Ростова буквально в первые же дни оккупации. Особенно большую работу по их созданию проделали Г.А. Мурлычев, под руководством которого при Советской власти был национализирован завод Лели, Н.А. Дунаев, Е.В. Романов, Г.Я. и Н.Я. Спирины и другие.

В октябре 1818 г. по указанию Донбюро, созданного решением ЦК РКП(б), в Курске был образован Ростово-Нахичеванский подпольный комитет большевиков. Под руководством Г.А. Мурлычева он создал районные организации, новые заводские ячейки, помог организовать подполье во многих городах области, установил связи с Донбюро, с большевистскими нелегальными организациями в Баку, Екатеринодаре, Новороссийске.

Рабочие шли за большевиками, чутко реагировали на их призывы, активно участвовали в забастовках, в нелегальной работе. В октябре 1818 г. они развернули подготовку к встрече первой годовщины Октября. На Владикавказской железной дороге вспыхнула стачка. Военнопленные в Ростовском концентрационном лагере провели митинг. По сообщению газеты «Беднота», в ноябре 1918 г. в Ростове состоялись тайные рабочие собрания, участники которых приветствовали только что свершившуюся германскую революцию и решили поддерживать Советскую власть. Тогда же проходивший в Ростове съезд профсоюзов Дона, Кубани и Крыма указал на необходимость проведения политических стачек с целью свержения белогвардейской диктатуры.

Большевики проводили огромную разъяснительную работу среди населения и войск противника, налаживали подпольную типографию, выпускали газету «Донская беднота», листовки и воззвания. В своих выступлениях они разоблачали белогвардейский режим, показывали неизбежность его краха, вдохновляли трудящихся на борьбу, рассказывали им о Советской Республике. Одновременно организовывали саботаж, забастовки и подрывали изнутри вражеский тыл. Это был значительный вклад в разгром белогвардейцев, которые действовали сообща с международным империализмом. Краснов, например, требовал прямо от своих подчиненных: «Примите меры к уничтожению в корне большевистской пропаганды в Росшее, не препятствуйте германцам в ликвидации вооруженных большевиков, но... пошлите и свои отряды…». «Было бы крайне желательным, чтобы немедленными совместными действиями, — добавлял один из его помощников, —германских и наших властей были приняты к полному искоренению большевизма в Ростове».

В ночь на 25 ноября 1918 Г. был схвачен Г.А. Мурлычев. Тогда же ищейкам удалось выследить типографию. Белогвардейцы нанесли сильный удар по большевикам, но истребить их не могли. Ростово-Нахичеванский комитет возглавил А.Б. Васильев-Шмидт. В декабре по улице Донской, 52, в подвале под квартирой Спириных, заработала новая подпольная типография. Здесь и вышел первый номер «Донской бедноты». И вновь по всему городу, на предприятиях распространялись большевистские газеты и листовки.

Провалы в большевистском подполье случались еще не раз. 20 и 21 мая, по доносу' провокатора, белогвардейские сатрапы вновь разгромили типографию, схватили группу руководителей и активистов подполья, всего около 60 человек. В тюрьме погибли Э. Борко, П. Гусенко, Н. Каялов, П. Серый, А. Чемоданов.

Военно-полевой суд приговорил к расстрелу А. Аболина, Г. Спирина, М. Гунько, Я. Рыбкина, А. Муравича. Но затем подпольщикам удалось подкупить судей, которые смягчили приговор и заменили казнь на пожизненную каторгу.

Большевистское подполье было неистребимо. На место погибших коммунистов, являвшихся плотью от плоти народа, приходили другие борцы за народное дело. И работа продолжалась непрерывно. В феврале 1919 г. в Ростове состоялась конференция, на которой присутствовали представители подпольных большевистских организаций Дона, Екатеринодара и Новороссийска.

12 июля 1919 г. состоялось областное партийное совещание, обсудившее решения июльского Пленума ЦК РКП (б) по организации борьбы с Деникиным. Призыв партии «Все на борьбу с Деникиным!» стал главнейшей задачей подполья.

В Ростове была оборудована новая типография, начала выходить газета «Пролетарий». Летом большевики выпустили 25 тыс. экземпляров воззваний и листовок, 6-тысячный тираж газеты. К осени в Ростове действовали уже три районных комитета партии: Городской, Нахичеванский и Темерницкий. Партийные ячейки существовали на заводах Лели, «Аксае», Савина, Шаевича и Вару, «Мыловар», Асмолова, «Дукат», в Главных мастерских Владикавказской железной дороги, порту, студии Метнера, трамвайном депо, Донской флотилии, студенческом батальоне, пулеметной команде Чернецовского партизанского отряда, пожарной части, на злектростанции Смирнова, почте и телеграфе и других предприятиях и учреждениях. В сентябре 1919 г. ЦК партии реорганизовал Донбюро в Донской комитет РКП(б) (Донком).

