rerererererererere

Ростов - город
Ростов -  Дон !

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки
Поиск - Теги
Russian Arabic Armenian Azerbaijani Basque Belarusian Bulgarian Catalan Chinese (Simplified) Chinese (Traditional) Croatian Czech Danish Dutch English Estonian Finnish French Galician Georgian German Greek Haitian Creole Hebrew Hindi Hungarian Icelandic Italian Japanese Korean Latvian Lithuanian Macedonian Malay Maltese Norwegian Persian Polish Portuguese Romanian Serbian Slovak Slovenian Spanish Swahili Swedish Thai Turkish Ukrainian Urdu Vietnamese Welsh Yiddish
Яндекс.Метрика

Смиренное кладбище

Смиренное кладбище

   30Пусть не удивляется читатель публикации на такую печальную тему в тот момент, когда только что отзвенела череда весёлых праздников. Повод вспомнить о тех, кто нам самим дал жизнь и кого с нами, увы, уже нет, найдётся всегда. Беспамятство — один из самых непростительных грехов, с этим согласны и истинно верующие, и даже атеисты. Неслучайно во всём мире о цивилизованности народов принято судить по их отношению к умершим и местам их упокоения.

   В Ростове, как и в любом большом городе бывшего Союза, хватает сооружений, построенных в буквальном смысле на человеческих костях. Достаточно назвать известную гостиницу на Будённовском или Дворец спорта. Впрочем, не будем уподобляться политическим конъюнктурщикам, использующим любой повод, чтобы лягнуть «безбожную» советскую власть. Что изменилось сегодня, когда и президент, и губернаторы с мэрами охотно позируют перед телекамерами в церковных интерьерах со свечками в руках, стали ли мы сами чище и мудрее?

Дистрофия памяти

    Классический пример, доказывающий обратное, встречаешь в пригородном селении Займо-Обрыв на оживлённой дороге, ведущей из Ростова в курортные местечки азовского побережья и к будущему всероссийскому игорному центру Порт-Катону. Недавно восстановленный дореволюционной постройки храм, в котором снова идут службы, а между ним и дорогой — заброшенное кладбище-пастбище с бродящими между могильными памятниками и оградками коровами. Всякий раз, проезжая мимо, ждёшь, не додумался ли ещё кто приспособить эту землю под огород, на котором будут вызревать на редкость сочные помидоры.

  Ладно, этому сельскому народу, не удержусь-таки от исторической параллели, до сих пор, верно, икается коллективизация. Когда крестьянина лишали не только земли, но и веками складывавшегося жизненного уклада, души, сбрасывая с куполов кресты и открывая в разжалованных храмах (в лучшем случае) «Дома культуры». Но насколько далеко ушли от вчерашних колхозников жители мегаполиса, претендующего на роль не только административного, но и культурного, духовного центра ЮФО, хранителя и продолжателя традиций южного оплота русской земли?

   Около года назад в «РО» вышла публикация с «говорящим» заголовком — «Истории у нас нет?» Речь шла об отсутствии в Ростове городского музея, какими давно уже успела обзавестись периферия. У нас же — тяжёлая дистрофия памяти и демонстративное равнодушие к собственным истокам, что подтвердила и нулевая реакция на публикацию со стороны властей и общественности.

    Да что там говорить об уважении к традициям и делам давно ушедших дней, если горожанам недосуг помнить о собственных родных и близких.

Забытые могилы

    С 1998 года на основании постановления мэра в городе проводится перерегистрация мест захоронения на старых кладбищах. Вдумайтесь в следующие цифры: за это время на Братском кладбище перерегистрировано 2300 могил, на Пролетарском (Армянском) — 1100, что составляет всего 8-9% от общего количества захоронений. То есть за 90% могил никто не ухаживает, словно над всем городом прошла какая-то чума.

   Всего в городе функционирует 9 кладбищ — крупнейшее в Европе Северное площадью 397 гектаров, те же Братское — 22,14 гектара и Пролетарское (Армянское) — 9,63 гектара, Еврейское (2,62), Магометанское (2,00), Нижне-Гниловское (15,24), Верхне-Гниловское (4,45), Александровское (2,99) и Левенцовское (1,22 гектара). И на каждом из них, за исключением Северного, за большинством могил не осуществляется никакого ухода.

