rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги

Подвиги Сиверса

Подвиги Сиверса

Есть в Ростове улица Сиверса.

Этот Сиверс был молодым безусым прапорщикам, которого товарищ Троцкий (Бронштейн) в начале 1918 года поставил командовать многомесячными солдатскими массами, направленными на захват контрреволюционного Ростова. После того, как город покинули последние белогвардейцы генерала Корнилова, он был первым красным комендантом Ростова - хозяином жизни и смерти двухсот тысяч ростовчан.

Рудольф Фердинандович Сиверс (из русских немцев) представитель породы «красных Бонапартов». Среди большевиков было великое множество заносчивых молодых авантюристов, воображавших себя Наполеонами в начале карьеры. Самым известным из таких «наполеончиков» был надменный красавчик М.Н. Тухачевский, который прославился газовыми атаками против крестьян восставшей Тамбовщины.

295В карьере Сиверса был момент, когда он успел побыть редактором газеты «Окопная правда», выпускавшейся на германские рейхсмарки. Публикуемые в ней материалы были направлены на развал русского фронта ещё до октябрьского переворота. Так что выходит, «русский немец» Рудольф Сиверс успел и германскому кайзеру Вильгельму послужить. Голос крови?

Как известно, коммунисты боролись с религией. Например, вешали православных батюшек... Не случайно первой жертвой Сиверса при вступлении в Ростов (точнее, в станицу Гниловскую) стал протоиерей Алексей Часовников, которого повесили на воротах его же храма Преполовения. Мало того, что повесили, да ещё и запретили хоронить до апреля.

Роду Часовниковых вообще не везло. В нём за 70 лет советский власти было уничтожено до 40 человек, не только мужчин, но и женщин. Один из немногих последних его представителей, небезызвестный Пётр Молодидов, в наши дни досиживает длительный срок на Батайской зоне. Я даже в тюрьму к этому несчастному на свидание приходил послушать рассказы о Гражданской войне, передаваемые в их семье от поколения к поколению.

Кстати, настоятелю Преполовенской церкви ещё повезло: его просто повесили! Ведь почти в эти же дни на соседней Кубани в станице Незамаевской под святую заутреню отцу Иоанну Пригоровскому выкололи глаза, отрезали язык и уши. За станицей, связавши, живого закопали в навозной куче. А в г. Юрьев в феврале топорами изрубили сразу 17 священников и епископов...

И в то же время архиепископу Пермскому Андронику большевики вырезали щеки, выкалывая по одному глаза, отрезая уши и нос. Потом в таком изувеченное виде долго водили по городу и в конце концов ещё живою бросили в реку. В Херсонской губернии священника распяли на кресте. В Харькове священника Димитрия Дамаскина вывели на кладбище, раздели донага. Когда он стал осенять себя крестным знамением, ему оттрубили правую руку. Тобольского епископа Гермогена живым привязали к колесу парохода и измочалили до неузнаваемости. Епископа Курского Никодима насмерть забили железными прутьями, а тело выбросили на помойку. Архиепископа Тверского Фаддея утопили в яме с нечистотами. В 1997 году Архиерейский Собор Русской Православной церкви причислил священномученика Фаддея к лику святых.

В книге П.С. Полякова воспроизведён рассказ казака-фронтовика о зверствах большевиков над священниками: «Распороли они (революционные солдаты) попу живот, кишку разрезали, гвоздём ее к телеграфному столбу прибили и зачали яво круг того столба гонять, кишки ему выматывать…»

После расправы над проиетереем Часовниковым Сиверс приказал убить всех оставшихся в Ростове офицеров. И неважно, что те офицеры заявляли, что не хотели участвовать в Гражданской войне ни на чьей стороне. Уверения этих пацифистов в благородном «нежелании проливать братскую кровь» не производили ни малейшего впечатления на подручных Сиверса.

Потом стали расстреливать членов семей тех, чьи сыновья или мужья ушли в «Ледяной поход». Детей из этих семей убивали тоже. Дело в том, что большевики к тому времени выпустили декрет о том, что «административному расстрелу» официально могут подлежать лица, начиная с 14 лет. Но на практике убивали и 12 и 10-летних. Так, на Пушкинской подчинённые Сиверса убыли двух детей за ношение кадетской формы. Их трупики долго лежали на морозе.

Не оставили без внимания и станицу Гниловскую. Из Ростова сюда регулярно заявлялись чекисты и расстреливали по спискам всех бывших унтер-офицеров и офицеров. Даже если у казака была лычка простого урядника или приказного (сержанта или ефрейтора), он уже за одно это мог быть расстрелян. Причем списки эти составлялись не пресловутыми иудеями-«масонами», а местным казаком-большевиком Богачевым, председателем станичного ревкома.

Убивали и стариков.

Самая известная расправа - казнь в Таганроге отставного генерала П.К. Раненкампфа. Большевики предложили ему послужить в Красной Армии, ссылаясь на то, что много бывших царских офицеров на это согласились. Когда генерал отказался, его вывели на снег и штыками выкололи глаза и только после этого расстреляли.

Кстати, солдаты правду говорили насчёт того, что многие офицеры пошли в Красную Армию под именем «военспецов». А как не пойти, если в заложники брали их семьи!..

Если офицер уже на фронте переходил к белым, то его семья автоматически шла под расстрел. Но если «военспец» и не убегал, но служил спустя рукава, и дела на фронте шли плохо, то членов его семьи все равно могли расстрелять.

Граждане Ростова! Когда будете проходить или проезжать по улице Сиверса, вспомните повешенною священника, старика с выколотыми глазами и детские трупики на Пушкинской!..

В. Вареник
Ростов и ростовцы. После 17-го года
.