Новая волна забастовок прокатилась по предприятиям города летом 1919 г. По данным начальника Ростовской контрразведки белых, 8 июля собрание рабочих типографий решило объявить забастовку и отчислило для этого в ее фонд однодневный заработок; в тот же день состоялась забастовка на мебельно-строительной фабрике акционерного общества «В. Барбуль»; 11 июля принял решение бастовать союз речников; к этому же решению тогда пришли союзы железнодорожников Владикавказской железной дороги, металлистов завода «Аксай». В июле—августе бастовали рабочие чугунолитейного завода «Лели и К», гвоздильно-проволочного завода Панина, табачной фабрики Асмолова, мельниц Рысса и Гурвича.

Осенью 1919 г. стачечная борьба приобрела массовый политический характер. Рабочие требовали ликвидации деникинского режима, зверской эксплуатации и низкой оплаты труда. Прекратилось железнодорожное и воднoe сообщение. Остановились мельницы Парамонова, фабрики и заводы. Продвижение грузов обеспечивалось только с помощью солдат. Деникинцы провели в Ростове массовые аресты, бросили в застенки свыше 700 человек, из ник 300 железнодорожников, 5 октября объявили город на военном положении.

Такой был ответ ростовского пролетариата на призыв большевистской партии. Эго был его весомый вклад в подрыв деникинского тыла. В конце 1919 г. белогвардейские полчища, рвавшиеся в Москву, потерпели поражение. Красная Армия перешла в победоносное наступление.

Донком писал тогда Ростово-Нахичеванскому комитету: «Очередной задачей парторганизации Дона является поддержка наступления Красной Армии путем активных выступлений в тылу, пропаганды и разложения войск противника», «саботажа на железной дороге, подрыва путей...»

Сотни рабочих вступили в боевые дружины. Их формирование, развернувшееся в городе еще в конце 1918 г., приобрело теперь массовый характер. Они приводили в негодность телефонную и радиосвязь, вывели из строя водокачку, в ряде пунктов взорвали железнодорожные мосты, разбирали железнодорожное полотно, нападали на военные склады, на отдельные воинские части, брали под свою охрану предприятия и другие ценные объекты, которые пытались грабить отступавшие деникинцы. На Темернике была создана рабочая милиция.

Большую помощь оказали ростовские большевики партизанам Черноморья. Они снабжали их литературой, газетами, листовками, посылали им деньги, своих людей в качестве командиров и политработников. На заключительном этапе борьбы с деникинщиной координировали их действия.

Широкая пропагандистская работа проводилась большевиками-подпольщиками среди белогвардейских войск. В воззваниях они призывали казаков прекратить братоубийственную войну, переходить на сторону Красной Армии. И очень многие из одурманенных покидали белогвардейский стан. В прошлом (1918. — Ред.) году, говорил тогда М.И. Калинин, у нас было мало казаков, «а теперь у пас самые лучшие кавалеристы—- (казаки. перешедшие от Деникина, и теперь мы уже деникинских казаков бьем советскими казаками».

С конца 1919 г. части Красной Армии развернули наступление на Ростов. На подступах к нему белые возвели сильные укрепления, надеясь удержать город в своих руках и добиться перелома в ходе боев.

6 января 1920 г. части 1-й Конной и 8-й армий развернули наступление на Ростов.

7 января 1920 г. Ростово-Нахичеванский комитет большевиков создал подпольный ВРК под руководством А. Е. Васильева-Шмидта. ВРК возглавил боевую деятельность дружин и охрану города.

Белогвардейцы, оказавшись под ударами не только с фронта, но и с тыла, не выдержали натиска частей Красной Армии.

Утром 8 января 6-я кавалерийская дивизия под командованием С.К. Тимошенко и 33-я стрелковая дивизия во главе с М.К. Левандовским вступили во встречный бой с вражеской конницей. Тем временем 4-я кавалерийская дивизия, которой командовал О.И. Городовиков, наступая вдоль дороги Аграфеновка—Нахичевань, неожиданно зашла в тыл врага и расстроила его правый фланг, чем предрешила исход боя.

Вечером 8 января части 1-й Конной армии ворвались в Нахичевань (4-я кавдивизия) и в Ростов (6-я), вслед за ними — другие части. Противник, бросив главную силу и технику, отступил на левый берег Дона. Большую помощь советским бойцам оказали дружинники.

В боях за Ростов советские войска взяли в плен более 10 тыс. солдат и офицеров, захватили 9 танков, 30 орудий, много пулеметов и винтовок.

Трудящиеся Ростова с помощью Красной Армии обрели свободу.

Ведущей силой в трудной борьбе за социализм был пролетариат, выступавший в союзе с беднейшими, зксплуатируемыми слоями населения.

В острой классовой борьбе трудящиеся города, как и всей России, убедились в том, что единственной выразительницей их интересов является большевистская партия и, говоря словами В.И. Ленина, «в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть — власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда»

В истории города начался период социалистического строительства.

Ростов-на-Дону. Исторические очерки
.