rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

Буденновский погром

Буденновский погром

     354Это то, чем закончился ещё один, последний год свободы для Ростова.

     Если Ростов освобождали от красных в пасхальную ночь 1918 года, тo теперь «освобождали» от белых в рождественскую ночь 1920 года. В домах светились огни ёлочек, строго запрещённых в Совдепии. И вот по праздничным улицам понеслась лавина красных конников, а за ними пешие полчища красных китайцев и латышей. Эти китайцы запомнились горожанам тем, что познакомили ростовчан с утончённым искусством восточных пыток, которое они проявили в лазарете на Таганрогском проспекте (ныне Будённовском).

     Слышали выражение «выматывать кишки»? Эго как раз оттуда, из Гражданской войны. Смысл этого выражения буквальный. Дело в том, что жёлтые «интернационалисты» аккуратно разрезали жертвам животы и не спеша тянули кишки из человека на всю их длину метров на 12. Если растянуть, получалось все 20 метров. Кишки протягивали через комнаты, называя что «игрой в телефон», подразумевая телефонный кабель. (Впрочем, справедливости ради следует заметить, что калмыки из белогвардейских карательных отрядов переняли этот «телефон» у красных китайцев и тоже «играли» в него). Потом кишки дёргали и приговаривали: «ало-ало, китайса камуниста говолит...» В ответ, через две комнаты доносился страшный вопль пытаемою... «не слысу, говолите...» и опять—дёрг за кишки. Вот так они и развлекались.

     Впрочем, простые русские красноармейцы были более гуманны. Они приканчивали пленных или раненых белогвардейцев сразу, не тратя патронов и времени, а просто выбрасывая раненых из постелей на мостовую с верхних этажей лазарета на Таганрогском. Все знают помпезное здание напротив штаба СКВО (того самого бывшего «Палас-Отеля» и «Замка Чеки»). Именно из него доблестные красноармейцы выбрасывали раненых на мостовую в 1920 году. Комиссары оправдывали это «революционной целесообразностью», поскольку было необходимо быстро очистить места для своих раненых (впрочем, часто так же точно поступали и белые. Вообще в той войне было не принято сохранять жизнь раненым противника).

     Ворвавшись в лазарет, красные убивали не только ранены, но и врачей. Но не всех, а только тех, кто заступался за раненых белогвардейцев. В детстве на меня произвели большое впечатление рассказы старожилов о враче этого лазарета (по другой версии - главвраче), которого красные повесили на дереве прямо на Пушкинской у ворот собственного дома. Дом этот снесли, но дерево очень долго сохранялось. Его спилили только пять лет назад. Вообще красные во время того погрома устроили на Пушкинской целую галерею повешенных. Десятки трупов качались на фонарях и на деревьях. Старожилы отмечали, что если гражданских обывателей вешали полуголыми, снимая с них всё. что можно, то офицеров вешали в полной форме, с орденами и погонами, снимая только caпоги. Все девять дней ростовского noгрома отличались дикостью, полной бесконтрольностью со стороны красною командования, разгулом пьянства и бессистемного грабежа. Есть много свидетельств, как официальных, так и неофициальных о том, что назначенный комендантом красного Ростова товарищ А. Я. Пархоменко НИЧЕГО не мог сделан., чтобы остановить грандиозный погром. И тогда с горя, по примеру своих подчинённых, доблестный командир впал в длительный запой. Он все девять дней погрома не выходил из «Палас-Отеля». ставшего вновь штабом революции.

     Убийств и казней было очень много, и часто они были лишены логики. Могли убить человека на пороге квартиры только за то, что он, волнуясь, напутал слова. «Господа, то есть товарищи...». Это «то есть», могло стоить штыка в живот. Это были страшные дни и ночи, наполненные выстрелами, пожарами и криками пытаемых мужчин и насилуемых женщин...

     А так как красное воинство, возглавляемое С. М. Будённым, ворвалось в Ростов преимущественно по проспекту; называемому ныне «Будённовским». то невольно выходит, что увековечили память товарища Будённого именно за этот самый погром 1920 года. Лично я бы предложил проспект Буденновский не переименовывать, а только добавить слово «погром». Получилось бы проспект «Будённовского погрома», или попросту «Погромный»!

В. Вареник
Ростов и ростовцы. После 17-го года

 

.