     В прежние времена проблему забытых кладбищ решили бы самым простым и радикальным способом, закрыв их и устроив на этом месте парки или строительные площадки. Сейчас, слава богу, пошли другим путём.

   Закрытые кладбища, считают городские власти, — абсолютно неправильный термин. Граждане имеют право ухаживать за местами захоронений своих родных и близких сколько угодно долго, граждане имеют право использовать эти места для последующих (семейных) захоронений.

    Вот только желающих воспользоваться этим правом не так уж много, и на богоугодное дело решено привлечь бюджетные и небюджетные инвестиции. В последних числах минувшего года на рассмотрение Думы поступила городская целевая программа благоустройства и реконструкции Братского и Пролетарского (Армянского) кладбищ. В частности, запланирована очистка более 20 гектаров их территории от деревьев и кустарников, а также (а куда деваться?) от ветхих и разрушившихся надмогильных сооружений на местах захоронений, где утрачены какие-либо сведения о погребённых. Так что если кто-то вдруг всё-таки вспомнит о забытых могилах близких, то ему следует поторопиться.

    Возникает, правда, вопрос: хватит ли выделенных средств, чтобы поддерживать территорию кладбищ в порядке, тем более, их в городе не два и не три, а девять? И почему всё-таки эта забота должна ложиться на плечи третьих лиц? Одно дело — строительство, наряду с автомобильными дорогами, межквартальных тротуарных дорожек, которое, согласно программе, профинансирует МУП специализированных коммунальных услуг. Но чтобы убрать с могил мусор, обрезать ветви разросшегося кустарника, какая ещё нужна помощь? Наивный вопрос, если вспомнить, как выглядят городские кладбища после их массового посещения в ходе так называемой Поминальной недели — горы водочных и пивных бутылок, рваных пакетов с остатками закуски... Какое там поминовение — просто следование моде на религиозный календарь, выливающееся нередко в пьяные пикники.

    СМИ, как правило, избегают освещения этой проблемы, оживляясь лишь когда случаются «дурнопахнущие» ЧП — то подвыпившая молодёжь разгромит на «смиренном кладбище» несколько десятков памятников, то устроят свой шабаш таинственные «сатанисты». Хотя первопричина этих клинических случаев — не происки забугорных сект, а наше собственное равнодушие. Чего стоит одно только решение в целях экономии газа регулярно гасить Вечный огонь на некрополе жертв минувшей войны. Могут возразить, дескать, это не наша инициатива, так же с переходом к рынку поступили по всей стране. Но ведь должен же кто-то первый одуматься, перестать рубить память и собственное достоинство на пятаки...

Колумбарий — это не по-нашему?

     А, в общем, тема эта бесконечна, чтобы её можно было уложить в рамки одной газетной статьи. И мы надеемся с вашей, читатели, помощью, продолжить этот разговор. Как ни печален его предмет, он касается либо коснётся рано или поздно каждого из нас. Ежегодно в Ростове уходят из жизни около 14000 человек, десятки тысяч горожан принимают участие в похоронах.

    Одной из целей вышеназванной программы является повышение ответственности граждан за состояние мест погребения их родственников. Чтобы это благое намерение исполнилось, неплохо бы вдобавок наладить по гигантскому Северному кладбищу регулярное движение пассажирского транспорта и реализовать в полном объёме идею семейных захоронений. Сегодня люди, пришедшие подправить могилки, вынуждены с инструментом в руках совершать пешие переходы из первого в какой-нибудь сто первый квартал и ещё дальше. У молодых на это действительно не хватает времени, у стариков — сил. Программа предусматривает резервирование земельных участков для создания родственных (до 6 мест) захоронений.

    Менее популярной, но, видимо, всё-таки необходимой мерой станет развитие кремации, которая на Западе применяется в 80-90% случаев. Урны с прахом умерших будут помещаться в специально сооружённые колумбарные стены. При этом ниши в стенах будут также рассчитаны на семейные захоронения (5-6 урн).

    Возможно, кого-то это покоробит: дескать, не по-нашему это, не по-православному. Но уж лучше европейский колумбарий, чем ряды заросших сорняками могил в ржавых покосившихся оградках, каких хватает и на самом «благополучном» Северном кладбище.

 «Ростов официальный», № 3 (686) от 16.01.2008   

 

.