rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Стихотворение о Ростове

«Из мемориала на Змиевке торчит арматура!"

34Супруги Евгения и Борис Лапко - авторы многих известных городских памятников. В частности, их умам и рукам принадлежат Змиевский и Кумженский мемориалы, возведенные ко Дню Победы в 1975 и 1983 годах соответственно.

- Сколько тогда нервов было потрачено, все ж бегом-бегом делалось, работали по 12 часов в день, - вспоминает Евгения Федоровна. - А получили за это копейки. Тогда, в 70-х скульпторы не на мемориалах зарабатывали, а на «тиражках». Таких, как Ленин, к примеру. Вот Ильич и был нашим хлебом! Изготовишь фигуру, отправишь в Москву на утверждение, его потом отольют в бронзе и по всему Союзу растиражируют. А памятники... Они больше для общего дела, для истории.

Ольга КУБЫШЕВА. Фото Светланы ДРУЖИНИНОЙ и Елены ЛИТВИНЧУК.

 

 

 

  

«У солдата уперли автомат»

35Работу над Кумженским мемориалом начали осенью 1982 года.

- Этот памятник получился лучше, - делится своими впечатлениями Лапко. - Он - местечковый, не такой, как на Театральной площади. А посвящен тоже освобождению Ростова. В том месте, где он стоит, соединяется Дон с Донцом. В проекте была предусмотрена площадка для пионеров, но так ее и не сделали.

Мы долго думали с мужем, как изобразить бой и обозначить удар армии. Вот и придумали эту стрелку. По плану с тыла памятника должно было расположиться захоронение. Его позже перенесли, а там только мемориальные плиты с фамилиями погибших оставили.

Когда мы подходили к своему рабочему месту, лед на Дону тонкий и прозрачный был, я идти боялась. Как тут солдаты проходили? Подождала, когда мужики наши пройдут, и тогда пошла, чтоб не рисковать. Сам памятник - группа солдат и девушка. Ее звали Саша Нозадзе, с ней была связана целая легенда: дескать, фашисты в нее стреляли, а она не умирает и поднимается снова и снова. Поэтому немцы от нее в ужасе шарахались. Раньше на каждое 9 мая сюда приезжала ее родня из Сухуми. Здесь еще домик-музей Саши был, но потом его перенесли.

Кстати, стрелка получилась не такой, как мы с мужем планировали. Она должна была быть сильнее в изгибе. Наверное, неправильно получилось из-за того, что делали ее лежа, по чертежам. На острие был предусмотрено освещение. Какое-то время оно действительно существовало, а сейчас электричество, наверное, жалеют.

Делали монумент зимой в складах на улице Мадояна, там сейчас база оптовая. Было холодно, как в морозилке. Кстати, через забор там яблочки хранили, вот мы за ними лазили и лакомились. В апреле мы должны были его уже везти на место. А фигура же здоровая. Как везти? Изготовили платформу из бревен - идею с ней мой старший сын подсказал - и повезли. Нам даже дорогу на Малиновского освободили. Каркаса в памятнике еще не было. Фигуры людей болтались, как живые.

По правилам, гипсовые фигуры надо было медью обколотить. А мой помощник нарезал медь квадратиками, и у несчастного солдата штаны как у Арлекина получились. Долго я возмущалась, а потом перестала. Мемориал мы сдали вовремя, правда, по размерам он больше получился. За это получили нагоняй от начальства: «Столько материала перебрали!» Но маленькие памятники не так величественно смотрятся, не правда ли?

Кстати, года три назад у солдата со скульптуры уперли пулемет.

Меня, как автора, позвали помогать реставраторам. Долго я не могла объяснить им, каким он должен быть, а на фотографиях его было плохо видно. Вспомнила, что рабочая модель есть в спортивном интернате № 10. Теперь на памятнике все как надо.

«Рука женщины не влезла в цех»

36- Как сейчас помню: пришел нам заказ сделать памятник замученным евреям, - рассказывает Лапко. - Тогда, в декабре 1974 года, долго тянули с утверждением рабочей модели, но все-таки приняли. Наконец, нам выдали помещение - цех на ГПЗ-10. В нем такой гул стоял, сквозняки... Приходишь домой, все тело болит, голова трещит. До 20 апреля мы там и выполняли основные работы.

Фигуру сделали высотой в 14 метров, но рука женщины в цех не влезла. Ее, горемычную, уже на месте доделывали. Да и с размерами конечности мы ошиблись, наспех же делали, вот и получилась она больше обычного. Если присмотреться, у нее из пальцев еще и арматура торчит. Эта женщина изображает Родину, - продолжает Лапко. - Ее придумала я, она как бы говорит: «Стой, не стреляй!» Расскажу вам один секрет: внутри нее лаз есть, технический. Девочку, которую она прижимает к себе, мы тоже не успели доделать. По замыслу хотели ей платьице прорисовать, ножки просветить где-то. А опять же из-за нехватки времени получилась она как обрубок.

У еврейской женщины, которая лежит у другого бока солдата, была обнажена нога. Я ей пальчики прорисовала - столько трудов! Но сказали, что так не положено и заделали оголенную конечность досками. На поляне стоял мини-заводик, и мы все куски фигур заливали цементом. Даже сейчас видно, что работа грубая.

Кстати, при строительстве мемориала пострадал один рабочий. Оказывается, он боялся высоты, однако залез на высоченные козлы и оттуда упал вниз головой. Ничего - выжил. Потом рассказывал: «Полез, потому что все так работают. А наверху голова закружилась»...

Людей тогда на установку мемориала много нам дали - все рабочие Железнодорожного района на площадку вышли! По плану в яме перед мемориалом должны были посадить красные цветы и зажечь Вечный огонь. Его-то поначалу зажигали, а теперь он погас. Видимо, навсегда...

7 апреля 2005г., КП.
.